Боннское государство - покровитель нацистов

Покровительство нацистским военным преступникам со стороны боннского государства получило особенно широкий размах в форме назначения им государственных пенсий. Скандальным оказался случай с бригадным генералом СС, главным медицинским экспертом Гитлера Хейде, виновным в организации и насильственном умерщвлении около 200 тыс. человек по так называемой системе «эвтаназии». После ареста в 1947 году Хейде вскоре бежал и скрылся под вымышленным именем Саваде. Получив разрешение на частную практику, он несколько лет состоял профессором медицинского факультета Мюнхенского университета, где вел специальный курс об опытах «знаменитого» Хейде по системе «эвтаназии» и т. д. Но из всей этой почти фантастической истории можно отметить следующее. Начиная с 1950 года и вплоть до второго ареста Хейде-Саваде в 1958 году его жена ио ложному свидетельству о смерти Хейде получала за своего мужа, который уже арестовывался как военный нацистский преступник, высокую государственную пенсию. Даже если предположить, что боннские официальные власти не знали, кто такой Саваде, пенсию вдове известного нацистского преступника Хейде они все же назначили.

Щедро осуществляя помилование путем пересмотра приговоров, оккупационные власти и боннская юстиция одновременно стремились свести на нет всякую активную деятельность ио дальнейшему преследованию нацистских военных преступников. Из официальных данных федерального министерства юстиции за 1964 год известно, что из всех состоявшихся к этому времени на территории ФРГ процессов 90% было проведено до 1953 года и что после того, как эта деятельность достигла в 1948 году своего апогея, ее кривая затем упала почти до нуля .

По отчетам федерального министерства юстиции за и 1951 годы, за то время, когда оккупационные власти полностью прекратили судебное преследование и пошли по пути передачи всей юрисдикции по делам нацистских преступников немецким судам, запад-ногерманские суды осудили лишь 730 нацистов на основании Закона № 10 Союзного Контрольного Совета. Приговоры отличались предельной мягкостью: 6 — к пожизненному заключению, 115  к различным довольно низким срокам наказания; приговоры в отношении остальных 609 нацистов были либеральными и ограничивались либо денежными штрафами, либо тюремным заключением на незначительные сроки. «К 1953 году,— пишет Хенкис,— волна процессов по поводу нацистских уголовных преступлений тех, которые с самого начала были отданы на откуп немецких судов и правовым основанием для которых всегда являлся внутренний УК) совершенно спала. В общественном мнении утвердилось убеждение, что правосудие над теми преступниками, которые оказались в живых и были выявлены, в основном завершилось». Дело дошло до того, что сам термин «военный преступник» исчез в этот период из обихода и был подменен термином «Kriegsverurteilte» («осужденный вследствие войны»).

Более того, когда американская администрация Ландобергской тюрьмы  собиралась привести в исполнение смертный приговор в отношении эсэсовских палачей из карательных отрядов Олендорфа, Наумана, Блобеля и Поля, осужденных американским трибуналом в процессе № 9 в 1949 году, то бывший вице-канцлер ФРГ доктор Блюхер заявил официальный протест на том основании, что конституция ФРГ отменила смертную казнь.