Долина слез



С 6 по 9 октября сирийские войска продолжали атаковать Голаны, однако они понесли тяжелые потери и оказались не в состоянии прорвать оборону израильтян.В 8:00 7 октября сирийские войска вновь пошли в атаку на 3-км фронте в Долине слез - между Бустером и горой Хермон. Хорошо организованная оборона 7-й бригады вынудила атакующих отойти после четырех часов боя, оставляя за собой в долине искореженные остовы бронетехники. В 22:00 сирийцы предприняли еще одно наступление, бросив 500 танков против 40. Борьба достигла кульминации примерно в 1:00 8 октября. Сирийцы вновь отступили, но только затем, чтобы снова атаковать в 4:00. Первые лучи восходящего солнца осветили множество заглохших или разбитых сирийских танков и бронетранспортеров перед израильскими позициями или даже позади них. 7-я бронетанковая бригада оказалась в отчаянном положении.Но и потери сирийцев были очень высоки. 7-я пехотная дивизия потеряла своего командира, когда его танк поразил израильский снаряд. Его гибель стала настолько серьезным ударом по моральному состоянию сирийских войск, что запланированная ночная атака 8 октября была отложена до утра.

Критический момент

9 октября, примерно в 9:00, сирийские войска вновь предприняли попытку пробиться через Долину слез к высотам между горой Хермон и Бустером. Им удалось быстро захватить гребень холма и создать угрозу прорыва. В этот момент решалась судьба сражения. Если бы сирийские танки смогли соединиться с пехотой, наступавшей в районе Эль-рома, то между ними и Кирьят-Шмона в Северном Израиле не оказалось бы никого, способного оказать сопротивление.И снова израильские танки остановили наступление пехоты, однако к этому моменту танковые экипажи находились в непрерывных боях уже в течение четырех дней и трех ночей и в среднем у них оставалось по четыре выстрела на танк. Бен-Гал радировал Эйтану о своих сомнениях, что 7-я бригада сможет держаться и дальше. Из имевшихся первоначально в его распоряжении 105 танков у него теперь оставалось лишь семь. Сирийцы уже готовились торжествовать победу, когда произошел один из тех замечательных случаев, которые и решают судьбы сражений и армий.

Подполковник Йоси Бен-Ханнан прибыл на поле боя прямо после своего медового месяца, который он проводил в Гималаях. Он собрал 13 боеспособных единиц бронетехники в танковых ремонтных мастерских позади линии фронта и наскоро сколотил экипажи из добровольцев. Во главе своего импровизированного отряда он неожиданно появился на участке обороны 7-й бронетанковой бригады и ринулся в контратаку, врезавшись в сирийский левый фланг к юго-востоку от Бустера. В первом же столкновении отряд Бен-Ханнана уничтожил около 30 сирийских танков. Измотанные предыдущими боями сирийцы, не зная о том, в каком отчаянном положении находился их противник, начали отход. Сражение за Бустер закончилось. Эйтан сказал Бен-йлу: «Вы спасли народ Израиля». Солдаты 7-й бронетанковой бригады вели непрерывные бои в течение более чем 50 часов. Они потеряли всю технику, за исключением семи танков, но вывели из строя 260 сирийских танков и 500 единиц другой бронетехники. В ходе этого оборонительного сражения ЦАХАЛу пришлось столкнуться с I мощью сирийской артиллерии, от огня I которой погибло много командиров I танков 7-й бронетанковой бригады. Оборудование ночного видения, установленное на сирийской бронетехнике, дало наступавшим огромное тактическое преимущество, которое они, впрочем, не смогли полностью реализовать. Столь высокая цена побе- | ды в Долине слез также была горьким Ц напоминанием о том, что командо-вание ЦАХАЛа отказалось вовремя мобилизовать резервы, чтобы встретить угрозу Израилю на Голанах во всеоружии.

Голанский фронт стабилизируется

Утром 8 октября инициатива в южном секторе полностью перешла в руки ЦАХАЛа. В 8:30 израильские войска перешли в контратаку, стремясь блокировать 1-ю сирийскую танковую дивизию в районе Хушнии. К вечеру, после целого дня жестоких боев, сирийцы были отброшены от Джухадера, что поставило под удар их линии коммуникаций вдоль Трансаравийского нефтепровода. К этому моменту отдельныепередовые части сирийской армии почти достигли здания старой таможни, находившейся всего в 5 км от реки Иордан, - самая дальняя точка, которой им удалось достичь.В районе Трансаравийского нефтепровода разгорелись яростные бои, но в сумерках израильтяне установиликонтроль над дорогой в районе Нафеха, отбив утром 9 октября контратаку противника. В тот же день 679-я резервная бронетанковая бригада подошла к Хушнии, где располагалась укрепленная штаб-квартира 1-й танковой дивизии. Теперь уже дивизия полковника Джеха-ни оказалась под угрозой окружения.

Критическое положение сирийцев усиливалось из-за постоянно возраставшей активности израильской авиации. Вера израильтян в свое превосходство в воздухе, в результате которого им удалось выиграть войну 1967 года,  была несколько поколеблена в начале конфликта, когда сирийские ракеты земля-воздух встретили первую волну израильских самолетов в самом начале военных действий. За первые два дня конфликта израильтяне потеряли 50 самолетов, после чего их ВВС переключились на уничтожение наземных ракетных комплексов. К описываемому моменту израильтяне, кроме того, установили частоты, на которых осуществлялось управление ракетами, и смогли нейтрализовать сирийские радары.
В результате ВВС Израиля удалось в значительной степени ликвидировать угрозу со стороны сирийских ракет, и теперь они могли спокойно бомбить противника в Хушнийском котле.

После прибытия с севера дивизии Лэнера осуществлявшие охват израильские войска встретились у Хушнии, замкнув кольцо окружения. Вся эта территория превратилась в массовое кладбище сирийских танков. Здесь были уничтожены две сирийские танковые бригады. Остатки сирийской армии бежали на восток, в сторону демаркационной линии. Когда наступили сумерки, к западу от Пурпурной линии не было ни одной сирийской части. На Голанском плато сирийские войска оставили около 870 танков, сотни орудий и бронетранспортеров, тысячи транспортных средств и огромное количество снаряжения. Тщательно подготовленное наступление, начавшееся 6 октября, завершилось сокрушительным поражением, и сирийские войска теперь вернулись на исходные позиции.

Контратака израильтян

В ночь на 10 октября состоялось заседание кабинета министров Израиля, на котором обсуждался вопрос: использовать ли достигнутый на Сирийском фронте успех или же сосредоточиться на боевых действиях против Египта. В пользу первого решения было несколько аргументов. Во-первых, если сирийская армия будет выведена из борьбы, то можно не опасаться новогоудара и бросить все силы против Египта. Во-вторых, на помощь Сирии войска и военные самолеты были направлены Ираком, а также существовала возможность вмешательства Иордании. Наконец, Советский Союз продолжал осуществлять поставки военной техники Сирии, которая вполне могла подготовиться к новому наступлению. Но было и два веских основания не активизировать действия на Сирийском фронте. Во-первых, непосредственная угроза Дамаску могла вызвать вмешательство СССР. Во-вторых, ЦАХАЛ рисковал втянуться в войну на истощение в скалистых горах и застывших лавовых потоках, которые доминировали в этом районе. В связи с этим Генштаб рекомендовал вклиниться на территорию Сирии на 20 км, создать ! там линию обороны, оставив, таким образом, Дамаск в пределах досягаемости дальнобойной артиллерии. Кабинет дал свое согласие, и Генштаб немедленно приступил к разработке операции. У сирийцев не было времени, чтобы восстановить боеспособность своих войск, но это также означало и то, что у израильских войск мало времени для пополнения и реорганизации перед наступлением. Израильтянам предстояло атаковать на Дамасском направлении с самого северного участка на Голанах, а левый фланг наступающих войск опирался бы на склоны горы Хермон. План основывался на концентрации ударной группировки на севере, чтобы, создав угрозу Дамаску, вынудить сирийские войска принять бой. Действовавшая на левом фланге дивизия Эйтана должна была нанести главный удар, но, как только она прорывала позиции противника, в бой вступала дивизия Лэнера. Ей предстояло либо пройти сквозь позиции дивизии Эйтана, либо двигаться по собственному маршруту на Дамаск.


По другую сторону линии фронта сирийское верховное командование охватила паника. ВВС Израиля причинили огромный ущерб сирийской инфраструктуре, что могло серьезно помешать советским военным поставкам. Значительная часть сирийской армии была теперь сконцентрирована на подступах к Дамаску, в то время как войскам арабских союзников - Марокко, Саудовской Аравии, Ирака и Иордании - отводилась задача сдерживания израильского наступления. Ковда президент Египта Садат 14 октября скрепя сердце начал отвлекающее танковое наступление на Синае, чтобы поддержать Сирию, его техника была разбита по частям, и в этом районе инициатива также перешла к израильтянам.Утром 11 октября 7-я израильская бронетанковая бригада начала выдвигаться в район скалистых, поросших лесами холмов у подножья горы Хермон. Самый северный израильский флангнанес удар на северо-восток в районе предгорий Хермона на Хадер и Мазрат-Бейт-Джан. Несколькими километрами южнее остатки бригады «Барак» начали наступление на восток, чтобы захватить господствующие высоты Тель-Шамс.

Контратака сирийцев

На южном участке дивизия Лэнера перешла в атаку в 13:00 11 октября. Однако на перекрестке Хан-Арнаба израильтяне столкнулись с хорошо организованной обороной противника. Лэнер двинул 9-ю резервную бронетанковую бригаду на юг, намереваясь обойти перекресток, но той же ночью сирийская пехота контратаковала через застывшие лавовые потоки, отрезая израильские части. Этот бой продемонстрировал уязвимость наступавших танков перед решительным ударом пехоты, вооруженной ручными противотанковыми гранатометами РПГ-7. Ситуацию удалось спасти приданному дивизии воздушно-десантному батальону, который отбросил сирийцев и эвакуировал раненых израильтян.