Израильское наступление 8 октября 1973

Хотя египтянам удалось застать противника врасплох, израильтяне все же смогли оперативно мобилизовать свои силы.К середине дня 7 октября египетские войска успешно завершили переброску через Суэцкий канал значительной войсковой группировки и понесли при этом незначительные потери, в то время как израильтяне подкрепления еще не получили и имели существенно меньше людей и техники, особенно танков. Египетская военная разведка предполагала, что первый мощный контрудар противник, отмобилизовав резервистов, сможет нанести примерно через восемь часов после начала войны, однако даже спустя 18 часов после того, как египетская армия начала форсировать Суэцкий канал, не было заметно никаких признаков подхода израильских резервов. Стало ясно, что контрудар будет нанесен не раньше 8-9 октября.


В командование ЦАХАЛа входили опытные военные, из которых многие являлись ветеранами бронетанковых войск и сторонниками стремительных ударов мощными «бронированными кулаками». Элазар и Гонен считали, что противнику удалось «смять» позиции первой линии обороны только потому, что танки были рассредоточены по взводам и ротам и стали легкой добычей для египетских танков, артиллерии и пехоты, вооруженной противотанковыми средствами. Совсем другой эффект дал бы скоординированный удар силами бронетанковых бригад и дивизий.

Элазар и Гонен убедили министра обороны Моше Даяна разрешить нанести на Синайском полуострове мощный контрудар силами двух свежих бронетанковых дивизий, 1б2-й и 143-й, которыми командовали соответственно генерал-майоры Авраам «Брен» Адан (дивизия находилась на севере) и Ариэль Шарон (на юге).Вечером 7 октября Элазар отдал Адану приказ атаковать и уничтожить египетские плацдармы. В случае успеха Шарон должен был в свою очередь нанести удар в южном направлении -против сил 3-й армии противника.Впрочем, Адан потерпел неудачу, и дивизии Шарона пришлось идти ему на помощь.При этом Элазар подчеркивал, что главной целью являлось уничтожение плацдармов египтян на восточном берегу канала. Гонен же, напротив, считал, что необходимо сразу форсировать канал. Ошибка израильских генералов заключалась в том, что они искренне надеялись за счет быстроты и маневра преодолеть упорное сопротивление противника.

8 октября дивизия «Брена» Адана начала наступление вдоль «Рокадной дороги», не имея фактически никакой артиллерийской или авиационной поддержки. Первая бригада дивизии под командованием полковника Габи Амира должна была наступать в южном направлении между Суэцким каналом и «Артиллерийской дорогой». Слева от нее находилась бригада полковника Натке Нира, также наступавшая на юг. Третья бригада дивизии под командованием полковника Арье Керена получила приказ наступать на юг в направлении Большого Горького озера. После разгрома противника на восточном берегу канала дивизией Адана подразделения генерала Магена должны были зачистить остатки сил противника. Развернувшись в направлении канала, дивизия Адана начала наступление на запад. В 12:00 бригада Амира наткнулась на пехоту противника, которая с близкой дистанции начала массированный обстрел израильских танков из различных видов противотанкового оружия. Батальоны бригады отступили, оставив на поле боя не менее 12 горящих танков. В это время в штабе Гонена царила уверенность, что все идет согласно плану. В 11:00 дивизия Шарона получила приказ выдвигаться в южном направлении.

Вскоре после полудня бригады Нира и Амира продолжили наступление на позиции 2-й пехотной дивизии египтян, не имея поддержки пехоты. Бригада Нира подошла к каналу на расстояние 1000 метров и в этот момент неожиданно подверглась обстрелу из противотанкового оружия. Когда Нир вывел бригаду из боя, в ней осталось всего четыре исправных танка.В 14:00 Гонен наконец понял, что атака дивизии Адана провалилась, и приказал Шарону идти на центральный участок. Почти весь день дивизия Шарона потратила на передвижение сначала на юг, а затем в противоположном направлении - на север, так и не вступив в бой. Тяжелое положение дивизии Адана и необходимость предпринять адекватные сложившейся обстановке действия 8 октября стали причиной раскола в высшем военном командовании Израиля. Разногласия между Шароном и штабом Южного командования достигли предела, поэтому 9 октября Гонен попросил Элазара освободить Шарона от командования дивизией. В это время одна из бригад дивизии Шарона обнаружила слабое место в позициях противника - на стыке между 2-й и 3-й армиями в районе северного берега Большого Горького озера.

В командовании израильтян тем временем произошли изменения. Генерал Шаим Бар-Лева, бывший начальник Генерального штаба ЦАХАЛа по просьбе Элазара принял дела у главы Южного командования генерала Гонена. Шарон же продолжал настаивать на том, что, если представится возможность, необходимо быстро форсировать канал. 12 октября уже Бар-Лев направил первый из многих последовавших за ним запросов с просьбой освободить Шарона от командования. Министр обороны Даян отказался, заявив, что не знает лучшего полевого командира, чем Шарон.