Плацдармы на французском берегу Мааса



Создав плацдармы на французском берегу Мааса, Гудериан и Роммель решили провести стремительный бросок на запад.В ночь на 13 мая немцы продолжали перебрасывать войска через Маас в районе Седана, а инженеры быстрыми темпами строили мост для 10-й танковой дивизии. Размеры плацдарма теперь составляли примерно восемь километров в ширину и восемь в глубину.Приняв во внимание имевшиеся у них резервы, генералы Лафонтен и Хюн-цигер запланировали нанести удар по двум направлениям на плацдарм Гудериана в 04:00. Это позволило бы им вступить в бой с немецкими частями, пока еще не имевшими поддержки со стороны танков.Однако атака была отложена по целому ряду причин: войска не испытывали желания сражаться, дороги оказались забиты толпами беженцев, а проблемы со связью так и не удалось решить (многие части так и не получили приказа о наступлении). В связи со всем этим до 07:00 на фронте так ничего и не произошло, а к этому времени ситуация на немецком плацдарме коренным образом изменилась.

Тем временем в районе Динана 7-я танковая дивизия Роммеля продолжала продвигаться вперед. Сам Роммель возглавил горстку танков, которые успели форсировать Маас. Он стремился вывести их вперед, чтобы присоединиться к 7-му стрелковому полку, который вел тяжелый бой в районе Она. Этот городок находился на шоссе, проходившем через высоты к западу от Мааса, и его взятие открывало дорогу к равнинам Северной Франции. Роммелю повезло: он не пострадал, когда танк PzKw III, на котором он ехал, был подбит и вьюеден из строя. Проведенная на данном этапе атака силами 1-й французской бронетанковой дивизии, возможно, Линия изменила бы ход всего сражения и сокрушила слабые немецкие танковые части, успевшие перейти Маас, но действия французских частей были плохо скоординированы, а затем они вообще застряли в пробках на переполненных дорогах. Французские войска смогли развернуться лишь к полуночи, но теперь они сильно нуждалось в горючем, в связи с чем сама возможность проведения атаки становилась все более неопределенной.

Хотя 4-я североафриканская дивизия оказала в Оне ожесточенное сопротивление, ее позиции были в конечном счете прорваны комбинированными атаками бомбардировщиков Люфтваффе и танков. Но худшее для защитников было еще впереди. К северу от Динана, у Ивуара, французская дивизия отступила примерно на 9 км, когда две немецкие пехотные дивизии форсировали реку, что привело Корапа в ярость. Поскольку часть танков Роммеля уже находиласьв Оне, а другая переправлялась по понтонному мосту через Маас, у генерала Мартена сильное беспокойство вызвало положение его 18-й и 22-й дивизий, и он отдал целому корпусу приказ отступить на позиции у Флорена.

Контратака на Бюльсон

Тем временем южнее Седана танки 1-й танковой дивизии, которая к рассвету завершила переправу, вышли к Шеери и Бюльсону, где они подверглись разрозненной контратаке французских 4-го бронетанкового батальона и 205-го пехотного полка. Французские танки подбили и вывели из строя два немецких танка прежде, чем сами были поражены подложенными под них кумулятивными зарядами. Сильная группа немецких танков готовилась обойти французов с фланга, и когда они прорвались через незащищенный фланг 213-го полка, 7-й французский бронетанковый батальон был вынужден отступить, потеряв половину своей техники.В действительности 55-я французская дивизия больше не существовала, а через два дня Лафонтен был отстранен от командования. Такая же судьба постигла и 71-ю французскую дивизию. Остатки этих подразделений были переданы под начало генерала Флавиньи. Недавно сформированный XXI французский корпус, состоявший из 3-й бронетанковой и 3-й механизированной дивизий, был направлен к Седану, чтобы попытаться закрыть разрыв, образовавшийся во французской линии фронта.

Прорыв обороны

Неудавшаяся контратака показала всю слабость положения французов. Теперь 1Удериан приказал 1-й и 2-й танковым дивизиям изменить направление удара, атаковать непосредственно на запад и прорвать французскую линию обороны. Он серьезно рисковал, снимая войска с участка, к которому с юга подтягивались французские подкрепления, однако все же оставил 10-ю танковую дивизию и полк «Великая Германия» в Стонне.Новое направление главного удара проходило через французские позиции у реки Бар, которые обороняли 5-я легкая кавалерийская дивизия 1-я кавалерийская бригада. Тем временем только что сформированная 3-я французская бронетанковая дивизия с двумя батальонами легких танков Hotchkiss S-39 и 3-я механизированная дивизия медленно двигались к Седану по забитым беженцами дорогам. 3-я бронетанковая дивизия сконцентрировалась за Стонном приблизительно в 06:00 14 мая, однако задержка с дозаправкой и постоянные налеты немецкой авиации привели к тому, что она не была готова атаковать противника до 16:00.

Ошибки французов

Все это происходило как раз в тот момент, когда командующий французскими войсками на этом участке генерал Флавиньи принял роковое решение: не предпринимать атаку и продолжать удерживать свои позиции. Он растянул свои танки примерно на 20 км-от Бара до Стонна. Генерал Жорж, однако, настоял, чтобы атака была все же проведена на следующий день.Другие французские генералы также допустили ряд серьезных ошибок Хюн-цигер полагал, что Гудериан планирует обойти «Линию Мажино» с южного фланга. Чтобы не допустить этого, он приказал центру своей армии отступить и занять новые позиции несколько южнее. В результате этого маневра между 2-й армией Хюнцигера и 9-й армией Корапа образовался огромный разрыв, причем примерно в том самом месте, где Гудериан и планировал нанести удар. Позже той ночью Корап и Бийот отдали ряд нескоординированных приказов войскам 9-й армии о том, на какие позиции им следовало отступить, что! , вызвало еще большую путаницу.

Тем временем налеты авиации союзников на немецкие понтонные мосты были отбиты шквальным огнем
немецких зенитных орудий. ВВС союзников потеряли много машин, а мосты так и остались неповрежденными. Хотя поток транспорта через Маас несколько замедлился, он так и не был остановлен.Пока наступление через Арденны продолжалось, с северного участка фронта пришли обнадеживающие известия: в ночь на14 мая после бомбардировки Роттердама голландцы подписали Акт о капитуляции.15 мая Роммель, находившийся на плацдарме на Маасе в районе Динана, получил в свое подчинение еще одну танковую дивизию-5-ю-из состава XV корпуса Гота, наступавшую в направлении Серфонтэна. Ее колонна внезапно появилась перед танками французской бронетанковой дивизии, стоявшими в ожидании отставшихтранспортов с горючим. Пока Роммель продолжал рваться вперед, 7-я танковая дивизия вступила в ожесточенный бой. К концу дня в 1-й французской бронетанковой дивизии осталось всего шесть тяжелых танков «Б».

Роммель выигрывает гонку

Тем временем Роммель, не сбавляя скорости, вышел на открытое пространство. Его танки не тратили время на остановки, чтобы ответить на огонь противника или взять пленных, которых немцы просто отправляли своим ходом добираться в тыл германской армии. К ночи измотанные войска Роммеля достигли Серфонтэна, преодолев 12 км: ему удалось прорвать линию обороны противника еще до того, как она была хотя бы частично занята французскими войсками. Этот бросок стал решающим для 9-й французской армии, отход которой под ударами Люфтваффе превратился в бегство.Тем временем XLI корпус Рейнгард-та наступал в районе Монтерме, правда, без особых успехов на северном и южном флангах. Его 6-я танковая дивизия форсировала Маас рано утром 15 мая, и хотя 8-я танковая дивизия все еще ожидала завершения строительства моста, часть XLI корпуса уже имела возможность принять участие в наступлении. Сопротивление 102-й французской крепостной дивизии было быстро подавлено, и мотоциклисты 6-й танковой дивизии помчались вперед.

Колонны ошеломленных французских военнопленных потекли в тыл: 61-я дивизия перестала существовать, и к вечеру армия Корапа представляла собой бегущую толпу. Когда танки в полночь наконец остановились, они находились уже в 85 км от Мааса. В Седане Гудериан также попытался начать наступление на запад, но был вынужден защищать свой левый фланг у Стонна, где 3-й французской бронетанковой дивизии генерала Флавиньи было приказано начать контратаку-ту, что отложили накануне. В течение дня в ходе ожесточенных боев деревня Стонн несколько раз переходила из рук в руки (с немецкой стороны здесь сражался полк «Великая Германия»). Последнюю атаку французы предприняли примерно в 18:00 в районе Шеери, но в ней участвовал лишь один батальон, да и тот почти сразу был отозван. Во время обороны Стонна у немцев хорошо показали себя противотанковые орудия, которые за 10 часов боя выбили 33 французских танка. На следующий день части Вермахта закрепились в деревне.

Тем временем наступавшие на запад войска гудериана столкнулись с армейской группой под командованием генерала Тушона. Французы оказали отчаянное сопротивление немецкому наступлению, но затем были вынуждены начать отход. 1-я танковая дивизия получила новое задание: развернувшись, она вышла к Бувельмону и вечером захватила его. У 2-й танковой дивизии день прошел несколько спокойнее: она вступила в контакт с частями XLI корпуса Рейн-гардта у Монкорне и рассеяла недавно прибывшую 2-ю французскую бронетанковую дивизию, которая была распределена на большом участке фронта и практически не успела оказать организованного сопротивления.

Окружение войск Союзников

Ночью пришли известия, что немецкие танки уже в Монкорне. К этому времени французские ВВС потеряли половину своих истребителей. Операции Королевских ВВС по бомбардировкам начали сворачиваться, а британские генералы вообще отказывались отправлять в бой свои истребители Hurricane, утверждая, что в Англии их скоро вообще ни одного не останется.Эти пять дней-с 10 до 15 мая-показали, что «Удар серпом» осуществляется в высшей степени успешно. Все три немецких танковых корпуса группы армий «А» глубоко вторглись на территорию Франции, форсировав Маас на участке от Седана через Монтерме и до Динана на севере. Они действовали в контакте друг с другом, и теперь над выдвинувшимися в Бельгию войсками союзников нависла угроза окружения и уничтожения.