Фалезский котел



В начале августа 1944 года действия немецких, американских и британских командующих привели к разгрому немецких войск в Нормандии.В связи с тем, что британские войска 6 августа добились успеха и взяли Мон-Пенсон, американское и немецкое командования спланировали свои последующие действия. Гитлер решил, что немецкие войска должны предпринять смелую контратаку и отрезать американские войска, двигавшиеся из Нормандии через Авранш. 3 августа он сообщил фон Клюге, что фронт между Виром и Орном - то есть районом, где британские войска собирались проводить операцию «Блюкоат», - будет удерживаться пехотными дивизиями.

Танковые части, являвшиеся главной проблемой англичан, должны были развернуться на запад и начать наступление на занимаемый американцами город Мортен. Немецкие войска, действовавшие между Виром и Орном, должны были выйти на линию Вир -Мон-Пенсон - Тюри-Аркур. Взятие Мортена немецкими танковыми соединениями отрезало бы войска Паттона, прорывавшиеся в Бретань, в результате чего, как полагал Гитлер, немцы вернули бы себе стратегическую инициативу. Клюге и его штаб посчитали этот план авантюрой. Предназначенные для проведения контратаки войска не имели возможности сосредоточиться из-за того, что в небе господствовала авиация союзников: любая попыли ка предпринять какой-либо манев* днем сразу же приводила к тому, чтш они становились легкой добычей для англо-американских истребителей-1 бомбардировщиков. Единственной разумной альтернативой был отход на линию Сены, что позволяло спасти большую часть войск 7-й армии и танковой группы «Запад» и сформировать новый сильный рубеж обороны.

Однако перед немецкой армией теперь вставал еще более важный вопрос. Судя по всему, большинство высших командиров осознало, что единственный путь состоял в отстранении Штлера от власти. Но состоявшееся 20 июля покушение на его жизнь провалилось, и часть заговорщиков была казнена 8 августа.В этой ситуации Клюге не мог себе позволить ослушаться фюрера. Он собрал все имевшиеся в наличии свободные силы и 7 августа начал атаку на Мортен, получившую кодовое наименование «Операция «Лютгих» (Luttich). Это наступление обернулось катастрофой. Разведывательная служба УЛЬТРА вовремя предоставила информацию о предстоящей операции Брэдли, который ввел в Мортен 30-ю пехотную дивизию, что дало американцам возможность успешно выдержать удар противника и подтянуть в этот район сильные подкрепления. 8 августа фон Клюге приказал прекратить операцию.

После того как операция «Люттих» провалилась, Монтгомери отдал приказ о проведении нового наступления силами 1-й канадской армии. Крерар получил приказ в ходе начавшейся 7 августа операции «Тотелайз» (Totalize) переместиться на юг к Фалезу. Перед канадцами находились хорошо укрепленные линии обороны, но их поддерживала 1000 тяжелых бомбардировщиков. Вплоть до полудня 8 августа операция «Тотелайз» развивалась успешно, и канадцы смогли прорваться в расположения противника. Однако в 12:30 авиация союзников допустила ошибку и сбросила бомбы на неко-
торые из позиций канадцев, одновременно потери союзников от огня немецких танков и противотанковой артиллерии стали быстро расти. 9 августа атакующим удалось добиться лишь локальных успехов, и 10 августа попытки прорваться дальше были прекращены.

К счастью для союзников, в первые дни августа прекрасно проявила себя Армия США. Бронетанковые войска Паттона, объединенные в составе 3-й армии, рвались в Бретань. Джон Вуд, командир 4-й бронетанковой дивизии, был одним из тех, кто после начала развития наступления считал, что отправка бронетехники в Бретань, где не было никакого немецкого сопротивления, является пустой тратой сил и времени - порты на побережье Ла-Манша вполне могла занять транспортируемая на грузовиках пехота. 8 августа XX американский корпус достиг Луары, а XV американский корпус
в это время был уже в Ле-Мане. 8 августа Брэдли, узнав о провале немецкой наступательной операции «Лютгих», пришел к выводу, что переброска немецких танковых соединений на запад в ходе этой операции предоставляет Союзникам прекрасную возможность полностью отрезать немецкую группировку в Нормандии. Его собственная 1-я армия могла сковать немецкие войска, действовавшие против нее, в то время как армия Паттона должна была нанести удар на север через Алансон на Аржентан, а войскам Монтгомери предстояло выдвинуться на юг к Фалезу, создавая огромный «мешок», из которого немецкая армия не могла бы уже вырваться. Эйзенхауэр сразу же увидел перспективы данного плана, Паттон и Монтгомери также дали свое согласие на участие их войск в его реализации. Большую «помощь» им оказал Гитлер, который отказался пойти навстречу фон Клюге, настаивавшему на немедленном отступлении ради спасения армии. Вместо этого фюрер приказал, чтобы танковые соединения в Нормандии были сведены в танковую группу «Эбербах» (по имени ее командующего), которой предписывалось продолжить атаки на западном направлении - то есть фактически сунуть голову в петлю, заботливо предоставленную союзниками.

Теперь Паттон приказал XV корпусу Уэйда Хейслипа повернуть на север. Командование армии испытывало некоторое беспокойство по поводу снабжения, поскольку теперь войска было довольно далеко от своих баз в Нормандии, однако Эйзенхауэр гарантировал, что в случае срыва наземных поставок, он обеспечит Хейслипу доставку транспортной авиацией до 2000 тонн грузов в день. 12 августа Хейслип достиг Алансона, эде остановился, чтобы решить проблемы со снабжением, возникшие из-за огромной пробки у него в тылу. 12 августа, когда ловушка уже захлопывалась, немецкому командованию удалось добиться от Гитлера согласия на незначительный отход в районе Мортена, хотя всего за день до этого фюрер категорически настаивал на продолжении наступления на запад. Танковая группа «Эбербах» была не в состоянии начать новую атаку, и фон Клюге прекрасно понимал, что вот-вот произойдет катастрофа. VII корпус Брэдли наступал на юг - навстречу двигавшемуся на север XV корпусу Хейслипа, создавая огненное кольцо вокруг немецких войск.

Медленнее всего наступление развивалось в зоне действия двух армий Монтгомери. Части 1-й армии Демпси сместились на юг и 13 августа смогли взять Тюри-Аркур, однако они все еще были далеко от Фалеза в северном углу планируемого «мешка». К этому времени Хейслип достиг Аржентана -своей главной цели, и запросил командование о разрешении выйти к городу с севера. Паттон сообщил Брэдли, что 5-я бронетанковая дивизия Хейслипа находится в Аржентане. «Должен ли он про-
должить движение и сбросить англичан в море, как это уже было в Дюнкерке!» -осведомился он в свойственном ему бестактном стиле. Брэдли, получив поддержку Эйзенхауэра, приказал Паттону не двигаться на север от Аржентана, что привело Паттона в бешенство. Но Брэдли и Эйзенхауэр знали, что Монтгомери планирует новый мощный удар на юг к Фалезу: операция «Трактэбл» началась 14 августа. Как это уже имело место много раз, сначала был достигнут некоторый успех, а затем наступление застопорилось. Фалез не был взят до 16 августа. Кольцо окружения теперь сместилось к реке Див, несколько восточнее предусмотренной ранее линии Фалез-Аржентан. Американцы встретили бы британцев в Шамбуа.

15 августа немецкому Верховному командованию наконец удалось убедить Пилера в серьезности ситуации. Клюге, перемещавшийся со своим штабом на новое место дислокации, оказался атакован штурмовиками противника и в течение дня не мог исполнять свои обязанности. 17 августа его заменили Вальтером Моделей, в частности еще и потому, что у Штлера имелись подозрения, что фон Клюге мог быть вовлечен в заговор против него. Тем не менее, фюрер наконец разрешил отступление к реке Див, и оказавшиеся в котле немецкие войска начали планировать прорыв. Однако численность немецкой группировки была столь велика, что отступление приходилось проводить круглосуточно, а не только ночью. При свете дня авиация союзников нанесла тяжелый урон отходившим на восток колоннам Вермахта. Единственную надежду немцам могла дать лишь медлительность, с которой войска Монтгомери закрывали выход из котла на севере. Два «острия» клещей находились теперь в Трене и Шамбуа. Несколько мостов через Див были забиты солдатами отступающих соединений. К 19 августа польские части из состава войск Монтгомери закрепились вдоль линии реки Див, и теперь немцам приходилось прорываться уже с боями. 21 августа кольцо окружения было полностью замкнуто, и две немецкие армии оказались на грани уничтожения.