Великая немецкая депрессия

Хотя нет сомнений в том, что успех нацизма был тесно связан с лишения­ми, которые принесла из этого не следует, что фашизм - это продукт бедности. Революционные выступления молодежи на­чались в Германии раньше, чем Первая мировая война. Война только ускорила развитие этих тенденций, способствуя росту идеализма и отчуждения. Клаус Манн, неортодоксальный еврей и писатель-романист с гомосексуальными на­клонностями, говорил от имени большей части своего поколения в 1927 году: «Мы поколение, которое объединяет, если так можно выразиться, только не­доумение. Пока мы не нашли цели, которая заставила бы нас объединить уси­лия, хотя все мы заняты поиском такой цели»3. Манн явно скромничал. Пусть среди молодых немцев не было единства относительно того, что должно было прийти на смену старому порядку, их объединяло нечто большее, чем просто недоумение.

Своего рода юношеская политика идентичности распространи­лась по всей Германии. Она была основана на убеждении, что новое поколение отличается от старого, причем в лучшую сторону, поскольку оно свободно от политики коррумпированных и трусливых стариков и полно решимости соз­дать «истинный» новый порядок. Культура немецкой молодежи в 1920-е и в начале 1930-х годов отличалась бунтарским духом, природным мистицизмом и идеализмом с изрядной при­месью язычества. Она выражала взгляды, созвучные поколению 1960-х годов. «Они считали семейную жизнь скучной и неискренней», - пишет один исто­рик. «Они были убеждены, что сексуальность, как в браке, так и вне его, “про­низана лицемерием”», - пишет другой.

Они также считали, что нельзя доверять людям старше тридцати, и презирали старый материалистический порядок во всех его проявлениях: по их мнению, «религия родителей была в значительной степени фиктивной, политика - хвастливой и тривиальной, экономика - не­добросовестной и нечестной, образование - стереотипным и безжизненным, искусство - дрянным и сентиментальным, литература - лживой и нацеленной на получение прибыли, драма - кричаще безвкусной и механической». Являясь порождением среднего класса, молодежное движение отвергало и даже нена­видело свойственный среднему классу либерализм. «Их цель, - пишет Джон Толанд, - заключается в создании молодежной культуры для борьбы с буржу­азным триединством, состоящим из школы, дома и церкви».