Отчет и наблюдение за СМИ – рычаги денацификации

Известно, что особо важное и в идеологическом и в политическом смысле значение для денацификации имела установленная западными властями для органов печати обязанность давать полный отчет о финансовых источниках и личном персонале издательств.

Первоначальный смысл этого требования оккупационных властей состоял в том, чтобы не допустить проникновения в органы печати бывших («нежелательных») нацистов. Как заявил издатель Люпсен, долгие годы выполнявший функции докладчика Совета по вопросам печати ФРГ: «Требование об отчетах сразу же стало активно использоваться для борьбы с антиконституционными элементами».

Политическая и судебная практика Западной Германии, начиная с 1950 года, подтверждает, что антиконституционными элементами здесь всегда считались коммунисты и представители различных демократических организаций. С помощью же требования об отчетности именно коммунистические организации и их члены лишались права свободы печати. Таким образом, вместо нацистов, дискриминации подвергались коммунисты.
В первые послевоенные годы реакционные круги США и Англии начали теть панегирики в адрес СС, воспевая мужество, преданность и прочие рыцарские качества «черных дьяволов». Это делалось в то время, когда СС была признана Нюрнбергским Международным Военным Трибуналом преступной организацией. Вместо того чтобы разоблачать и выявлять чудовищные преступления этой организации, реакционная печать США начала восхвалять военную отвагу, способность сражаться, стойкость и мужество эсэсовских палачей.

Циничное намерение поднять престиж СС особенно проявилось в связи с делом об убийстве 71 американского солдата близ местечка Малмеди в 1944 году. Эсэсовцы обезоружили их и расстреляли. Американский военный трибунал в июле 1946 года по этому делу вынес смертный приговор в отношении 43 из 73 эсэсовцев. Через некоторое время в США началась энергичная кампания за пересмотр приговора, были выдвинуты обвинения по поводу предвзятости следователей и прокуратуры. Конгресс создал специальную комиссию для расследования. Явно ощущалось стремление сложить легенду о несправедливом и ошибочном отношении к СС. Журнал «Frontsoldat» в хвалебной рецензии на книгу бывшего генерала СС Хоссера писал: «Теперь следует признать, что наши коллеги из войск СС не только не были преступниками, но скорее дисциплинированными солдатами на передовой линии фронта, подобно членам других соединений наших вооруженных сил». Здесь же сообщалось о том, что СС не имела ничего общего с развитием событий в концлагерях, а те незначительные отделения войск, которые несли службу в концлагерях, не имели якобы возможности препятствовать карательным операциям в лагерях.

Подобная фальсификация хотя и относится по времени к 1965 году, но полностью воспроизводит формулировки послевоенной кампании в защиту СС. Правда, лживость и определенный идеологический расчет этих современных оценок становятся еще более разительными, ибо как раз в этот период в ФРГ проходили Освенцимские процессы, на которых была выявлена зловещая карательная деятельность СС, составлявшая ее постоянную функцию, факты ее сотрудничества с промышленными концернами, целью которых было взаимное обогащение за счет жесточайшей эксплуатации узников концлагерей.

Кампания в защиту СС, развернутая в США, несомненно была направлена против преследования и наказания нацистских военных преступников вообще. Но она также имела для только что созданного западногерманского государства и то значение, что ускорила процессы политического и организационного возрождения в ФРГ эсэсовских формирований (различные объединения и союзы бывших эсэсовцев), легализовала их политический и правовой статус. Сложилась такая атмосфера, что СС буквально стала организацией национальных героев. В 1954 году американский социолог немецкого происхождения Пеетель опубликовал книгу «СС: контрибуция в социологии национал-социализма», в которой делает «смелый» вывод о миссии СС: «эсэсовцы были скорее сражающиеся солдаты, нежели преступники, даже тогда, когда они готовились убивать других за свои идеи... Это была трагедия сотен тысяч достойных, честных молодых людей. Остальное не имеет значения». В 1955 и 1957 годах дело дошло даже до того, что в ФРГ были опубликованы списки членов СС, удостоенных высших наград  рыцарских и железных крестов.

Следовательно, социальное назначение политики реабилитации заключалось в том, чтобы формировать такие настроения, которые полностью оправдывали нацистов, независимо от тех конкретных преступлений, которые они совершили. Общественное мнение Западной Германии обрабатывалось таким образом, чтобы судебные процессы против нацистских военных преступников представить чуть ли не расправой над «национальными героями».