Третий период денационализации – полное прекращение преследования нацистов

Почти полное прекращение судебного преследования нацистских военных преступников знаменует начало третьего периода (1954—1957 гг.). После того как западные оккупационные власти отказались от сохранения оккупационного режима и заявили о восстановлении суверенитета ФРГ (протокол от 23 октября 1954 г.), они предприняли правовую акцию, которая в сущности явилась новой формой дальнейшего проведения их политик по реабилитации нацистских военных преступников. В договор о регулировании отношений между западными оккупационными властями и ФРГ было включено специальное положение о правовой силе приговоров , вынесенных военными трибуналами оккупационных властей в отношении нацистских военных преступников. В нем указывалось, что наличие таких приговоров, даже вынесенных заочно, ограничивает по этим делам юрисдикцию ФРГ, исключая для ее судебных органов возможность привлекать к уголовной ответственности заочно осужденных. В сущности такой режим означал завуалированную реабилитацию значительного числа крупных нацистских преступников типа бывшего гитлеровского генерала Ламмердинга или бывшего майора вермахта Молинари, заочно осужденных французскими трибуналами к смерти. Однако дело не ограничилось закреплением общей позиции в пользу нацистских преступников.

 Договор в то же время допускал применение западногерманскими судами системы зачета при осуждении ими нацистов, ранее (очно) осужденных военными трибуналами в полном соответствии с установками действующего уголовного права .

Как известно, система зачета получила широкое распространение при осуждении нацистов, и часто приговор означал их оправдание. Оценивая в 1971 году значение этой акции западных властей, генеральный прокурор земли Эрих Хеймесхоф писал: «Если речь идет о каком-либо факте, уже однажды послужившем основанием для обвинения, то независимо от исхода дела вторично этот факт уже не может послужить поводом для обвинения со стороны органов юстиции ФРГ. Таким образом, союзники сами исключили для ФРГ возможность судить находящихся на ее территории преступников». Объясняя отношение и позицию ФРГ, он продолжает: «Многие заочные процессы во Франции ФРГ не могла признать, ибо обвиняемые были лишены возможности защищаться... Выдача же преступников судебным властям для осуществления правосудия также не могла иметь место в силу запрета ст. 16 Конституции» (запрет выдачи граждан ФРГ властям других государств). Таким образом, после передачи всей юрисдикции по делам о нацистских преступлениях судебным органам ФРГ была изобретена система, по возможности ограничивающая эту деятельность.

 Если начиная с 1950 года применение Закона № 10 Союзного Контрольного Совета «О наказании лиц, виновных в военных преступлениях, преступлениях против мира и против человечности» умышленно свертывалось и в материальном и в процессуальном отношении, то 30 мая 1956 г, бундестаг официально сообщил об отмене закона. Оставив в качестве исключительного правового основания внутригерманекий уголовный кодекс, соответствующие власти ФРГ рассчитывали прекратить деятельность по преследованию нацистских преступников на основании параграфов германского уголовного законодательства, практика применения которого за 100 лет в условиях частой смены политических режимов, военных крушений и т. п. выработала высокую степень политической эластичности.