Директива Гитлера №33

Директива Гитлера №33 была огромной стратегической ошибкой. В конце июля и начале августа советское командование после тяжелых поражений под Минском и Смоленском могло развернуть под Москвой лишь небольшие и явно недостаточные силы. В этой ситуации возобновление широкомасштабного немецкого наступления могло привести к взятию Москвы, прежде чем Красная Армия успела бы подтянуть к своей столице вновь сформированные дивизии. Однако под угрозой возможной контратаки на южном фланге группы армий «Центр» со стороны все еще грозных советских войск, развернутых на Украине, Гитлер отдал приказ перед возобновлением наступления под Москвой сначала разгромить Красную Армию в Украине. Ввиду опасности советской контратаки, Директива №33 направила 2-ю танковую фуппу группы армий «Центр» развивать наступление в южном направлении в тыл оборонявшимся на Украине советским войскам, чтобы соединиться с двигавшимися ей навстречу частями 1-й танковой группы. Кроме того, Гитлер приказал, чтобы оставшиеся танковые соединения группы армий «Центр»-3-я танковая группа-повернули на север для оказания поддержки немецкому наступлению на Ленинград. Наконец, фюрер распорядился, чтобы группа армий «Центр» продолжала осуществление первоначального плана-наступала на Москву, но с использованием только оставшихся в ее распоряжении двух малоподвижных полевых армий.

Самой поразительной особенностью операции «Барбаросса» было то, что войска «оси», одержав ряд значительнейших за всю мировую историю тактических побед, оказались не в состоянии добиться решающего стратегического преимущества. За 166 дней боев- с июня по декабрь 1941 года-немецкие войска продвинулись на 1600-км фронте на глубину в 1290 км, взяв в плен и уничтожив до 4,3 млн военнослужащих Красной Армии и разгромив все советские сухопутные войска в западных областях Советского Союза. И все же несмотря на эти успехи, в середине декабря 1941 года Вермахт оказался перед лицом Красной Армии, более сильной, чем она была в начале операции «Барбаросса». Эта катастрофическая для немцев ситуация усугублялась тем фактом, что победы Германии были достигнуты ценой больших и-что еще важнее-невосполнимых потерь. Например, к 5 декабря 1941 года Вермахт потерял 87% из 4000 танков, состоявших на вооружении на 22 июня, и 26% из 3,9 млн человек личного состава. С учетом пополнений, составлявших всего лишь 663 танка и 410 ООО человек, к началу декабря немецкая армия насчитывала на 2817 танков и 604 000 солдат меньше, чем в начале операции «Барбаросса».

Основной причиной неспособности Вермахта восполнить потери, понесенные во время операции «Барбаросса», было решение Гитлера весной 1941 года значительно сократить производство вооружений для сухопутных войск, прежде всего легких гаубиц и минометов. Зимой 1941-1942 годов серьезно ослабленная немецкая армия на Востоке оказалась перед лицом более сильного, чем когда-либо прежде, противника. Кроме того, Гитлер слишком многого требовал от своих истощенных войск. Как пишет Гудериан: «Наступление на Москву провалилось. Мы потерпели серьезное поражение, которое из-за упрямства Верховного командования привело в ближайшие недели к роковым последствиям. Своевременный отвод войск и занятие обороны на выгодном и заранее подготовленном рубеже явилось бы лучшим и наиболее действенным средством для того, чтобы восстановить положение и закрепиться до наступления весны... Однако именно с этим Гитлер и не соглашался».

Советское контрнаступление было остановлено в марте 1942 года. Последовавшая весенняя распутица остановила какое-либо движение на фронте, хотя к этом времени СССР уже наладил свои коммуникации. Такое положение на Восточном фронте продлилось до мая 1942 года.