Оборонительные позиции армейской группы «Холлидт»

Ситуация была критической. В 22:00 Баданов связался с Ватутиным и запросил разрешения покинуть Тацинскую, но получил отказ. Сталин не хотел терять аэродром, поскольку он теперь имел огромное значение для советской пропаганды. Он лично связался с Ватутиным, подчеркнув, что аэродром должен держаться, даже если вражеские танки прорвутся через периметр, но при этом Баданов должен быть вызволен из ловушки. На 26 декабря войска 3-й гвардейской армии генерала ДД. Лелюшенко из всех советских соединений находилась ближе всего к Тацинской - примерно к 65 километрах севернее. 25-й танковый и 1-й гвардейский механизированный корпуса были еще ближе, но они как полноценные боевые единицы практически перестали суще-ствовать.

Ватутин прика-зал чтобы все ТРИ соединения шли к окруженному корпусу Баданова как можно скорее и уничтожили противника; Баданов получил приказ ждать. Однако этот приказ не учитывал не только плохое состояние всех трех бронетанковых соединений, но также и то, что немецкое сопротивление на севере усилилось, и боевым немецким группам наконец удалось сформировать непрерывный фронт. Несмотря на требования Сталина, перспективы спасения Баданова казались все более призрачными. Учитывая темпы прибытия к Балку подкреплений, очень скоро у того появились бы возможности разгромить советский корпус.К вечеру 26 декабря немцы окружали Тацинскую силами частей двух танковых дивизий и усиленного пехотного полка, хотя пока в линии блокады оставалось несколько разрывов на западе станицы. Ватутин отдавал себе отчет, что какие бы усилия он ни прилагал для спасения корпуса Баданова, тот, скорее всего, будет разбит задолго до того, как до него доберутся деблокирующие войска. Когда 27 декабря 3-я гвардейская армия Лелюшенко попыталась добраться до Баданова, она наткнулась на спешно созданные оборонительные позиции армейской группы «Холлидт» и прорвать их не смогла. Операция «Малый Сатурн» приближалась к своей кульминации - наступление Ватутина выдыхалось, и его войска не могли более теснить Холлидта.

К 27 декабря у Балка было достаточное войск, чтобы начать массированную атаку на оказавшийся в ловушке корпус Баданова. Его дивизионная артиллерия начала методично обстреливать станицу. Советские войска испытывали нехватку боеприпасов и не могли адекватно ответить на огонь противника. Кроме того, вернулись самолеты Люфтваффе, превратившие станицу в груду развалин. Днем немецкая 11-я танковая дивизия предприняла успешную атаку на оборонительные позиции 130-й танковой бригады; войска подполковника Нестерова отступили. Одновременно комбинированная атака создала серьезную угрозу на западе для 54-й танковой бригады. Оставшись практически без горючего и боеприпасов, Баданов приказал своим войскам широко использовать в бою захваченное у противника вооружение.