Основа расового государств

Продолжать в том же духе можно еще очень долго. Но факты имеют вто­ростепенное значение. Либералы прониклись глубокой симпатией к идее, ле­жащей в всеобщего благосостояния. Они убедили себя в том, что марксистская и фашистская концепции «системы» расистские и порочные по сути и поэтому требуют постоянного вмешательства со стороны государства. В частности, как отмечает Стил, они убедили себя в том, что под­держка таких программ служит доказательством их высокой нравственности. Чернокожие были «благодарны» белым либералам, поэтому белые либералы не расисты.

Таким образом, мы снова возвращаемся к использованию поли­тики демонизации всех тех, кто не разделяет общего мнения (т. е. консервато­ров), и восхваления тех, кто согласен с ним. Белые, которые выступают против «дележа добычи» по расовому признаку, относятся к расистам. Чернокожие, которые выступают против этого принципа, - к ненавидящим самих себя пре­дателям расы. Обычно белые либералы предпочитают поддерживать черных либералов, высказывающих такие обвинения, вместо того чтобы выступать с обвинения­ми от своего имени. Но иногда они все же берут на себя такую ответственность.

Так, например, Морин Дауд пишет о том, что «невозможно не испытывать от­вращения» к таким неграм, как Кларенс Томас. По мнению Дауда, этот член Верховного суда ненавидит себя за «свою собственную великую историческую неблагодарность» по отношению к белым либералам, или же это чувство «про­сто сводит его с ума». Выбирайте сами. Стил так сформулировал суть расист­ского мышления: «Мы бросим вам подачку в качестве компенсации, если вы позволите нам свести вас к вашей расе, давая нам тем самым моральное право на “оказание вам помощи”. Когда вас называли “неграми” в эпоху сегрегации, по крайней мере, от вас не требовали благодарности»