Наступление Израиля


Израильская армия нанесла поражение сирийским танковым частям на Голанских высотах и двинулась на восток, отбивая многочисленные атаки иорданских и иракских войск.Утром 12 октября Лэнер решил выйти к Сасе на Дамасской дороге и занять позиции в 30 км от города - в этом случае столица Сирии оказывалась в зоне действия израильской тяжелой артиллерии. Казалось, что сирийцы уже не смогут оказать организованного сопротивления к западу от Дамаска.
Наблюдая за маневрами своих войск, Лэнер заметил примерно в 10 километрах южнее огромные столбы пыли. Это могло означать лишь развертывание перед боем крупного бронетанкового соединения. Приближающиеся бронетанковые части входили в 3-ю иракскую танковую дивизию: две танковые и мотопехотная бригады, насчитывавшие в общей сложности 180 танков. Лэнер приказал 679-й резервной бронетанковой бригаде развернуться на юг, а остальным частям оказать ей необходимую поддержку.

Поражение иракцев

Иракские части оказались втянутыми в танковое сражение, но не смогли использовать имевшиеся у них преимущества. Лэнер ожидал, что иракцы атакуют в сумерках, но те после разведки боем, в ходе которой они потеряли 17 танков, остановились, ожидая прибытия второй танковой бригады своей дивизии. Рано утром 13 октября иракцы перешли в атаку на северном направлении.Лэнер развернул свои четыре бригады в построении «открытая коробка», а иракцы умудрились не заметить подготовленного «капкана». Они приблизились к подножию Тель-Шаара и оказались под огнем 200 танков и примерно 50 орудий. Израильтяне дождались, когда расстояние до иракских танков составит 275 метров, и открыли огонь. Эффект от сконцентрированного огня четырех бронетанковых бригад был ошеломляющим. Около 80 иракских танков оказались выведены из строя в течение нескольких минут, а остальные в панике бежали с поля боя. Ни один израильский танк не пострадал.

Краткое и не слишком удачное вмешательство иракских войск тем не менее позволило сирийцам перебросить на север одну бригаду, чтобы блокировать подходы к Дамаску. Основную роль в защите Дамаска предстояло играть 3-й сирийской танковой дивизии, которая оставалась относительно свежей и боеспособной. Она получила задачу удерживать 2-ю сирийскую зону обороны вокруг Сасы, на полпути между Куней-трой и сирийской столицей.После разгрома иракцев Эйтан приказал Хофи во главе большей части своих войск двигаться правее, оставив Лэнера укреплять свои позиции на юге. Теперь Эйтан имел в своем распоряжении части 1-й пехотной бригады «Голаны», которые совместно с десантниками в течение нескольких часов ночью сумели занять господствующие высоты. Некоторые образцы техники производства стран Запада (в том числе бронетранспортеры AML), которые они захватили, указывали на участие в операциях также и войск Саудовской Аравии. Тем временем Лэнер определил район сосредоточения сирийских войск в 40 километрах к востоку от Рафида, в местности, известной как Большая Леджа. В связи с этим 13 октября он выдвинул 9-ю резервную бронетанковую бригаду, чтобы занять два холма - Тель-Антар и Тель-эль-Алакиех - которые доминировали над Большой Леджей.


Иорданские войска

Несколько запоздало на происходящие события отреагировал и король Иордании Хусейн. 9 октября он решил вступить в войну. Король обсудил со своим Генштабом четыре варианта ведения военных действий. Первый предполагал воспользоваться тем, что войска Израиля заняты боями на Египетском и Сирийском фронтах, и начать полномасштабное наступление через реку Иордан. Второй предусматривал отвлечение части ЦАХАЛа путем проведения массовой оборонительной демонстрации войск к востоку от Иордана. В соответствии с третьим вариантом ограниченный иорданский контингент направлялся на помощь сирийским войскам. Наконец, четвертый вариант состоял в том, чтобы выжидать и ничего не предпринимать.Королю Хусейну приходилось принимать во внимание множество негативных факторов. Иорданские ВВС были слабыми и испытывали недостаток в современных системах ПВО. Иорданская армия не располагала противотанковыми ракетными комплексами, и, хотя она была одной из наиболее подготовленных и высокомотивированных армий в арабском мире, у нее не хватало резервов, а военная техника была преимущественно устаревшей. Кроме того, к 9 октября иорданская разведка проинформировала Хусейна, что сирийское наступление провалилось -данная ситуация полностью исключала первый вариант военных действий.


В то же время из-за политической обстановки в арабском мире Хусейн не мог позволить себе роскоши бездействия. Он пришел к выводу, что Израиль с пониманием отнесется к его позиции и не предпримет ответных шагов, если контингент иорданских войск будет отправлен для участия в боях на территории Сирии. Таким образом он мог объединить частично второй вариант - демонстрация на Иордане - с третьим, то есть отправкой ограниченного контингента в Сирию.
Иорданские танки в бою .13 октября 40-я иорданская танковая бригада (4000 человек и 150 танков Centurion) вступила в Сирию. Она двигалась по Дамасской дороге через Деръю, а оттуда - на северо-запад, к месту боев. На следующий день иорданцы вышли на линию фронта к северу от Эль-Хары, заняв позиции между 3-й иракской танковой дивизией и 9-й сирийской пехотной дивизией на южном фасе занятого израильтянами выступа.

В 5:00 16 октября иорданцы перешли в контратаку при поддержке саудовского контингента и сирийской бригады. Они наступали на Тель-Машару, но были остановлены прицельным огнем и отошли, потеряв 20 Centurion. Израильские офицеры отметили, что потехнической и тактической подготовке иорданские военнослужащие сильно превосходили своих сирийских и иракских коллег. Примерно 5 часов спустя иракские войска атаковали Тель-Антар и Тель-эль-Алакиех, но были отброшены.
В течение следующих нескольких дней иракцы и иорданцы провели ряд плохо скоординированных неудачных атак Были также случаи, когда союзники по коалиции по ошибке обстреливали друг друга - как сухопутные войска, так и авиация. ВВС Ирака сталкивались с той же проблемой, и число воздушных конфликтов между арабскими союзниками было довольно велико. Самое серьезное наступление на израильские позиции второй половины войны было отбито после семичасового боя, в ходе которого иракцы потеряли еще 60 танков, а иорданцы - 12.

17 октября по всему фронту наступило затишье, что позволило израильтянам сменить измотанные войска Лэнера на восточном и южном фасах выступа. Тем временем на севере Эйтан готовился к возобновлению операции, стремясь вернуть позиции на горе Хермон. Одновременно несколько батальонов были переброшены на Синайский фронт, где теперь также сосредоточились основные силы ВВС Израиля. Больше успехов в наземных боях ЦАХАЛу добиться не удалось.Переброска израильских войск на Синай вселила в сирийцев надежду, что они имеют шанс перехватить инициативу. Они также располагали возможностью пополнить техникой и вооружением части, сильно потрепанные в предыдущих боях. Теперь им необходимо было создать плотное кольцо вокруг занятого израильскими войсками выступа. Прибыли также дополнительные контингенты из союзных арабских стран, а некоторые иракские дивизии уже находились в пути.

Новое наступление, которое должны были возглавить иракские и иорданские войска, планировалось начать 21 октября. Предполагалось, что, как только израильский фронт будет прорван, 1-я сирийская танковая дивизия нанесет удар на север в направлении дороги Кунейтра-Дамаск, чтобы перерезать израильские коммуникации фронта у Сасы. План выглядел вполне убедительным на карте, но ситуация на местах вносила в него свои коррективы. Задержка с прибытием иракских войск означала, что наступление придется отложить до 22-го.

Последний акт

К этому времени обе стороны вели позиционные бои, так как предполагалось, что ООН выступит с предложениями по прекращению огня. Основные операции израильтян 21-22 октября были направлены на возвращение позиций на горе Хермон, захваченных сирийцами в первый день войны. Сирийцы взяли их, использовав два элитных подразделения - десантников и спецназ. Теперь ЦАХАЛ планировал вернуть утраченные позиции, использовав солдат из бригады «Голаны» и 31-й воздушно-десантной бригады.

С наступлением ночи на 21 октября солдаты из бригады «Голаны» начали восхождение на гору Хермон. Сирийцы, занимавшие хорошо оборудованные позиции в скалах и имевшие на вооружении прицелы ночного видения и РПГ, оказали ожесточенное сопротивление, но около 11:00 22 октября гора Хермон вновь перешла в руки израильтян.Десантники высадились недалеко от сирийского наблюдательного пункта и отразили вертолетную контратаку, сбив три сирийских вертолета. Затем они захватили наблюдательный пункт и начали продвигаться вниз по гребню, чтобы оказать поддержку «Голанам». В ходе операции бригада «Голаны» потеряла 51 человека убитыми и 100 ранеными. Молодой солдат бригады в телевизионном интервью так подвел итог операции: «Нам сказали, что гора Хермон является глазами государства Израиль, и мы знали, что должны взять ее любой ценой».


Вечером 22 октября сирийское правительство приняло условия прекращения огня, предложенное ООН. Израильтяне вернули территории, потерянные ими в ходе военных действий, и взяли под свой контроль большую часть ранее им не принадлежавшей горы Хермон, а также выступ у Сасы. В течение следующих месяцев госсекретарь США Генри Киссинджер неустанно курсировал между Дамаском и Иерусалимом в поисках компромисса, а 31 мая 1974 года израильтяне и сирийцы подписали Соглашение о прекращении военных действий. Израиль согласился оставить выступ у Сасы, сирийскую часть Хермона и тонкую полоску земли к западу от старой Пурпурной линии. Этот район, максимальная ширина которого составляла 8 км, был объявлен «разграничительной нейтральной зоной» и передан под контроль миротворческих частей ООН (силой в 1200 человек).Война стоила Сирии около 3100 человек убитыми и 6000 ранеными. Иракцы потеряли 278 убитыми и 898 ранеными, а иорданцы - 23 и 77 человек убитыми и ранеными соответственно. Потери Израиля на Голанских высотах составили 772 человека убитыми,453 ранеными и 65 пленными, включая пилотов самолетов. В боях сирийские войска потеряли 1150 танков, иракские - около 200, иорданские - около 50.

Сирийские войска вступили в войну полностью уверенные в своих силах. Однако их оказалось недостаточно, когда они столкнулись с израильтянами, боровшимися за само существование своей страны. Более того, сирийцы допустили много ошибок на поле боя, в том числе оказались не в состоянии полностью использовать свои ракетные комплексы земля-воздух и направили свои резервы на северный участок, вместо того чтобы укрепить южный.Бронетанковые войска Израиля добились превосходства над своим сирийским противником благодаря большей тактической гибкости и высокому уровню подготовки командных кадров. Решение отправлять в бой роты резервистов сразу же после их мобилизации сыграло решающую роль в предотвращении прорыва обороны на Голанских высотах, хотя и привело к значительным потерям ЦАХАЛа в первые два дня войны.

Во время октябрьской войны было израсходовано огромное количество боеприпасов и ракет, что стало характерно для всех последующий боевых операций в мире. Ни израильтяне, ни сирийцы не могли бы вести
столь широкомасштабные военные действия, если им не осуществляли крупномасштабные поставки по воздуху стоявшие за ними сверхдержавы.В военном отношении израильтяне добились крупной победы, особенно если учесть, в каких тяжелых условиях ЦАХАЛ начал войну. Блестящие оборонительные бои вели 7-я танковая бригада и бригада «Барак», совершившие один из самых значительных ратных подвигов послевоенного периода. Высокий боевой дух и мотивация среднестатистического гражданина - солдата Израиля оказались решающими в боях и на Голанских высотах, и на Синае.

В то же время, война 1973 года привела к серьезному внутриполитическому и моральному кризису израильского общества, многими эта победа была воспринята как поражение. Финансовые затраты были эквивалентны всему ВНП страны за один год; количество убитых и раненых не поддавалось учету. Комиссия Аграната, расследовавшая причины неготовности Израиля к войне, констатировала утрату израильским обществом уверенности в себе и в дальнейшей судьбе страны. В политическом отношении Израиль разделился на множество группировок, относившихся друг к другу с недоверием. В результате войны было утрачено уважение к власти, которое ей никогда полностью уже не удалось восстановить. Октябрьская война 1973 года стала определяющим моментом в истории Ближнего Востока. Как это ни парадоксально, в Сирии и Египте эта война была воспринята как серьезный военный успех, реабилитирующий арабского солдата как воина на поле боя. Для израильтян же война в Йом-Киппур стала катастрофой, от которой они так и не оправились. Образ непобедимой израильской армии и региональной сверхдержавы был развеян, и Израиль, оказавшийся перед лицом враждебного ему арабского мира, стал все более и более зависеть от военной, дипломатической и экономической поддержки США.