Фашистское или нацистское государство

 
Национальной администрации восста­новления, он предупредил, что управлять такой организацией может только «бюрократический аппарат, действующий посредством принуждения, а такая форма власти будет гораздо больше походить на зарождающееся, чем на либеральную республику». Никто не по­следовал его совету, но он все же был включен в состав администрации. В кон­це 1934 года Рексфорд Тагуэлл посетил Италию и обнаружил, что фашистский режим кажется ему знакомым. «Я вижу, что в Италии делается многое из того, что представляется мне необходимым... Оппоненты Муссолини - это те же са­мые люди, которые противостоят Франклину Делано Рузвельту.

Но он контро­лирует прессу таким образом, что они не могут каждый день обрушиваться на него с лживыми выпадами». Отдел исследований и планирования Националь­ной администрации восстановления провел исследование под названием «Ка­питализм и труд при фашизме» (Capitalism and Labor Under Fascism), в котором делался следующий вывод: «Фашистские принципы очень похожи на те, кото­рые развиваются в Америке, и соответственно в данный момент представляют особый интерес». Как ни странно, в 1930-е годы считалось вполне допустимым называть «Новый курс» фашистским, а самого Рузвельта - фашистом. Однако в течение двух поколений после Второй мировой войны связывать «Новый курс» с фа­шизмом каким бы то ни было образом было непозволительно. Это культурное и политическое табу в значительной степени исказило понимание политики американцами. Для того чтобы утверждать, что «Новый курс» - это противо­положность фашизма, а не родственное ему явление, либеральной интеллиген­ции пришлось создать огромное соломенное чучело из современного консер­вативного движения.

Это оказалось удивительно простым делом. Поскольку оппозиция Рузвельту уже считалась принадлежностью правых, для отождест­вления правого политического лагеря в Америке с нацизмом и фашизмом по­требовалось немного усилий. Так, например, либералы описывают американ­ский «изоляционизм» как явно консервативную традицию, хотя большинство ведущих изоляционистов, связанных с партией «Америка прежде всего» и по­добными ей течениями 1930-х и 1940-х годов, на самом деле были либералами и прогрессивистами, в том числе Джозеф Кеннеди, Джон Дьюи, Амос Пиншо, Чарльз Бирд, Дж. Т. Флинн и Норман Томас.