Провал масштабной операции Гитлера



К декабрю 1941 года Красная Армия не только остановила немецкие войска под Ленинградом и Москвой, но и вынудила их оставить Ростов.Несмотря на успехи в августе групп армий «Север» и «Юг», Красная Армия была далека от распада. Шел, скорее, обратный процесс-численность советских войск росла, а силы Вермахта, столкнувшиеся с танками Т-34 или КВ-1, оказались в сложном положении. Высшее командование армии Германии не могло решить, какие действия предпринять дальше. Старшие командующие были убеждены, что победу над Красной Армией обеспечит продолжение наступления на Москву, а затем-далее к востоку от столицы СССР. Это позволит также сократить линию фронта. Они высказали свое несогласие с Директивой Гитлера № 33, которая остановила наступление на центральном участке фронта.

Операция «Тайфун»

Теперь Гитлер с некоторым опозданием решил сосредоточить главные усилия Вермахта на центральном направлении. Он отдал приказ о проведении операции «Тайфун»наступления на Москву. К этому времени танковые части были выведены из состава группы армий «Север» и переброшены южнее. Однако в течение целого месяца 2-я и 3-я танковые группы не смогли продвинуться ближе к Москве, до которой оставалось 410 км.Во время операции «Тайфун» танковые дивизии, обладавшие высокой мобильностью и ударной силой, снова были использованы для охвата с флангов и окружения советских группировок Например, в течение первых 12 дней танковые части прорвали линию советской стратегической обороны под Брянском и Вязьмой и замкнули два «котла», в которых оказались 660 ООО советских солдат. В этот период, как вспоминал эксперт Люфтваффе Ганс Ульрих Рудель, немецкая авиация использовала хорошую погоду, чтобы осуществить поддержку сухопутных войск крупными силами «Штук» и «Хеншелей» Hs.123. Именно помощь авиации во многом обеспечила успех наступления, в которое 8 октября перешла мотопехотная дивизия СС «Дас Рейх».

И снова группе армий «Центр» потребовалось еще 11 дней, чтобы справиться с двумя крупными «котлами». К 13 октября немецкие войска уже прорвались в «сердце» рубежей советской обороны.Однако, несмотря на эти успехи, танковые и пехотные дивизии Вермахта потеряли до 50% своей боеспособности, а двухмесячная задержка наступления означала, что большое значение стал приобретать еще один фактор, а именно ухудшение погодных условий. Осенние дожди превратили и без того плохие дороги в грязевые реки, которые сначала замедлили продвижение немецких войск, а затем и вовсе их остановили. Когда в ноябре ударили сильные морозы, сковавшие дороги льдом, наступление возобновилось, но к этому времени Вермахт был на пределе своих возможностей, а Красная Армия создала укрепленные линии обороны и пополнила свои ряды, использовав в том числе и прибывшие из Сибири кадровые войска. Отдельные немецкие разведывательные группы были настолько близко от Москвы, что могли видеть купола церквей Кремля, но в начале декабря, когда советское контрнаступление угрожало самому факту существования группы армий «Центр», «Тайфун» был остановлен.

На южном участке фронта, даже после передачи танковых соединений в группу армий «Центр», войска Рундштедта продолжили движение вперед, захватывая огромные территории. В ноябре 1941 года был взят Крым (за исключением Севастополя) после того, как 11-я армия Эриха фон Манштейна в начале октября одержала убедительную победу над наступавшими от Азовского моря советскими войсками. К этому времени погода испортилась, а Красная Армия продолжала отступать, используя особенности степной местности, чтобы избежать очередного окружения. Советские войска даже не пытались оборонять Харьков, стремясь не допустить нового «котла» наподобие Киевского, и когда части Вермахта 22 ноября достигли Ростова, они встретили здесь прекрасно организованную оборону. Маршал Тимошенко перешел в контратаку, и 29 ноября немцы оставили Ростов.

На севере, где после целого ряда ошеломляющих побед Вермахта Ленинград, казалось, вот-вот падет, план «Барбаросса» также начал давать сбои. Финны, вернувшие себе большую часть Карелии, отказались участвовать в непосредственном наступлении на Ленинград. Гитлер решил передать танковые соединения в группу армий «Центр», чтобы усилить ее для проведения операции «Тайфун». Ранее он проявлял нетерпение и досадовал, что наступление на Ленинград замедляется, но теперь пришел к выводу, что штурм столь крупного населенного пункта приведет к большим потерям немецких войск. Поэтому Гитлер распорядился взять город измором, одновременно подвергая его постоянным артиллерийским и воздушным бомбардировкам. Но Ленинград не сдавался. Несмотря на веру Гитлера в слабость советского государства и неполноценность славянских народов, боевой дух защитников города оказался на высоте.Стойкость сохраняли не только военнослужащие Красной Армии: чем дальше немцы продвигались в глубь СССР, тем шире в их тылу разворачивалось партизанское движение. В начале операции «Барбаросса» немцы пользовались поддержкой части населения стран Балтии и Украины, но уже осенью партизаны активно действовали практически на всей оккупированной территории, создавая серьезную угрозу немецким коммуникациям.

Несомненно, Сталин совершил много серьезных ошибок. В частности, его жесткое требование удерживать занимаемые позиции, в том числе в районе Киева, обрекло на смерть сотни тысяч советских солдат. Однако, несмотря на все свои недостатки, советское государство продолжало функционировать и смогло мобилизовать мощный потенциал материальных и людских ресурсов.