Судебные дела над нацистами в американском военном трибунале

Не без основания Ашенауэр указал суду на то, что полицейского чиновника Богера нельзя поставить на одну доску с бывшим министром юстиции Шлегельбергером, ибо, напоминал адвокат, министр дошел до того, что на закрытом совещании в Берлине 23—24 апреля 1941 г. оправдывал массовое уничтожение по «системе эвтаназии» и давал прокурорам и судьям указания не чинить препятствий этой политике.

Адвокат Богера тем самым хотел сослаться в пользу своего подзащитного на то, что если судебные власти освободили от наказания одного из главных нацистских военных преступников, то мелкий полицейский чиновник тем более может рассчитывать на снисходительность судей. Правда, в силу сложности политической ситуации в стране и широкого внимания международной общественности к процессу палачей Освенцима суд присяжных во Франкфурте-на-Май не не осмелился удовлетворить искусно составленное ходатайство.


Столь же характерна история Ганса Эйзеле, нацистского врача-экспериментатора. В процессе о преступлениях, совершенных в концлагере Дахау, американский военный трибунал в 1945 году за массовые убийства и медицинские эксперименты над военнопленными приговорил Эйзеле к смертной казни, затем в 1950 году приговор был смягчен, а в 1952 году Эйзеле выпущен на свободу. Как «поздно вернувшийся на родину», он получил от властей ФРГ компенсацию в 6 тыс. немецких марок, а затем кредит в 25 тыс. марок и разрешение на частную практику в Мюнхене.

В 1954 году быший узник Бухенвальда опознал Эйзеле и направил на имя прокурора Мюнхена жалобу. Однако в течение четырех лет прокуратура не предпринимала никаких мер. Один из сенаторов (член верховной палаты парламента земли Бавария) обратился к начальнику полиции Антону Хейгелю с требованием немедленно арестовать Эйзеле. Но и на этот раз власти покрыли преступника. И только в 1958 году, когда на процессе по делу гауптшарфюрера СС Мартина Зоммера, специализировавшегося на применении различных способов повешения в Бухенвальде, вновь заговорили о многочисленных преступлениях Эйзеле и против него были выдвинуты новые обвинения, стали раздаваться требования общественности о его аресте. Будучи своевременно предупрежден, Эйзеле бежал за границу, распродав часть своего имущества. После «тщательного» расследования министр юстиции Баварии уволил прокурора Декера «за халатность».

Однако Ассоциация судей и прокуроров Баварии заявила протест и потребовала немедленно восстановить доктора Декера в прежней должности, и ей удалось этого добиться .

Таким образом, в условиях реабилитации военных преступников проблема кадров решалась почти автоматически за счет бывших нацистов. Отказавшись от денацификации, западные оккупационные власти позволили многотысячной армии бывших высокопоставленных нацистов: правительственным чиновникам авторам и исполнителям расовых законов, нацистским дипломатам стратегам геополитики и защитникам теории господствующей расы и жизненного пространства, офицерам СС  садистам и палачам лагерей смерти  Захватить ключевые посты в только что образованном западногерманском государстве.

Канцлер Аденауэр окружил себя чиновниками гитлеровского рейха, известными своей преступной деятельностью в угоду национал-социализму. Ближайшим советником канцлера в течение десяти лет состоял Ганс Глобке, который обладал огромной политической властью и оказывал влияние на деятельность всего правительственного аппарата. «Ни один министр не мог принять сколько-нибудь важное решение без ведома Глобке; все бумаги канцлера проходили через его руки», писала 8 января 1961 г. «Нью-Йорк. Тайме». При национал- социализме Глобке занимал высокие посты ответственного чиновника МВД, он являлся автором и комментатором расовых законов. По свидетельству журнала «Шпигель», министр внутренних дел третьей империи Вильгельм Фрик, приговоренный Нюрнбергским Международным Военным Трибуналом к смертной казни, весьма лестно отзывался о Глобке, как о самом способном и деятельном чиновнике министерства.

Опыт и заслуги Глобке высоко ценились и активно использовались в ФРГ «Серый кардинал» руководил деятельностью Федерального ведомства печати, ведомства федерального канцлера, направлял и контролировал деятельность разведывательного центра шпионскую организацию Гелена.

Несмотря на настойчивые требования широких кругов Западной Германии, и мировой общественности об отставке Глобке. и предании его суду, Аденауэр продолжал упорствовать и защищать своего «кардинала». И только после того, как Верховный суд ГДР на основании обширных материалов и документов, доказывающих участие Глобке в разработке нацистских преступных законов и постановлений и его вину в массовом уничтожении народов Европы, заочно осудил его в 1962 году, Глобке ушел в отставку. Он получил высокую государственную пенсию и часто выступал в процессах над нацистскими преступниками в качестве свидетеля защиты.