Кадровая политика ХДС/ХСС

Таков был принцип кадровой политики правящих кругов ХДС/ХСС. Благодаря этому процесс проникновения бывших нацистов, в том числе и нацистских военных преступников, в государственный аппарат зашел настолько далеко, что и на посту главы этого государства также оказался нацистский военный преступник Генрих Любке (ХДС/ХСС). Если согласиться с буржуазными государствоведами, что глава государства—это главным образом символическая фигура, то применительно к ФРГ федеральный президент Любке стал здесь символом вдвойне, ибо он символизировал прежде всего политику всепрощения, намеренного отказа от правосудия в отношении нацистских военных преступников. Но особенно характерно то, что, будучи многократно и доказательно разоблаченным, Генрих Любке оставался на этом высоком посту полных два срока (1959—1969). Глава западногерманского государства обвинялся в том, что он участвовал в планировании и сооружении концентрационных лагерей, основное и единственное назначение которых сводилось к беспощадному использованию рабского труда для нужд фашистской военной промышленности с последующим массовым уничтожением «неспособных работать узников. Известно, что в ходе судебного процесса над главными военными преступниками использование рабского труда в концентрационных лагерях в соответствии с международным уголовным правом расценивалось как соучастие в военных преступлениях и преступлениях против человечности. Кроме того, согласно Закону № 38 Союзного Контрольного Совета виновные в этих преступлениях лица лишались права занимать государственные должности, активного и пассивного избирательного права, права политической деятельности и даже права на вступление в какую-либо партию.

Обязательность этих положений сохраняет свою силу и в наши дни, ибо ст. ст. 25 и 139 Основного закона ФРГ, на верность которому присягал Любке, подтверждают, что эти международные нормы имеют приоритет перед внутренними законами. Таким образом, в отношении Любке с самого начала не могли иметь места привилегии, освободившие его от уголовного преследования, которые обычно предоставляются федеральному президенту на время его пребывания на этом посту. Более того, на основании ст. 54 Основного закона можно сделать вывод, что Любке стал федеральным президентом в нарушение положений конституции и международного права. Когда компетентные органы ГДР направили в МВД ФРГ документы, неопровержимо доказывающие непосредственное участие Любке в проектировании и строительстве концентрационных лагерей по специальным заказам гестапо, правительство Кизингера отвергло обвинение как заведомо ложное, а документы как сфабрикованные. Опровергая эти утверждения, известный американский графолог-криминалист Говард Хэринг дал заключение о подлинности документов и идентичности подписи Любке на чертежах. В ответ на это федеральное министерство внутренних дел пыталось принизить значение экспертизы Хэринга и указывало на якобы допущенные им профессиональные ошибки. Тогда министр внутренних дел ГДР Диккель предоставил в распоряжение западногерманских экспертов оригиналы для изучения. Было ясно, чем закончится такая экспертиза. Во избежание скандала бывший министр внутренних дел Эрнст Бенда, ссылаясь на уголовно-прлвовой аспект проблемы, предложил передать документы сначала на рассмотрение прокуратуры, с тем чтобы она санкционировала необходимость проведения экспертизы. Как и следовало ожидать, западногерманская прокуратура отказала в таком разрешении под тем предлогом, что поскольку строительство концлагерей не содержит состава преступления, то и нет оснований для сбора доказательств. Эта позиция тогда вполне устраивала правящие круги Бонна.

Отвергая все обвинения как якобы клеветнические, они усматривали в этом попытку дискредитировать престиж ФРГ. Генеральный секретарь ХДС Бруно Хек, выступая от имени партии, пытался изобразить благородное негодование по поводу «попыток врагов превратить дело Любке в классическое доказательство того, что у нас правят фашисты и милитаристы». Он призывал взять Любке под защиту и тем самым спасти престиж ФРГ и ее государственно-правовой порядок.

Развернутую картину проникновения нацистов в основные звенья государственного аппарата ФРГ за период двадцатилетнего пребывания у власти партии ХДС/ХСС дают два издания «Коричневой книги. О военных и нацистских преступниках в ФРГ». В ней названы 2300 руководящих нацистских деятелей военных преступников, которые занимали ключевые посты в государственном аппарате, экономике, бундесвере, дипломатии, юстиции, науке.

Забота о бывших нацистах и военных преступниках, в частности, в рамках кадровой политики ХДС/ХСС осуществлялась в различных формах. Известно, что боннское государство оказывало им широкую финансовую поддержку в форме различных экономических льгот, привилегий, денежных субсидий и дотаций. Была введена специальная форма правительственных субсидий, выражающаяся в предоставлении денежных сумм в порядке стимулирования их предпринимательской деятельности в экономике страны. Например, нацистский военный преступник, инициатор особой политики («товары вместо крови») Герман Крумей, виновный в организации транспортировки из Венгрии в Освенцим 400 тыс. евреев и их последующего уничтожения, был арестован лишь в 1957 году; однако по ходатайству объединения Судетских немцев Крумей был освобожден в 1958 году и сразу же добился получения прави-тельственной субсидии в виде лицензии на торговлю аптекарскими товарами.