Контрнаступление Манштейна

Манштейн перешел в контрнаступление силами танковых дивизий СС, которые действительно преуспели в том, чтобы сдержать атаки КраснойАрмии. Немецкие танкисты дождались ноябрьских морозов, грязь замерзла, и войска Манштейна надеялись одержать быструю и решительную победу. Эта контратака на первом этапе действительно протекала успешно: было уничтожено 700 советских танков и 668 противотанковых орудий и вновь захвачен Житомир. Однако немцам не удалось уничтожить советскую группировку, а танковые дивизии Германии так никогда и не смогли восполнить понесенные ими огромные потери.

Манштейну удалось в начале декабря собрать сильную группировку и начать еще одно контрнаступление с целью предпринять новую попытку окружить советские войска и вернуть Киев. Но вновь, как и раньше, немецкие атаки потерпели неудачу, встретив яростное сопротивление Красной Армии. Манштейн надеялся, что после его удара 1-й Украинский фронт Ватутина долгое время не сможет проводить наступательные операции. Однако военная промышленность СССР на третьем году войны набрала обороты и в течение только одного 1943 года произвела более 20 ООО танков и тяжелых САУ. Это было в два раза больше, чем могла выпустить немецкая промышленность. Соединения, постоянно находившиеся в боях, начиная с Курской дуги (например, 5-я гвардейская танковая армия Павла Ротмистрова), быстро получили необходимые подкрепления и новую бронетехнику и теперь были готовы продолжить наступление.


Полностью восстановив в кратчайшие сроки боеспособность своих войск, Ватутин возобновил наступление уже в Сочельник 1943 года. Разгорелось танковое сражение невиданных масштабов -более 1000 танков Т-34 обрушилось на последние недоукомплектованные танковые резервы Манштейна. Житомир вновь перешел к советским войскам.Всего через шесть месяцев после Курской битвы (июль 1943 года), немецкая группа армий «Юг» была отброшена наступающей на Украине Красной Армией на 300 км. Так называемый «Восточный вал», опиравшийся на Днепр, существовал преимущественно в воображении нацистской пропаганды. Измотанные дивизии группы армий «Юг» не были в состоянии организовать эффективную оборону. Положение Вермахта в Украине становилось все более и более отчаянным.

К январю 1944 года позиции на Днепре удерживали только части 8-й полевой армии. Гитлер, в стратегических решениях которого становилось все меньше здравого смысла, отказался разрешить ей отход, требуя, чтобы она упорно удерживала занимаемые позиции. Он был полон решимости сохранить район Корсуни (несмотря на возражения Манштейна), поскольку это был единственный участок Днепровской линии, где немецкие войска оказывали достаточно эффективное сопротивление.

Выступ защищали всего лишь два слабых немецких армейских корпуса: XI корпус генерала артиллерии Вильгельма Штеммермана и XXXXII корпус генерал-лейтенанта Тео Либа, в которые входили пять пехотных дивизий неполного состава и 5-я танковая дивизия СС «Викинг». Советская Ставка Верховного главнокомандования, обратив внимание на уязвимое положение Корсунского выступа, приняло решение окружить удерживающую его группировку. С флангов должны были нанести встречные удары войска 1-го и 2-го Украинских фронтов с выходом в тыл немецких войск. Клинья должны были встретиться в Звенигородке в конце января.