Фашистский характер

Для тех, кто не обращал внимания на большую часть бессмысленной ри­торики о марксизме, всего это был вполне очевидным. Кроме того, можно было просто поймать множество радикалов на слове, когда они говорили, что они «выше идеологии» и целиком сосредоточены на дей­ствии. Одной из наиболее очевидных улик была одержимость «новых левых» «улицей».

Радикалы постоянно говорили о том, чтобы «вынести это на улицы», о необходимости «уличного театра», уличных протестов, активности на улицах и даже о «танцах на улице», как поется в песне. В названиях многих из лучших книг, написанных в то время или посвященных этому периоду, часто встреча­ется слово «улица»: «Имени его не будет на площади» (No Name in the Street) Джеймса Болдуина, «Демократия на улицах» (Democracy Is in the Streets) Джи­ма Миллера и «Огонь на улицах» (Fire in the Streets) Милтона Виорста - это лишь некоторые из них. Фашисты всегда были просто помешаны на улице. Хорст Вессель, приняв­ший мученическую смерть уличный боец, выразил настроение улицы в стихо­творении, которое стало нацистским гимном: «Свободен путь для наших бата­льонов...

Повсюду наши флаги будут реять скоро». Футуристы считали улицу единственной настоящей сценой. «Великая метла безумия оторвала нас от са­мих себя и погнала по неровным и глубоким, как русла пересохших потоков, улицам», - заявил Ф. Т. Маринетти, основатель футуристического движения. Футуристы в соответствии с известной фразой Маринетти прославляли «кра­сивые идеи, которые убивают». «Каждый, кто способен выстраивать историче­ские связи, увидит идеологические истоки фашизма в футуризме, - писал Бе­недетто Кроче в 1924 году, - в готовности выйти на улицы, чтобы навязать свое мнение, чтобы заставить замолчать тех, кто не согласен, не боясь беспорядков или драк, в этом стремлении порвать со всеми традициями, в этой свойствен­ной юности экзальтации, которая была характерна для футуризма»