Конвенция о неприменимости срока давности

5 августа 1966 г. был принят еще один документ — решение Экономического и Социального Совета ООН, который требовал принять все необходимые меры, что-бы воспрепятствовать применению давности и добиться, чтобы все лица, виновные в преступлениях, были арестованы, выданы и наказаны .

Наконец, XXIII сессия Генеральной Ассамблеи ООН большинством голосов приняла 26 ноября 1968 г. Конвенцию о неприменимости срока давности к военным преступникам и преступлениям против человечества .

Изложенное в целом ряде важнейших документов это требование приобрело значение международно-правовой нормы, получившей единодушное признание и на международном форуме юристов в марте 1969 года в Москве. Участники этой конференции, обсуждавшие проблемы преследования нацистских военных преступников, заявили, что никакое государство не вправе по своему усмотрению игнорировать общепризнанные нормы международного права относительно преследования и наказания военных преступников и преступлений против человечества. Участники конференции неоднократно указывали, что согласно международному праву ни срок давности, ни тем более формула об обратной силе закона не должны использоваться в целях облегчения положения виновных в совершении тяжких преступлений против международного правопорядка.

Однако проблема продолжала оставаться актуальной и в политическом и в правовом отношении, ибо ФРГ упорствовала в своем стремлении любой ценой сохранить давность. Это проявилось прежде всего в отказе ратифицировать Конвенцию ООН от 26 ноября 1968 г. под тем предлогом, что она не согласуется с основными принципами «германского правопорядка» и отменяет давность в отношении составов, неизвестных национальному праву ФРГ, и, следовательно, является вмешательством во внутренние дела ФРГ. Бывший федеральный министр Вольфганг Мишник писал по поводу Кон-венции ООН: «Я не могу принять аргумент, что в отношении международных преступлений не должны действовать национальные сроки давности. Важным ос-нованием для меня, как для политика, является свободный конституционный строй.

Отрицательное отношение ФРГ к Конвенции сказалось и на формуле урегулирования этой проблемы в рамках внутреннего права. 23 апреля 1969 г. правительство большой коалиции (ХДС/ХСС—СДПГ) одобрило законопроект об отмене положений уголовного кодекса о сроках давности в отношении квалифицированного убийства и геноцида.

1 сентября 1969 г. был" опубликован текст уголовного кодекса со всеми изменениями , которые были сделаны в ранее принятых законах: в законе о первой реформе уголовного права от 25 июня 1969 г., в девятом за¬коне об изменении уголовного права от 4 августа 1969 г. и ряде других. Изменённый текст уголовного кодекса ФРГ вступил в силу 1 апреля 1970 г.

Каким же стал режим давности в свете этих законодательных новелл, уголовного кодекса о сроках давности в новой редакции отменяет давность за преступления — геноцид; что же касается квалифицированного убийства, карающегося пожизненным заключением, то прежний срок давности в 20 лет продлен до 30 лет. В отношении простого убийства, карающегося лишением свободы на срок не менее пяти лет, а в особо тяжелых случаях пожизненным заключением, срок давности соответственно колеблется от 10 до 30 лет.

В ходе дебатов в бундестаге по этой проблеме выяснились две позиции. Бывший в то время министр юстиции доктор Эмке представлял ту часть СДПГ, которая выступала за неприменимость давности только в отношении квалифицированного убийства. Он уточнил свою позицию при обосновании в бундесрате (верхняя палата парламента) необходимости принять девятый закон об изменении уголовного права. Тогда Эмке доказывал, что речь не идет о специальном законе против жестокостей нацистских преступлений (принять такой закон, по его мнению, невозможно в силу принципа «закон обратной силы не имеет»), а об общем законе, который вообще лишает убийство давности  будет распространяться на случаи убийства водителей такси, на детоубийц, на изнасилования, сопровождающиеся убийством.

Противники отмены давности в национальном уголовном законе выражали настроения реакционных кругов ХДС/ХСС, позицию которых наиболее полно изложил и докладчик от этой партии Адольф Зюстерхен. Под общим лозунгом «отдадим прошлое на суд божий» Зюстерхен защищал нацистских военных преступников и одновременно критиковал Конвенцию ООН, как-проявление грубого вмешательства во внутренние дела ФРГ Он публично заклинал не признавать эту Конвенцию, с тем чтобы она была обязательной лишь для тех, кто ее подписал. Он доказывал, что она не носит качества обязательного, основного принципа международного права.

Несмотря на оппозицию, оба закона были приняты большинством голосов бундестага. Однако было бы заблуждением эту законодательную акцию увязывать с вопросом о применении давности к нацистским преступникам. Известно, что после принятия девятого закона об изменении уголовного кодекса западногерманская газета «Христ унд Вельт» откровенно поздравила всех с «чистым решением проблемы давности».


По признанию самих западногерманских юристов правовые последствия этих нововведений таковы, что положение об отмене давности применительно к преступлениям геноцида не распространяется на нацистских военных преступников, чему препятствует принцип «закон обратной силы не имеет». Что же касается двух других составов о квалифицированном и простом убийстве, то, как свидетельствует практика судебных процессов, в том числе и самого последнего времени, суды продолжают использовать давность в целях освобождения от наказания . Такое основание избрал, например, суд присяжных Гамбурга в июле 1971 года по делу оберштурмбанфюрера СС Фридриха Паулуса, прекратив его за давностью. В приговоре указывалось, что хотя подсудимый виновен в пособничестве убийству по меньшей мере 186 поляков в апреле-июне 1940 года, однако из-за наступления срока давности нельзя вынести обвинительный приговор. Обосновывая такое решение, суд пояснял, что по действовавшим в тот период уголовным законам подсудимый мог быть осужден за инкриминируемые ему преступления не более чем к 25 годам заключения в каторжной тюрьме. Поэтому суд исходит из того, что 8 мая 1960 г., через 15 лет, наступил срок давности по этому виду преступлений, тем более, что продление срока давности, принятое в 1969 году, действительно только в отношении преступлений, караемых пожизненным заключением