Операция "Бэттл-экс"

Операция «Бэтгл-экс» проводилась британской армией, чтобы снять осаду Тобрука и очистить Восточную Киренаику от итало-немецких войск. 1мая Уэйвелл выпустил предварительные инструкции для проведения операции «Бэтгл-экс». В течение месяца Крит был захвачен немецкими войсками в ходе десантной операции, в Ираке вспыхнуло восстание, Эфиопская кампания так и не была завершена, а подконтрольные правительству Виши французские части в Сирии доставляли союзникам серьезное беспокойство. 19 мая Уинстон Черчилль сообщил генералу Джону Диллу, начальнику Имперского Генерального штаба, что собирается заменить Уэйвелла генералом Клодом Окинле-ком, на тот момент главнокомандующим и Индии.

Возражения Уэйвелла по поводу планируемого вторжения в Сирию (оно началось 8 июня) были отвергнуты Черчиллем. Таким образом, рассеивание сил по нескольких фронтам продолжалось. Черчилль также постоянно оказывал давление на Уэйвелла, требуя от него ответа, почему немцы не могут быть немедленно отброшены от Тобрука. Черчилль утверждал, что в распоряжении Уэйвелла находится около полумиллиона солдат, в то время как у немцев всего 25 ООО -что являлось очевидным абсурдом. Что бы Уэйвелл ни предпринимал, ничто не могло удовлетворить премьер-министра. Именно в этой ситуации Уэйвелл 28 мая отдал приказ о проведении операции «Бэттл-экс» (Battleaxe; «Боевой топор»), 4-я индийская дивизия с находившейся в ее подчинении 4-й бронетанковой бригадой (вооруженной Matilda) должна была уничтожить войска противника в районе Хальфайя-Соллум-Бардия-Капуццо, в то время как 7-й бронетанковой дивизии предстояло очистить от противника территорию на широком фронте до хребта Хафид.

Наличие в британских войсках как крейсерских, так и пехотных танков создавало главные эксплуатационные ограничения. Сам Роммель признал, что низкая скорость Matilda не давала Уэйвеллу возможности вовремя реагировать на более быстрые маневры немцев. Однако не только это влияло на ход операции - британские бронеавтомобили оказывались уязвимыми перед авианалетами немцев и не могли составить конкуренцию восьмиколесным бронемашинам Роммеля. Генерал-лейтенант Ноэль Бересфорд-Пирс, который должен был командовать вновь сформированными войсками Западной пустыни, разместил свою штаб-квартиру в Сиди-Баррани. Королевские ВВС насчитывали 105 средних и тяжелых бомбардировщиков и 98 истребителей против 60 истребителей и 60 бомбардировщиков у немцев, и 25 бомбардировщиков и 70 истребителей у итальянцев. Основные силы флота в это время сосредоточились на обеспечении снабжения Тобрука.

Утренняя атака на высоту у перехода Хальфайя началась неудачно, особенно после провала артиллерийской поддержки. Немецкие 88-миллиметровки выбивали по одиночке танки, а немецкие бронеавтомобили и мотопехота в это время отбросили британскую пехоту. К 07:30 наступление на переход было свернуто. Ситуация в пустыне на фланге складывалась более удачно: там 7-й Королевский танковый полк выбил противника из Форт-Капуццо. Серьезно пострадав от контратаки (и потеряв пять Matilda), 22-я (гвардейская) бригада тем не менее выдвинулась на соединение с соседями и вместе отбила сильную контратаку, после чего за ночь закрепились на захваченных позициях. Южнее 7-я бронетанковая бригадная группа добилась больших успехов - она нанесла удар в направлении на хребет Хафид своими устаревшими танками А9 и крейсерскими танками А10 2-го Королевского танкового полка, но затем ее части попали под сильный огонь противника, которого они видели, но вступить с ним в бой не могли. Вскоре подошли части 6-го Королевского танкового полка, на вооружении которого были новые Crusader («Крестоносец»), но они также попали под сильный огонь. С наступлением сумерек англичане отошли, оставив на поле боя подбитые танки. Это стало следствием отказа британского командования использовать вместе с танками пехоту, которая могла бы удерживать позиции, дожидаясь прибытия ремонтно-эвакуационных групп.

На второй день боевых действий количество британских танков сократилось более чем наполовину, но основные силы танковых частей противника также были исчерпаны. В немецких линиях обороны были пробиты бреши, но основные укрепления остались в основном неповрежденными. Разведка тем временем показала, что британские войска открылись на левом фланге, и возникла возможность нанесения удара им в тыл. Роммель направил 8-й танковый полк в наступление на Капуццо, в то время как 5-й танковый полк нанес фланговый удар. Наступление на Капуццо развивалось неудачно, потому что его встретил хорошо скоординированный огонь, но все же силы обороняющихся быстро сошли на нет. В сумерках 17 июня все части войск Западной пустыни отошли на линию Сиди-Баррани-Софафи, и операция «Бэтгл-экс» завершилась. В «Истории Королевского танкового полка» с горечью отмечается, что «Бэттл-экс» стал синонимом грубой ошибки».

Британские войска потеряли: 122 человека убитыми, 588 ранеными и 259 пропавшими без вести; также четыре орудия, три бомбардировщика, 33 истребителя, 27 крейсерских танков, 45 Crusader и 64 Matilda. Немецкие потери составили 93 человека убитыми, 353 ранеными и 253 пропав шими без вести, но при этом Роммель лишился всего 10 самолетов и 25 танков, причем немцам также досталось большое количество британских машин в качестве трофеев. Решающего танкового сражения, на которое надеялись англичане, не произошло: немцы могли выбивать британские танки на дальнем расстоянии, а затем при необходимости проводить контратаки. 22 июня Уэйвеллу сообщили, что он будет заменен Окинлеком. Это решение ознаменовало перелом в ситуации на Ближнем Востоке и было принято в тот самый день, когда весь ход войны изменился самым кардинальным образом - немецкие войска вторглись в СССР.

Тобрукский гарнизон после распределения по боевым частям личного состава вспомогательных подразделений теперь состоял из примерно 15 ООО австралийцев, 500 индийцев и 7500 англичан. Опорные посты старой итальянской линии обороны (теперь именовавшейся «Красной линией») были укомплектованы обычно дюжиной солдат, часто вооружае-
мых трофейным автоматическим оружием. Примерно в 3,5 км за ней шла «Синяя линия», представлявшая собой серию взводных опорных пунктов, окруженных противотанковым рвом и колючей проволокой, главной задачей которых было прикрытие расположенных за ними артиллерийских позиций. Во время осады все эти оборонительные линии были усилены обширными минными полями.


С того момента как австралийские войска заняли круговую оборону на периметре, они начали посылать дозоры на нейтральную территорию. Эти дозоры различались по численности и поставленным перед ними задачам - от проведения разведки до борьбы с вражескими патрулями. Ночные операции были показателем высшей степени солдатского мастерства, и австралийцы бравировали уровнем своей подготовки, беря с собой минимум необходимого - только оружие, а из специального оборудования лишь ножницы для резки колючей проволоки. Мины часто устанавливались в тылу немецких и итальянских постов, и на них на следующий день подрывались грузовики противника. Один такой отряд устанавливал до 500 мин на контролируемой противником территории. Кавалеристы также участвовали в пешем патрулировании. Ножи никовда не пользовались особой популярностью среди австралийцев, но индийцы из 18-го Собственного Короля Эдуарда VII кавалерийского полка широко их использовали для уничтожения ничего не подозревавших солдат противника.Повседневная жизнь солдат была полна мух, блох и пыли. По крайней мере раз в четыре дня ветер превращался в пыльную бурю. Хамсин был сухим, изнуряющее жарким ветром, насыщенным песком и пылью. Воды всегда не хватало; норма составляла три четверти галлона на человека в день (на все цели), а сама вода была солоноватой и хлорированной.

Основными продуктами питания, которые получали войска на фронте, были мясные консервы и сухие галеты или сухари. Ночью солдаты получали горячую пищу (обычно тушеные мясные консервы). После того как чувство голода бывало утолено, самыми важными для солдат становились почта и курево. Каждый солдат получал 50 сигарет в неделю и мог купить еще 50 в военной лавке. Поэтому австралийский Фонд по снабжению предметами хозяйственно-бытового обихода играл важную роль, поскольку большая часть гарнизона Тобрука составляли именно австралийцы.В разгар лета итальянцы старались вести как можно меньше военных действий. Лишь когда возникала необходимость в захвате языка, или что-то провоцировало австралийцев, вспыхивали кровопролитные столкновения. Немцы, однако, всегда относились к противнику с уважением, так же как австралийцы по мере приобретения ими боевого опыта. Стрельба снайперов была очень важным фактором, создававшим для немцев серьезный дискомфорт.


Бои в районе Тобрука не были отмечены взаимной ненавистью, характерной для других фронтов. На некоторых участках даже заключались перемирия, чтобы бойцы могли прийти в себя, помочь раненым, а общие тяжелые условия боев порождали общность интересов. В некоторых секторах перемирие действовало в течение двух часов каждую ночь, в это время можно было подвести продукты и воду. Маловероятно, что это происходило с одобрения Роммеля. Тобрук стал для него чем-то вроде навязчивой идеи, и все его усилия были направлены на взятие города.С этой целью он подтянул дополнительные артиллерийские части, главным образом состоявшие из трофейных французских орудий, что несколько осложнило положение гарнизона.

С середины июня и до конца осады с позиций «Бардия Билл» и «Выступа Сью» снаряды не переставая сыпались на насосную станцию Вали Ауда и стоящие в гавани корабли. Чтобы противостоять немецкой артиллерии, для ведения контрбатарейного огня было развернуто большое количество 60-фунтовых, 2 5-фунтовых орудий и два трофейных 149-мм орудия. Они в конечном счете помогли выявить местонахождение большинства позиций на «Бардии Билл». Другие огневые позиции Роммеля стали целью для рейдеров. Однако итало-немецкую артиллерию невозможно бьио заставить замолчать, и все лето снаряды каждый день рвались на всем протяжении периметра.