Марксизм

Признавая, что как и все социальные науки, был мало пригоден для реальной жизни, Сорель объединил желание верить Уильяма Джеймса с волей к власти Ницше и приме­нил их к психологии масс. Революционерам не нужно было понимать, реален ли марксизм; они должны были верить в миф марксизма (или национализма, синдикализма, фашизма и т. д.). «Одно дело заниматься социальной наукой, и совсем другое - формировать сознание».

Движущая сила дей­ствия - страсть, а не факты. «Горами движет вера, а не разум», - пояснял Мус­солини в интервью 1932 года (в русле идей, высказанных в работе Вудро Виль­сона «Лидеры человечества»). «Разум - это инструмент, но он в принципе не может быть движущей силой толпы». Как показал инцидент с поджогом креста в Корреллском университете, это стремление пробуждать страсти в ущерб истине и разуму было определяющим моментом в программе тех, кто сражался в окопах. Практика «лжи во имя спра­ведливости», которая всегда была приемлемой для представителей коммуни­стического левого лагеря, обрела новую жизнь в деятельности американских «новых левых».

Особой популярностью в ходе восстания в Колумбийском университете пользовалась фраза «Это не проблема». Не удивительно, так как реальная «проблема» - строительство спортзала в соседнем Гарлеме - была совершенным пустяком. Для большинства активистов обман не имел значения. Значимыми были страсть, мобилизация, действие. Один из членов СДО, по­сле того как он и его коллеги захватили здание и похитили декана, произнес: «У нас здесь что-то происходит, и теперь нам предстоит выяснить, что же это такое»