Попытки ограничить внедрение понятия "давность"

Комиссия ООН по правам человека в двух резолюциях от 9 апреля 1965 г. и 29 марта 1966 г. подчеркивала, что «преследование и наказание нацистских преступников должны удержать других от совершения подобных преступлений, способствовать защите прав человека и основных свобод, укреплять доверие между народами, охранять мир и международную безопасность». При этом комиссия специально разъяснила, что она не устанавливает нового права, а лишь восстанавливает в памяти то, что утвердил в свое время Устав ООН.

На заседаниях комиссии разъяснялось, что вообще законы о сроках давности привлечения к уголовной ответственности, известные внутригосударственному праву, являются по своей юридической природе специальными, ибо они исключают действие общего правила, исконный смысл которого состоит в том, что за преступлением неминуемо следует наказание. Предупредительное, превентивное значение наказания состоит именно в его неизбежности, неотвратимости. Наказание должно всегда следовать за преступлением. Эта идея имеет абсолютное значение, а потому стала правовым принципом, основой как международного, так и внутреннего правопорядка и законности. Давность же - это исключение из правила, кстати сказать, неизвестное некоторым национальным системам права, например англосаксонской системе. Как всякое исключение, оно правомерно лишь тогда, когда оно устанавливается специальным законом.

Мнение комиссии ООН совпадает с общепринятой в международно-правовой доктрине трактовкой смысла и содержания института давности. Председатель Международной ассоциации уголовного права, член Кассационного суда в Женеве профессор Жан Гравен следующим образом изложил эту позицию: «Исходным является то положение, что давность преступлений не может считаться основным правом личности и еще менее — обвиняемого преступника, даже осужденного. Дело в том, что это не требование самого правосудия, освященного, как правило, в институтах цивилизованных народов, а это — на практике возникшее требование целесообразности, ставшее правилом лишь совсем недавно. Однако оно еще не признается некоторыми важными системами права». Но даже там, где оно принято, ведутся дискуссии, в ходе которых часто подчеркивается относительный характер давности. Аргументируя принятую действующим международным правом позицию, Жан Гравен называет уголовно-правовые системы (австрийская, швейцарская), которые еще в XIII веке содержали нормы о неприменении давности за тяжкие преступления.

Имея в виду, что наиболее распространенным аргументом в ФРГ в защиту давности стала ссылка на принцип о недопустимости придания закону обратной силы, Комиссия ООН специально разъяонила особенности международно-правового регулирования, к исключительному ведению которого и относится проблема наказания нацистских военных преступников. Международное право регулирует те или иные проблемы на основании опыта межгосударственных обобщений, для урегулирования последствий тех событий, которые уже имели место,, поскольку соглашения вырабатываются не только на будущее. Государства поэтому могут придать нормам международного права обратную силу. По предложению комиссии по правам человека Экономический и Социальный Совет ООН принял резолюцию от 28 июля 1965 г., в которой обратился ко всем государствам с призывом продолжать деятельность, дабы обеспечить розыск, арест и справедливое наказание в соответствии с нормами международного права и внутренними законами; ни один виновный в военных преступлениях  совершенных в период нацизма, не должен избежать скамьи подсудимых, где бы он ни находился и когда бы он ни был обнаружен.