Курита приближаеся




Мощный японский флот должен был сорвать десантную операцию американцев, но встретил упорное сопротивление и понес тяжелые потери.Историки утверждают, что разведка, проведенная американцами перед высадкой на остров Лейте, была неэффективной и небрежной. Они даже сделали вывод о том, что отсутствовали достоверные признаки«намерения командования японского флота вмешаться», а в инструкциях, подготовленных в штабе генерала Макартура на случай возможных ответных действий противника, говорилось, что подход японского флота попроливам Сан-Бернардино или Суригао надо рассматривать как «непрактичный вариант ввиду наличия навигационных опасностей и отсутствия пространства для маневра».В отличие от американцев, расчеты японцев были очень точными. В штабе адмирала Тоёды предполагали, что противник начнет операцию на Филиппинах в последнюю декаду октября, а наиболее вероятным местом высадки является остров Лейте.


Однако осуществить какие-либо предупредительные акции не представлялось возможным, и японское командование могло лишь предпринять ответные действия. В итоге, принимая во внимание огромные расстояния на ТВД, атаковать японцам пришлось бы уже хорошо закрепившегося на занятых позициях противника. Ситуация осложнялась также тем, что на том этапе войны достичь эффекта внезапности уже было нельзя.Первые действияПодход к заливу Лейте со стороны открытого моря блокировался несколькими небольшими островами, на которых японское командование разместило наблюдательные посты и артиллерийские батареи. В то же время проходы между островами можно было прикрыть минными полями.

Тем не менее с первыми лучами солнца 17 октября на берег высадились подразделения 6-го батальона «рейнджеров». Одновременно тральщики приступили к проделыванию проходов в минных полях. Погода была плохой-сильный ветер и дождь, существенно ограничивавший видимость. В результате один из десантных катеров, использовавшихся «рейнджерами'», сел на мель.Японскому командованию сразу стало ясно, в каком направлении противник нанесет новый удар, поэтому в 8 часов 9 минут 17 октября адмирал Тоёда отдает приказание приготовиться к реализации плана «Сёго 1». Однако сам приказ он отдал только в 11 часов 10 минут 18 октября, в итоге первый удар японцев по американским войскам и десантным силам был запланирован только на утро 22 октября-затем и эта дата была перенесена на трое суток из-за многочисленных проблем со снабжением.Примерно за 48 часов до того, как в сумерках основные силы американского десанта заняли позиции в заливе Лейте,вице-адмирал Курита покинул со своим флотом Линга Роадс. Ядро его сил составляли два огромных линкора,-«Ямато» и «Мусаси», а также пять более старых линкоров«Нагато», «Фусо», «Ямасиро», «Конго» и «Харуна», 11 тяжелых и два легких крейсера, плюс 19 эсминцев. Окончательные инструкции и боевой приказ Курита получил 20 октября-к тому времени десантная операция противнику ка на остров Лейте уже стала свершившимся фактом.

Японцы мобилизуются

Несколько часов спустя японские воды покинуло Северное соединение вице\ адмирала Одзавы во главе с авианосцем«Дзуйкаку». В его состав также входили три легких авианосца, два линкора-авианосца, не имевшие на борту самолетов, три легких крейсера и девять эсминцев.

20 октября 1-е и 3-е ударные соединения Куриты и Нисимуры прибыли в залив Бруней на северо-западном берегу острова Борнео. Отсюда соединение Куриты, которое принято называть Центральным, вышло в море в 8 часов утра 22 октября. Ему надлежало одновременно с кораблями Южного соединения нанести удар по противнику 25 октября. 3-е ударное соединение-авангард Южного соединения под командованием вице-адмирала Нисимуры-покинуло залив Бруней также 22 октября, но несколько позже Куриты. Соединение включало два линкора, один тяжелый крейсер и четыре эсминца.

Ему должен был помогать вице-адмирал Кийохиде Сима, под командой которого находилось 2-е ударное соединение-арьергард Южного соединения, вышедший из Японии также 22 октября и включавший в себя два тяжелых и один легкий крейсеры, а также семь эсминцев.Следовать к заливу Лейте получили приказ и 10 японских подлодок, находившихся в то время на позициях вокруг острова Формоза (Тайвань). Впрочем, большинство субмарин прибыло слишком поздно, чтобы принять участие в сражении.Адмирал Хэлси, рассчитывавший встретиться со всем японским флотом, держал корабли 3-го флота к востоку от острова Лусон, ближе к конечной точке маршрута Одзавы. В такой ситуации эскортные авианосцы оперативной группы 77.4 контр-адмирала Томаса Спрэга получили задачу нейтрализовать вражескую авиацию на авиабазах на Минданао и Бисайских островах, а также обеспечить воздушное прикрытие района высадки.

Первые жертвы

Стоявшая перед Куритой задача не выглядела сложной-противник уже высадился на Лейте, поэтому необходимо было изолировать плацдарм от снабжения, а для этого надлежало уничтожить десантные корабли и все транспортные суда. Как свидетельствуют очевидцы, японские военно-морские офицеры сочли задачу по разгрому транспортных судов неподобающей для настоящих японских офицеров. Поэтому Курита добился от командования разрешения, в случае, если представится возможность, атаковать-при поддержке со стороны авиации берегового базирования-авианосцы 38-го оперативного соединения 3-го флота ВМС США.Американское военное командование располагало информацией о выходе японского флота в море, но не знало точно направление его движения и того, какие задачи стояли перед японскими адмиралами. Лишь когда американские подлодки обнаружили японские корабли в Филиппинском море, ситуация стала проясняться. Курита, вышедший из залива Бруней на северо-западном берегу Борнео, следовал вдоль западного побережья острова Палаван. Здесь-то корабли Куриты и ждала встреча с американскими ПЛ «Дартер» (коммандер Д. X. Макклинток) и «Дейс» (коммандер Б. Д. Клаггегг), патрулировавшими район в надводном положении.

Во втором часу ночи с 22 на 23 октября оператор РЛС подлодки «Дартер» обнаружил на экране цель-крупное соединение надводных кораблей на дистанции около 27,5 км. Обе субмарины устреми| лись на перехват противника и в 2 часа 45 минут вахтенный ПЛ «Дартер» на дистанции около 18 км обнаружил шедшие двумя колон-ч нами многочисленные корабли ." японского соединения. Противолодочная оборона была организована Куритой плохо, все надеж-щ ды японский адмирал возложил на применение противолодоч-ja ного зигзага-это не помогло. Обе американские подлодки, пользуясь темнотой, вышли прямо по генеральному курсу японского соединения, погрузились на перископную глубину и спокойно стали ожидать, пока добыча сама не подойдет на дистанцию торпедного залпа. Командир «Дартер» решил атаковать левую колонну, во главе которой шел тяжелый крейсер «Атаго»флагманский корабль, на котором и находился вице-адмирал Курита. Командир же «Дейс» вышел в торпедную атаку на правую колонну.

В 6 часов 32 минуты ПЛ «Дартер» выполнила с дистанции 900 метров стрельбу шестью торпедами из носовых аппаратов. Четыре торпеды попали в правый борт «Атаго», и в 6 часов 53 минуты он опрокинулся и затонул.Погибли 360 моряков, включая командира корабля. Курита перенес свой флаг на линкор «Ямато». После атаки «Атаго» коммандер Макклинток резко отвернул влево и с дистанции 1400 метров дал четырехторпедный залп из кормовых аппаратов-две торпеды попали в правый борт тяжелого крейсера «Такао». Корабль получил тяжелые повреждения и в сопровождении эсминцев «Наганами» и «Акисимо» двинулся в Бруней, в который прибыл 25 октября.В начале десятого часа подвсплывший на перископную глубину Макклинток обнаружил медленно идущий в сопровождении двух эсминцев «Такао» и решил преследовать его вместе с ПЛ «Дейс», чтобы в сумерках «добить» крейсер. Однако в результате неудачного маневрирования около полуночи сама «Дартер» села на рифы и была взорвана экипажем, который перешел на «Дейс».

ПЛ Клаггетта во время атаки ранним утром соединения Куриты торпедировала тяжелые крейсеры «Майя» и «Хагуро». «Майя», получивший в левый борт четыре из шести торпед, затонул менее чем за 10 минут вместе с 336 членами экипажа, а «Хагуро» сумел уклониться от торпед.Итог встречи соединения Куриты с двумя американскими подлодками оказался просто ошеломляющим-были потоплены два тяжелых крейсера и один вышел из строя. Помимо этого соединение покинули два эсминца, сопровождавшие «Такао». А ведь главные силы противника еще даже не показались на горизонте. К тому же ни о какой внезапности теперь не могло идти и речи. В течение первого дня сражения японский и американский флоты несли серьезные потери, тогда как небо над островами потемнело от самолетов.

ром 24 октября американское

омандование уже обладало досто-ерной информацией, что к району операции приближаются крупные силы японского флота, хотя точные данные о том, где и когда противник нанесет удар, отсутствовали. Хэлси рассредоточил три группы, чтобы максимально закрыть район операции. Оперативная группа 38.3 находилась около Лусона; группа 38.2, включая флагман Хэлси «Нью-Джерси»,к востоку от пролива Сан-Бернардино, а оперативная группа 38.4-около залива Лейте.Двумя днями ранее Хэлси отдал командующему оперативной группой 38.1 вице-адмиралу Джону Маккейну приказ следовать в пункт базирования на атоллеУлити, находившемся в 1367 км восточнее, для пополнения топливом и различными припасами. Группа 38.1 была самой мощной из оперативных соединений, имевшихся в подчинении у Хэлси, но она находилась в море уже более девяти месяцев, ей следовало повысить уровень боеготовности перед сражением.

По данным историков, в 6 часов 25 минут летчик одного из самолетов авиагруппы авианосца «Интрепид» из состава оперативной группы 38.2 обнаружил корабли вице-адмирала Такео Куриты. В этот момент они как раз огибали южную оконечность острова Миндоро. Стало понятно, что противник следует по направлению к проливу Сан-Бернардино, после чего он вышел бы к заливу Лейте. Адмирал Хэлси немедленно отдал приказ всем своим силам следовать на северна соединение с оперативной группой 38.2.В то же время другие самолеты-разведчики обнаружили новое соединение японских кораблей, идущее на восток через море Сулу. Это была группа вице-адмирала Сёдзи Нисимуры. Адмирал Хэлси предположил, что и эти корабли идут к заливу Лейте, для чего им пришлось бы форсировать пролив Суригао. Впрочем, Хэлси был уверен, что 7-й флот сможет самостоятельно справиться с этим соединением, и потому продолжил движение на север.

Бой в море Сибуян

Американский флот, ожидавший появления японских кораблей, подвергся массированному налету японской авиации берегового базирования-командование организовало три налета, по 50-60 самолетов в каждой волне. Причем японским летчикам вначале даже сопутствовал успех-неожиданно вышедший на легкий авианосец «Принстон» бомбардировщик D4Y «уложил» 227-кг авиабомбу прямо на полетную палубу авианосца, правда, тут же был сам сбит истребителем. На ангарной палубе «Принстона» вскоре начался пожар, который постепенно разрастался и грозил кораблю гибелью. На помощь ему пришли команды крейсеров «Бирмингем» и «Рено», но вскоре на «Принстоне» раздался взрыв (сдетони-ровал погреб боезапаса), в результате которого погибли более 200 человек на «Бирмингеме», а корма авианосца оказалась сильно повреждена.В итоге адмирал Митчер приказал оставить авианосец-крейсер «Рено» снял с «Принстона» оставшийся экипаж и с наступлением темноты добил его торпедами. Из команды авианосца погибли 108 человек. Однако развить успех японским летчикам не удалось-почти все самолеты были уничтожены американскими зенитчиками и истребителями. Таким образом, Курита остался без авиационного прикрытия, хотя он рассчитывал на береговую авиацию.

В итоге в море Сибуян корабли Куриты подверглись пяти атакам самолетов палубной авиации американцев. Общее число самолетов, громивших Центральное соединение, достигло 259. Первыми противника атаковали летчики из авиагрупп авианосцев «Интрепид» и «Кэбот», во второй волне шли самолеты с авианосцев «Интрепид», «Эссекс» и «Лексингтон».Огромные размеры «Ямато» и «Мусаси» сделали их хорошо заметными мишенями-американские летчики сосредоточили удары по второму линкору-гиганту, который в течениеотносительно короткого промежутка времени получил 20 торпед и 17 авиабомб. Еще 18 авиабомб разорвались вблизи корпуса корабля. По американским данным, в 19 часов 36 минут «Мусаси» затонул. Погибла почти половина его экипажа-более 990 человек.Линкор «Ямато», флагман Куриты, получил попадание двух авиабомб и начал крениться, но усилиями аварийных партий крен был ликвидирован. Попадания получили также линкор «Нагато» и тяжелый крейсер «Тонэ», повреждены были и некоторые эсминцы.Несмотря на потерю «Мусаси» и тяжелые повреждения других кораблей, вице-адмирал Курита принял решение продолжить движение по направлению к проливу Сан-Бернардино.

Одзава обнаружен

Примерно в 16:40 американская разведка, наконец, обнаружила соединение вице-адмирала Одзавы. Хэлси
считал, что силы Куриты разгромлены, но все же отдал приказ вице-адмиралу Ли, командовавшему его линкорами, быть готовым немедленно сформировать оперативную группу 34: «Если противник форсирует пролив (имеется ввиду пролив Сан-Бернардино), то приказ на формирование оперативной группы 34 буду отдавать лично я».Перед вице-адмиралом Одзавой стояла непростая задача-отвлечь на север флот адмирала Хэлси, но при этом не вступить в бой, который со значительной степенью вероятности закончился бы поражением, потому что вице-адмирал Одзава имел на своих авианосцах недоукомплектованные авиагруппы, да и в них значительная часть экипажей состояла из новичков. После отхода Хэлси на север в дело предстояло вступить Курите-проход к заливу Лейте, где находилась «желанная добыча», оказался бы открыт.Адмиралу Хэлси предстояло решить непростую задачу. Корабли Одзавы находились в 320 км севернее ближайшей американской оперативной группы 38.3 под командой контр-адмирала Фредерика Шермана. Отправлять в налет самолеты было поздно-они бы не успели вернуться на свои авианосцы до темноты. Рассматривалось несколько вариантов: оставить все 38-е оперативное соединение для блокирования пролива Сан-Бернардино; оставить для этого только одну группу авианосцев и оперативную группу 34, а две авианосные группы бросить на Одзаву; или же идти полным соединением на север для уничтожения японских авианосцев.

В конечном итоге адмирал Хэлси, полагая, что соединение Куриты разгромлено, а новое обнаруженное соединение с авианосцами как раз и является главными силами японского флота, отдал приказ своему начальнику штаба контр-адмиралу «Мику» Карни: «Мик», прикажи следовать на север».3-й флот пошел навстречу кораблям Одзавы-Хэлси предполагал атаковать японские корабли на рассвете 25 октября. Однако данное решение оказалось не совсем верным и лишь благодаря счастливой случайности американские десантные силы и корабли прикрытия в заливе Лейте не были разгромлены. Если бы Хэлси доверял своей разведке, то он понял бы, что происходит, и обязательно разделил силы 3-го флота на несколько групп, которые смогли бы перехватить и связать боем все соединения японского флота, вышедшие к Лейте. Однако под покровом ночи с 24 на 25 октября весь 3-й флот ВМС США полным ходом двинулся на север.
Некоторые командиры оперативных групп 3-го флота не были согласны с этим решением, однако адмирал Хэлси проигнорировал их мнение. Позднее он заявил: «Я считал глупым стоять на месте и оборонять пролив Сан-Бернардино, поскольку я считал, что Центральное соединение понесло настолько ощутимые потери, что более не может рассматриваться в качестве серьезной угрозы для 7-го флота».

Карни передал: «По результатам боя в море Сибуян силы противника понесли серьезные потери. Я следую на север с тремя группами с целью атаковать противника на рассвете». Историки высказывают предположение, что другие американские адмиралы посчитали,что речь идет о трех авианосных группах, а 34-я группа с линкорами и крейсерами останется у Сан-Бернардино. Они ошибались.Три оперативные группы 38-го соединения встретились в 23:45. В это же время соединение Куриты вошло в пролив Сан-Бернардино, который к удивлению Куриты был свободен. Примерно в 2 часа ночи самолет-разведчик доставил адмиралу Хэлси информацию о том, что авианосное соединение Одзавы находится в 160 км впереди по курсу. Хэлси отдал приказ оперативной группе 34 выдвинуться вперед.

Адмирал Хэлси доложил о своих действиях Нимицу, Кингу, Макартуру и Кинкейду, причем последний информациюлично не получил. В 03:12 Кинкейду «через третьих лиц» передали радиограмму Хэлси: «Мои силы из трех групп соединились». Не совсем поняв, о чем идет речь, Кинкейд радировал обратно: «34-я оперативная группа охраняет пролив Сан-Бернардино?». Теми же «окольными путями» данный вопрос дошел до Хэлси только в 06:48, а в 07:04 он ответил: «Отрицательно. 34-я оперативнаягруппа в настоящий момент вместе с авианосными группами идет на перехват авианосных сил противника».Вице-адмирал Томас Кинкейд был потрясен, но через несколько минут у него появились более серьезные причины для беспокойства-вахтенные заметили поднимавшиеся из-за горизонта мачты японских кораблей.