Заменить слово "фашист" словом "радикал"

Во многих заявлениях Алинского, и иногда очень сложно уловить разницу: «Общество имеет все основания опасаться радикалов... Они бьют, они причиняют вред, они опасны. Представи­тели консервативных кругов знают, что в то время как либералы успешнее всего сворачивают себе шею своими языками, радикалы искуснее всего сворачивают шеи консерваторам». И еще: «Радикал может обнажить меч, но когда он делает это, его не переполняет ненависть по отношению к тем, кого он атакует.

Он нена­видит этих людей не как личности, а как символы, представляющие такие идеи или интересы, которые он считает враждебными народному благосостоянию». Другими словами, они не люди, а обезличенные символы. «Изменение - это движение, - говорит нам Алинский. - Движение - это взаимодействие. Толь­ко в лишенном взаимодействий вакууме несуществующего абстрактного мира движение или изменение может происходить без присущего всякому конфликту резкого антагонизма» Насилие «новых левых» также обусловливалось множеством других фа­шистских явлений - от культа абсурда, жажды действия, стремления к под­линности (слова ничего не стоили) до чувства стыда за боевые достижения старшего поколения.

Подобно тому, как многие представители нацистской мо­лодежи пропустили Первую мировую войну и были полны желания доказать свою храбрость родителям и себе самим, многие из «новых левых» испытыва­ли «неудобства» вследствие участия их родителей во Второй мировой войне (а для многих евреев проблемой стало выпавшее на долю их родителей тяжкое испытание холокоста). Кроме того, многие радикалы отчаянно пытались до­казать, что они не трусы, несмотря на отказ воевать во Вьетнаме.