Эскалация конфликта на Халхин-Голе

Отразив два наступления японцев, Жуков увидел возможность уничтожить 23-ю японскую пехотную дивизию.
После того, как японцы прекратили наступление, армии обеих сторон, занимавшие фронт протяженностью в 4 километра, заняли выжидательную позицию. Недели две прошли без серьезных столкновений, хотя и имели место локальные бои на северной оконечности линии фронта в районе высоты 733- Воспользовавшись затишьем на фронте, Жуков продолжил укреплять свои позиции, используя налаженную им линию снабжения и перебрасывая грузы на расстояние в 750 км от основных баз РККА. Тем временем в распоряжение Квантунской армии было передано 82 артиллерийских орудия, отправленные с Японских островов в рамках подготовки к общему наступлению.Комацубара полагал, что запланированный им массированный артобстрел значительно ослабит советские позиции и позволит японской пехоте принудить противника к отступлению, а затем нанести ему полное поражение. 24 артиллерийских орудия, которые советское командование развернуло на восточном берегу Халхин-Гола (в дополнение к 76 орудиям на западном берегу), должны были воспрепятствовать подобному развитию событий.



Второе генеральное наступление японской армии началось 23 июля. Японская артиллерия провела массированную артподготовку, выпустив в течение всего двух дней 25 ООО снарядов, после чего 64-й и 72-й пехотные полки атаковали центральный участок советского фронта, который занимали 11-я танковая бригада, 149-й мотострелковый полк и 5-я пулеметная бригада. Впрочем, довольно быстро японцы поняли, что огонь их артиллерии не нанес особого ущерба советским пушкам, и очень скоро оказавшееся под шквальным огнем советской артиллерии японское наступление замедлилось.Наступление продолжалось всего два дня, в ходе которых Квантунская армия добилась крайне незначительных результатов, но при этом понесла большие потери (500 человек убитыми и ранеными). Однако одного этого было недостаточно, чтобы купировать наступление - японское командование было готово добиться поставленных целей ценой чрезвычайно высоких потерь. Впрочем, атакующие войска быстро использовали наличные боеприпасы. В некоторых частях, особенно артиллерийских, количество боеприпасов снизилось до 50% от штатного уровня, а слишком большая растянутость коммуникаций означала, что вряд ли удастся быстро пополнить запасы.

Боевые действия превратились в серию локальных, но ожесточенных атак японцев, перемежающихся более длительными периодами относительного затишья. После провала своего второго генерального наступления Комацубара приказал своим войскам закрепиться как можно ближе к позициям противника. В течение следующих нескольких недель продолжались вялые бои на истощение, причем советская артиллерия ежедневно выпускала по позициям 23-й дивизии в среднем до 2000 снарядов. Со своей стороны командование Квантунской армии отдало приказ ограничить использование артиллерии, чтобы сохранить стремительно истощающиеся запасы боеприпасов.Перехваченные японцами сообщения указывали на то, что советские войска собираются в августе предпринять контрнаступление. В то же время японское командование было введено в заблуждение серией советских рейдов в район японских расположений в период с 1 по 8 августа, которые были отбиты, после чего вошли в доклады японской разведки.

Японское командование все еще находилось в плену заблуждения, что расстояние между ТВД и советскими базами останется для советских войск непреодолимым, и Жуков не сможет подготовить широкомасштабное наступление. Комацубара явно не имел информации о том, что Жукову удалось сформировать транспортный парк из примерно 4000 грузовиков, которые успешно осуществили переброску солдат, боеприпасов и снаряжения по 750 километрам грунтовых дорог между полем битвы и ближайшей железнодорожной станцией. К тому моменту, когда 20 августа началось советское контрнаступление, в распоряжении Жукова находилось более 50 000 человек, 480 танков и 250 самолетов.Попыткам японской авиации собрать больше разведывательной информации о противнике также препятствовала плохая погода. Лишь одному разведывательному самолету удалось 19 августа облететь тыловые районы советских позиций и зафиксировать там концентрацию советской бронетехники и машин, однако результаты этого полета
все еще анализировались, когда Красная Армия уже перешла в наступление.


Советское наступление началось в 06:30 утра 20 августа массированным авианалетом. Против японцев было использовано около 250 самолетов, включая минимум 150 бомбардировщиков, которые начали бомбардировку японских  складов и транспортных узлов. За авианалетом последовала массированная артподготовка на центральном участке японских позиций, занимаемом 2-м батальоном 28-го пехотного полка. Первый удар обрушился на линии связи японских войск, в результате чего 2-й батальон оказался отрезан от штаба и батарей тяжелой артиллерии в тылу. Затем советская артиллерия, получив гарантию, что ей не следует ожидать противобатарейного огня противника, предприняла трехчасовую бомбардировку позиций 2-го батальона.Под прикрытием артиллерийского заграждения небольшие группы советской пехоты и танков начали беспокоящие атаки японских позиций. Бой начался около 09:00, коща солдаты 602-го и 603-го стрелковых полков предприняли несколько атак на центр японских позиций. Японские войска, несмотря на то, что они сильно пострадали во время артобстрела, оказали ожесточенное сопротивление, отбив несколько волн советских атак. Бой затих около 18:00, когда советские войска отошли. 2-й батальон понес тяжелые потери, но ему удалось удержать позиции. Успехи других японских частей были значительно меньшими. 71-й японский пехотный полк, прикрывавший левый фланг 2-го батальона, был вынужден отступить после нескольких атак 293-го стрелкового полка и 11-й танковой бригады.


Второй день советского контрнаступления начался в 08:00 очередной массиро- ванной артподготовкой. По сравнению с артобстрелом накануне артиллерийский огонь был теперь значительно точнее благодаря активной работе разведки. Многие японские укрепленные пункты, которые успешно отразили накануне атаки противника, были теперь уничтожены, как и направлявшиеся к ним подкрепления. На центральном участке советская пехота сумела проникнуть за японскую линию фронта, но вновь была оттеснена после нескольких часов ожесточенного рукопашного боя. Однако на других участках советские войска начали выполнять свой маневр по двойному охвату, введя в бой на флангах большое количество танков. К концу дня советским войскам в ряде мест удалось прорвать японскую оборону. На юге 80-му советскому полку, поддержанному танками и бронетранспортерами 6-й танковой бригады, удалось прорвать позиции противника на стыке 1-го и 3-го батальонов 71-го пехотного полка. Одновременно на севере 601-й стрелковый полк проделал в линии обороны 8-го японского пограничного полка брешь, в которую были введены советские танки.

Эти локальные прорывы не привели к краху всей линии японской обороны, но они означали, что тыловая зона 23-й дивизии теперь могла быть с большим эффектом использована советскими легкими танками и бронетранспортерами, которые не встречали там особого противодействия. Бои в течение следующих двух дней проходили по тому же плану, что и 21 августа. Массированный огонь артиллерии перемежался атаками пехоты, которые были сконцентрированы на центральном участке, занимаемом 2-м батальоном.

Во 2-м батальоне осталось менее половины личного состава, а японские позиции на флангах становились все более и более растянутыми. Опасность окружения заставила 71-й пехотный полк несколько раз отходить со своих первоначальных позиций. 23 августа полк уже в беспорядке бежал. На севере 8-й пограничный полк оказался более стойким. Ожесточенные бои развернулись на Фуи, и советским войскам потребовались еще три дня тяжелых боев и переброски сюда танков БТ, оснащенных огнеметами, чтобы наконец прорвать японскую оборону и завершить охват 23-й дивизии Квантунской армии. В ночь на 23 августа передовые части двух советских фланговых групп встретились в деревне Номон-ган, завершив окружение крупной японской группировки. 2-й батальон продолжал удерживать позиции в центре, но к утру 24-го он уже был полностью окружен и, продолжая сопротивляться, теперь уже лишь боролся за выживание.В течение следующих четырех дней эта окруженная группировка, у которой оставалось мало боеприпасов и уже закончилось продовольствие, отчаянно пыталась уклониться от советских атак и обнаружить разрыв в линии окружения, чтобы через него добраться до остальных войск Квантунской армии. К тому времени, когда в ночь на 28 августа она наконец смогла выйти к своим, из батальона численностью в 900 человек 300 были убиты, включая большинство офицеров. Еще 367 человек были ранены, а 47 пропали без вести или были взяты в плен. Потери для 71-го пехотного и 8-го пограничного полков были столь же высокими.


Солдаты Комацубары отказались смириться с поражением, после чего подверглись интенсивному артобстрелу и налетам советской авиации. Попытки вырваться из окружения завершились в основном неудачно, и к концу августа 23-я пехотная дивизия была сильно потрепана.В этот момент Жуков, возможно, форсировал операции по расстройству коммуникаций в тылу Квантунской армии. Однако, учитывая международную ситуацию, когда Европа находилась на пороге Второй мировой войны, Сталин отдал приказ не выдвигать войска за предела декларированной Советским Союзом границы. В полном соответствии с японской традицией непризнания своего поражения, Комацубара начал готовить новый удар против советских войск, но к началу сентября эскалации конфликта на Халхин-Голе не хотели ни в Москве, ни в Токио. 16 сентября 1939 года перемирие вступило в силу.
На следующий день советские войска вступили на территорию Польши.