Практика ревизии приговоров нацистов

Как показывает практика ревизии приговоров, результат ее часто однозначен  окончательное оправдание или занижение меры наказания «ниже низшего предела».

На стадии приведения приговора в исполнение особое значение приобрела система зачета. Она предполагает сокращение срока наказания в связи с «хорошим поведением», зачет срока пребывания в предварительном заключении или зачет срока пребывания в лагере для военнопленных. В судебной практике освобождения нацистских военных преступников под предлогом зачета, ставшей в ФРГ повседневной, достаточно типичным представляется дело бывшего генерала СС, начальника гитлеровской полиции безопасности в Голландии, Вильгельма Гарстера.

В 1947 году за многочисленные преступления он был приговорен голландским судом к 12 годам тюрьмы. После 8 лет заключения освобожден, переселился в Западную Германию и получил здесь в соответствии со ст. 131 Основного закона ФРГ как бывший чиновник рейха высокую пенсию. Милости продолжали сыпаться на преступника Гарстера, и вскоре он был принят на государственную службу сначала в качестве правительственного советника, а затем повышен в звании до старшего правительственного советника. Однако в 1966 году по требованию западногерманской общественности он был вновь предан суду за соучастие в убийстве Анны Франк и уничтожении в общей сложности 82454 голландских евреев. Мюнхенский суд 24 февраля 1967 г. приговорил Гарстера к 15 годам каторжной тюрьмы, но при определении меры наказания суд зачел 8 лет, которые обвиняемый отбыл в голландской тюрьме. В июле же 1968 года судебные власти Мюнхена вообще освободили Гарстера, ссылаясь на закон о зачете, который допускает освобождение, если осужденный отбыл 2/з назначенного, срока. Имелись в виду все те же 8 лет. Как видим, использование (системы зачетов в пользу» нацистских преступников могло «успешно» применяться.

Общую оценку деятельности западногерманских судов на стадии вынесения приговоров, сопровождаемую выявлением и критикой юридических конструкций используемых для обоснования приговоров, дал 46-й съезд объединения юристов ФРГ в сентябре 1966 года. В повестке дня специально стояла проблема преследования и наказания нацистских военных преступников. Предварительно президиум объединения поручил группе известных юристов-криминологов, в составе генерального прокурора Фрица Бауэра, профессора Эргена Баумана, Ганса Бухгейма, Герберта Егера, Ульриха Клюга и др., изучить практику деятельности судов и дать подробное заключение. Выводы этой комиссии сначала явились предметом дискуссии в апреле 1966 года в Кенигштейне, а затем были сообщены участникам съезда. Комиссия указывала на следующие характерные обстоятельства. В большинстве случаев суды выносят до чрезвычайности заниженные приговоры. Это, по мнению комиссии, является следствием квалификации состава убийства как пособничества. Независимо от того, с каких позиций комиссия трактовала соучастие  с позиций ли теории субъективной или объективной вины, ее {вывод был воспринят съездом как правильный.

Далее комиссия выявила, что ссылки на чрезвычайное положение или мнимое чрезвычайное положение в силу якобы реальной угрозы для жизни и здоровья подсудимые, как правило, не могли доказать, однако суды принимали их в Ірасчет как смягчающие вину бстоятельства. Комиссия установила также, что многие преступники действовали под влиянием неопределенной угрозы.

Кроме того, в тех случаях, когда суды квалифицируют нацистские военные преступления в качестве пособничества, то меру пресечения они низводят до самого низшего предела, предусмотренного законом. Комиссия осудила такую практику как абсолютно недопустимую, особенно в тех случаях, когда обвиняемый занимал высокую должность или активно способствовал совершению преступления либо если он неоднократно совершал преступления.