Битва при Дьенбьенфу

К началу марта 1954 года командующий войсками Вьетминя имел в своем распоряжении достаточное количество боеприпасов и вооружения, необходимых для осады Дьенбьенфу. Использовались любые возможности, например, модифицированные велосипеды, на которых можно было перевозить по 200 кг груза. Пустые джунгли скрыли от французских разведывательных самолетов большую часть перемещений, тем более что переброски в основном осуществлялись ночью.

Тяжелые орудия, в том числе 75-мм и 105-мм, разбирались и вручную переносились на заранее подготовленные позиции: каждое из них располагалось в хорошо скрытом и снарядостойком укрытии. Эти укрытия готовились очень тщательно, чтобы не нарушить зеленый покров на склоне - французы абсолютно не осознавали масштабов постоянного роста сил противника вокруг их периметра. Кроме того, артиллерийские позиции Вьетминя были окружены зенитными установками - к концу сражения здесь находилось 80 советских 37-мм зенитных орудий и более 100 12,7-мм станковых пулеметов.

Тем временем гарнизон Дьенбьенфу продолжал выполнять возложенную на него двойную задачу по строительству базы и патрулированию окрестностей. Большинству новых фортов дали женские имена: ходил упорный слух, что это имена любовниц полковника де Кастри. На севере и северо-востоке «Габриэль» и «Беатрис» прикрывали грунтовку и дорогу 41, соответственно. «Эн-Мари» и «Югетт» находились к северо-западу от Дьенбьенфу, а небольшой форт «Франсуаза» и более мощный «Клодин» -к западу и юго-западу. К востоку от реки располагались «Элиана» и «Доминик», в то время как «Изабель» прикрыл новую взлетно-посадочную полосу почти в 6 км к югу от Дьенбьенфу.Ввиду того, что Дьенбьенфу, вероятно, должен был стать местом проведения планомерных операций, де Кастри приказал, что все укрепления должны быть оборудованы таким образом, чтобы оказаться в состоянии выдерживать попадание 105-мм снаряда. Даже после трудоемких операций по заготовлению леса гарнизону требовалось минимум 30 ООО тонн строительных материалов, чтобы оборонительные укрепления хоть в какой-то степени соответствовали требованиям командующего.

Все деревья в долине были срублены, а ветки и кустарник пошли на дрова -это лишило французские позиции необходимого естественного прикрытия, кроме того, не использовалась и маскировочная сетка. В результате артиллеристы Вьетминя, находившиеся на холмах, могли прекрасно видеть расположение французских фортов.7 декабря Коньи решил начать операцию «Поллукс» - «близнеца» операции «Кастор», - являвшуюся реализацией плана по выводу гарнизона из Лайтяу. Операция была успешно завершена 10 декабря, однако многие легкие тайские роты, получившие приказ самостоятельно пробиваться к Дьенбьенфу, исчезли без следа. Это было зловещим напоминанием о присутствии Вьетминя в регионе, однако французы все еще не хотели дать себе отчет в том, насколько масштабным оно было.Потери гарнизона до 15 февраля 1954 года составили 32 офицера, 96 унтер-офицеров и 836 солдат - около 10 % от общей численности офицеров и 8 % унтер-офицеров и солдат. Хотя взлетно-посадочная полоса теперь находилась под спорадическим огнем артиллерии,а садившиеся и взлетавшие самолеты обстреливались с холмов зенитками, еще сохранялась возможность без особых проблем вывезти раненых и доставить подкрепления. Подполковник Ланглэ с загипсованной лодыжкой прибыл, чтобы вновь принять командование над 2-й GAP. Прибыл и эскадрон из 10 легких танков М-24 «Чаффи». Два танковых взвода остались на центральной позиции, а третий был отправлен в форт «Изабель».

Гарнизон также получил дополнительные орудия, что еще больше укрепило уверенность в себе Шарля Пиро, который хвастался, что может сорвать любую атаку пехоты Вьетминя и уничтожить артиллерию Зяпа противоба-тарейным огнем. Пиро сосредоточил большую часть своих орудий на главной позиции, развернув две батареи HI/10 RAC в «Изабели» и отправив туда третью уже во время сражения.К 11 марта приготовления Зяпа были закончены, и в войсках было зачитано выпущенное им воззвание: «Помните, что это историческая битва. Полные решимости уничтожить врага, помните наш девиз: «Всегда атакуйте, всегда идите вперед». Преодолевайте страх и боль, не обращайте внимания на препятствия, объединяйте свои усилия, боритесь до самого конца, уничтожьте врага в Дьенбьенфу. Одержите великую победу!».12 марта бригадный генерал Рене Коньи вышел из самолета на взлетно-посадочной полосе, чтобы осмотреть оборонительные сооружения. Как только генерал после короткого визита вернулся в самолет, и тот начал разбег, взлетно-посадочная полоса была разворочена взрывом 105-мм снаряда. Самолет Коньи успешно поднялся в воздух и взял курс на Ханой, но взлетно-посадочная полоса была в ужасном состоянии. Артиллеристы Вьетминя наконец пристрелялись.

В тот день, когда Коньи вернулся в Ханой, де Кастри завершил свой традиционный инструктаж, предупредив старших офицеров, что атака ожидается на следующий вечер. Хотя гарнизон и подготовился к наступлению Вьетминя, для него полной неожиданностью стал массированный артобстрел, который начался в 17:00 13 марта 1954 года. Облачность была низкой, и артиллеристы Вьетминя могли не опасаться атак с воздуха. Град тяжелых снарядов обрушился на французские позиции, они разносили перекрытия укреплений, рвались в траншеях, разрывали гаубицы и уничтожили самолет, стоявший на поврежденной взлетно-посадочной полосе.

Эффективность этой первой после недель ожидания бомбардировки ошеломила французов, возвестив об их возможном в будущем поражении. Солдат минометной части Иностранного легиона описал ужасающую сцену: «Нам казалось, что мы попали в центр страшного катаклизма, но вскоре обнаружили, что то же самое творится везде. Все было черно от дыма, разрушено, уничтожено. Повсюду вокруг колебались силуэты -свидетели катастрофы». Французские артиллерийские офицеры гарнизона подсчитали, что за время осады по их позициям было выпущено более 130 ООО снарядов, что составляло от 1300 до 1700 тонн боеприпасов. А ведь их с декабря 1953 по май 1954 года необходимо было доставить на позиции Вьетминя - удивительный подвиг, особенно если учесть, что каждый 20-кг снаряд носильщик должен был пронести по крутым горным тропам.