Атака на форт «Габриэль»

После артобстрела в атаку пошла пехота Вьетминя. Огромная волна пехотинцев, не обращавших внимание на потери, захлестнула защитников форта «Беатрис». Оставшиеся в живых солдаты 3-го батальона 13-й полубригады Иностранного легиона (33/13 DBLE) укрылись в джунглях и лишь на рассвете 14-го вышли к форту «Доминик». Ударный отряд парашютистов при поддержке танков в то же утро предприняли попытку вернуть «Беатрис», но их остановил сильный огонь, после чего де Кастри решил не возобновлять бой. Краткое перемирие позволило французам извлечь из-под обломков восемь оставшихся в живых раненых. Сражение стоило 3/13 DBLE 556 солдат и офицеров: оставшиеся в живых находились в состоянии шока, а несколько человек бежали.

После первого сокрушительного удара началась атака на форт «Габриэль», как и ожидал де Кастри. Два полка Вьетминя начали пробиваться через позиции 5-го батальона 7-го полка алжирских стрелков (5/7 RTA) под прикрытием сильного огня артиллерии. Стрелки оказали яростное сопротивление, остановив противника в ходе контратаки, но ночью войска Вьетминя получили подкрепления и продолжили наступление. Де Кастри приказал Ланглэ, который после смерти Гоше принял командование центральным сектором, провести контратаку. В 05:3015 марта Ланглэ бросил в бой 5-й вьетнамский парашютный батальон (5 BPVN), прибывший 14-го числа, роту 1-го парашютного батальона Иностранного легиона (1 ВЕР) и несколько танков.

Однако 5 BPVN еще на подходе столкнулся с трудностями, и его атака закончилась неудачей. Часть 5/7 RTA пошла на прорыв, чтобы присоединиться к контратаке, но в середине утра «Габриэль» уже был в руках коммунистов. Потеря этого самого массивного из всех фортов с сильным гарнизоном, из состава которого погибло почти 500 человек, нанесла серьезный удар по боевому духу защитников. Пиро, который был уверен, что его орудия не допустят подобного развития событий, оказался полностью выбит из колеи. Будучи не в состоянии управлять одной рукой с пистолетом, он подорвал себя гранатой в своем блиндаже.

16 марта гарнизон получил долгожданное подкрепление, на сей раз прибыл 6-й колониальный парашютный батальон Бижара (6 ВРС). Также были доставлены артиллерийские снаряды и мины, чтобы пополнить уже начавшие подходить к концу запасы. Неудачи у «Беатрис» и «Габриэль» сильно повлияли на настроение многих тайских солдат. Факты дезертирства убедили де Кастри оставить часть форта «Эн-Мари» и отвести оттуда солдат в «Югетт».

В течение следующих нескольких дней стало очевидно, что под прикрытием огня своей артиллерии пехота Вьетминя настойчиво прокладывала себе дорогу к французским позициям. После того как войска Вьетминя сжали кольцо вокруг Дьенбьенфу, 24 марта давление на гарнизон несколько ослабло. Этот момент можно назвать переломным. Де Кастри фактически оставил руководство войсками, хотя номинально и остался командующим. Теперь решения принимали энергичный и прямой Ланглэ и «парашютная мафия» -командиры парашютных батальонов. Ланглэ лично принял командование фортами «Доминик» и «Элиана», незадолго до этого прибывший подполковник Вуано возглавил восточный сектор от Транкарте, а майор Сегвен-Пази -2-ю GAP. Бижар отвечал за проведение контратак, которые должны были согласовываться с Ланглэ. Офицеры, возглавившие теперь оборону, были жесткими и опытными солдатами. Но могли ли они выдержать удар войск, которые бросил на них Зяп?