Тенденции к реабилитации нацизма

Двадцатипятилетняя практика судебных процессов над нацистскими преступниками убедительно свидетельствует об утвердившейся в ней тенденции к вынесению оправдательных приговоров или максимальному занижению меры наказания.

Однако неверно было бы обобщать указанную тенденцию в том смысле, что в ходе правосудия, особенно по первой инстанции, суды присяжных всегда действуют таким образом. Иногда объективные материалы обвинения оказываются сильнее субъективных устремлений суда и вынуждают приговаривать нацистских преступников к относительно суровым мерам наказания (в крайне редких случаях это пожизненное заключение). Например, так закончился в 1970 году процесс по делу бывшего коменданта концлагеря Треблинка гауптштурм  фюрера СС Франца Штангеля. Единственный из оставшихся їв живых эсэсовских руководителей, непосредственно участвовавших в организации массового уничтожения узников, он обвинялся в депортации из Польши, Германии, Югославии, Болгарии, Франции и других стран 400 тыс. человек и их последующем уничтожении в газовых камерах концлагерей Собибор и Треблинка. Штангель скрывался в Латинской Америке, в 1967 году был обнаружен в Сан-Паулу и выдан ФРГ. В результате судебного процесса, который проходил в Дюссельдорфе с 13 мая по 22 декабря 1970 г. суд присяжных приговорил Штангеля к пожизненному заключению.

Но когда мы говорим о том, что преобладающей являлась именно оправдательная практика, то имеем в виду действие механизма судопроизводства в целом,  путь прохождения дела от судов первой инстанции до высших апелляционных судов. Обвиняемый и его защита, как правило, каждый приговор обжалуют перед вышестоящим верховным судом земли, а затем и перед уголовным сенатом Федеральной судебной палаты. Система обжалования приговоров, которая зачастую приводит к отмене первоначального решения, к пересмотру его, превратилась в еще один достаточно эффективный способ реабилитации нацистских преступников. Обычно отмена приговора сопровождается передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, решение которого затем вновь подвергается обжалованию. В результате этого рассмотрение тех или иных дел затягивается на долгие годы. Так, судебная история по делу бывшего рапортфюрера Бухенвальда Арнольда Штриппеля затянулась более чем на 20 лет. В 1949 году первый суд приговорил его за убийство многих сотен узников к пожизненному заключению, затем приговор пересматривался шесть раз, л в конце концов последний приговор от 27 февраля 1970 г. изменил формулу обвинения на «пособничество в убийстве» и определил срок наказания в шесть лет.

Или взять дело бывшего шефа гестапо в оккупированной Норвегии штурмбанфюрера СС, имперского правительственного советника Гельмута Рейнгарда, руководившего массовым вывозом норвежцев в концлагеря, а также проводившего операции по ликвидации участников движения Сопротивления в Норвегии. После войны Рейнгарду удалось скрыться, и до 1964 года он под вымышленным именем проживал в Западной Германии; когда, наконец, он предстал перед судом присяжных в Баден-Бадене, то участие его в операциях по ликвидации партизан было квалифицировано как простое убийство, а потому наказание погашалось за давностью. Депортация же по его приказу 532 человек в Освенцим была расценена судом как форма лишения свободы, которая, по заключению суда, погашалась за давностью. Прокуратура обжаловала приговор, и Федеральная судебная палата отменила приговор, однако лишь в той части, где суд присяжных ошибочно квалифицировал его деяния как «простое убийство». В остальных пунктах обвинения приговор оставлен в силе, в том числе и относительно «оригинального» истолкования депортации в концлагерь как формы лишения свободы. По решению Федеральной судебной палаты дело было передано на повторное слушание по первой инстанции суду присяжных в Карлсруэ. Рейнгард был арестован 10 сентября 1969 г. В качестве защитников он нанял западногерманских юристов: франкфуртского адвоката Эриха Шмидта-Лейхнера и профессора уголовного права Гейдельбергского университета Эрнеста Харнака. Суд в Карлсруэ 23 сентября 1970 г. вынес Рейнгарду оправдательный приговор.

Механизм пересмотра первоначальных приговоров в порядке их ревизии апелляционными судами приобретает подчас эффект амнистии. В этом отношении харак-терной представляется судьба приговора франкфуртского суда в  «большом» Освенцимском процессе. И другой осужденный, Курт Юрашек из Гейдельберга, также оказался на свободе. В Освенциме он заведовал аптекой и сейчас имеет аптеку. Естественно, что эти коллеги Лукаша, выступая свидетелями защиты, всячески восхваляли Лукаша в качестве «человека, всегда готового прийти на помощь». Лукаш был оправдан.