Сияющий идеал

Даже если бы Вессель был выдуманным персонажем (хотя это было не так), в мифическом образе можно разглядеть более интересную и важную правду. В Германии миллионы молодых людей стремились к сияющему идеалу, вопло­щением которого был Безусловно, крайний антисемитизм нацистов препятствует такому пониманию (и делает невозможным прощение), но мечта о единой, бесклассовой Германии всецело владела многими членами нацист­ской партии; и в этом смысле нацизм нельзя считать дурным сном.

Но так же, как довольно тонкая граница позволяет «хорошему» тоталита­ризму легко перейти в «плохой», мечтательные сны могут очень быстро пре­вратиться в кошмары. На самом деле некоторые сны с учетом их природы в ко­нечном счете неизбежно становятся кошмарами. И идеализм хорстов весселей в рядах американских «новых левых», каким бы замечательным он ни был, быстро и неизбежно переродился в фашистский бандитизм. Самым известным из этих личностей был Том Хейден.

Он рос в семье среднего достатка в пригороде Детройта Оук-Парк (возле прихода отца Кофли- на). Главный автор Порт-Гуронской декларации, Хейден играл заметную роль в начале борьбы за гражданские права на Юге. Он, конечно же, считал себя молодым демократом, но склонность к тоталитаризму была очевидной с са­мых первых его дней в Университете штата Мичиган. В речи, произнесенной перед членами «Мичиганского союза» в 1962 году и ставшей основой мани­феста под названием «Студенческая социальная инициатива», Хейден заявил, что молодежь должна отнять контроль над обществом у старшего поколения. Для этого университеты должны были стать инкубаторами революционного «социального действия». Ричард Флэкс, молодой ученый, который вскоре при­соединился к новой кампании Хейдена вместе со своей женой Микки, был по­ражен. Он пришел домой и сказал жене, которая была активистом группы под названием «Женщины бастуют за мир»: «Микки, я только что видел следую­щего Ленина!».