Образование ФРГ – второй период денацификации

Второй период (1949 — 1954 гг.) начинается и совпадает с образованием западногерманского государства. Организационно завершая раскол Германии, западные державы планировали создать в лице ФРГ прежде всего оплот для восстановления экономического и политического господства, утверждения власти монополистического капитала. Одновременно реакционные круги международного империализма намеревались превратить западногерманское государство в военный и политический плацдарм против социалистических стран, дать здесь прибежище силам реванша и милитаризма и активизировать их антикоммунистическую деятельность.

Эти политические задачи и связанная с ними идеологическая миссия ФРГ сделали актуальной проблему кадров, решение которой западные державы совместно с властями ФРГ видели в интенсивной реабилитации на¬цистских военных преступников. По их расчетам, использование нацистских кадров во всех звеньях государственного аппарата, в том числе и на высоких правительственных постах, должно было создать достаточно надежную гарантию против возможности демократического обновления страны, создать барьер тем процессам демократизации, которые стали объективной потребностью в послевоенной Германии. Кадровая политика вновь созданного западногерманского государства проводилась в двух основных направлениях. В сентябре 1950 года правительство Аденауэра приняло решение о запрете коммунистам состоять на государственной службе.

В ходе чистки государственных учреждений члены Коммунистической партии Германии изгонялись из государственного аппарата. В ноябре 1951 года эта акция была завершена ходатайством федерального правительства перед Федеральным конституционным судом об объявлении Коммунистической партии Германии вне закона и запрете ее. В то же время оккупационные власти западных держав начали в массовом порядке освобождать из тюремного заключения ранее осужденных их военными трибуналами нацистских военных преступников. Эта акция осуществлялась либо путем пересмотра вступивших в силу приговоров и сокращения сроков заключения, либо путем помилования и освобождения из тюремного заключения. В разгар этой деятельности была создана совместная американо-западногерманская комиссия. Западногерманская сторона, представленная в комиссии чиновниками федерального министерства юстиции, в ультимативной форме требовала проведения всеобщей амнистии. Комиссия, ссылаясь на «Договор об отношениях между тремя державами и ФРГ», подписанный 26 мая 1952 г. (так называемый «Боннский договор»), и в частности на рекомендации, содержащиеся в одном из прилагавшихся к нему «Соглашении об урегулировании вопросов, возникших в результате войны и оккупации», санкционировала эту своеобразную амнистию. По свидетельству западногерманских исследователей, заинтересованные круги через своих лоббистов оказывали сильнейшее психологическое давление на американские власти, шантажируя их тем, что ежели «немецкие солдаты не будут освобождены, то никто не пойдет в будущую немецкую армию».

Определенный поворот в судебной политике западных оккупационных властей в этот период прежде всего объясняется их военно стратегическими планами в. отношении ФРГ. Отводя этому государству особую роль в качестве военного и политического плацдарма в борьбе двух систем, они планировали скорейшее восстановление военного потенциала Западной Германии и включение этой страны в систему НАТО и других агрессивных блоков. Инициаторы данных планов, естественно, понимали, что наиболее квалифицированную поддержку для их реализации они обретут в лице нацистских военных преступников.

Давая объяснение идеи и практики «лихорадочного помилования», журнал «Шпигель» писал: «В первые послевоенные годы процессы гитлеровских палачей проводили и военные трибуналы союзников и немецкие суды. Затем перевооружение Федеративной Республики застопорило правосудие. Американцы, англичане и французы нашли разумным, что закалить дух милитаризма у своих новых партнеров по оружию можно путем освобождения из тюремного заключения ими же осужденных военных преступников» . Таким образом, конкретные задачи, актуальность которых превратила вчерашних врагов в сегодняшних союзников, обусловили и главные направления политики реабилитации в новый период.