Бисмарковский "социализм сверху"

Кроме того, победил классический ли­берализм в Германии и подорвал его влияние во всем мире. Как раз это и отве­чало его целям. Бисмарк стремился предвосхитить усиление социалистическо­го или демократического радикализма, давая людям то, что они желали, лишая их необходимости голосовать за свои требования. Для этого он откупился от реформаторов левого толка, которые не особенно заботились об ограничении власти или либеральном конституционализме.

В то же время он вытеснял на периферию и во многих случаях подавлял классических либералов и тех либе­ралов, которые ратовали за ограничение власти государства (аналогичные про­цессы происходили в Соединенных Штатах во время Второй мировой войны). Таким образом, в Германии как левые, так и правые политические силы, по сути, превратились в идеологов этатизма, и обе эти стороны боролись с теми, кто стремился навязать обществу свое видение. Либерализм, определяемый как идеология свободы личности и демократической власти, постепенно атро­фировался и умер в Германии, потому что Бисмарк не дал ему шанса получить поддержку народа.

Его место занял государственнический либерализм Дьюи и Дюбуа, Вильсона и Рузвельта, либерализм, который предоставлял экономи­ческие права и способствовал повышению благосостояния. Потом была «борьба за культуру». Об этом мы поговорим подробнее в сле­дующей главе. Сейчас только отметим либеральный характер данного явления, который упускают из виду многие современные комментаторы. Немецкие про­грессивисты объявили войну отсталому католицизму, полагая, что, объединив науку с различными течениями националистического социального евангелиз­ма, они создадут идеологию будущего. Это была модель, которую сторонники прогрессивизма адаптировали к американской почве.