Операция Блицкриг

Решающее преимущество Вермахту дала военная доктрина, а не технологии.В мае 1940 года для действий в Западной Европе Гитлер мог использовать 136 из имевшихся в его распоряжении 157 дивизий, и примерно треть из них была великолепно подготовлена. Немецкой армии противостояли 94 французские дивизии. Кроме того, немцам предстояло столкнуться с 22 бельгийскими, 10 британскими (из которых часть была недоукомплекгована) и 10 голландскими дивизиями-всего 136 дивизий. Однако только французские и британские войска находились под общим командованием, а в результате стремительного наступления группы армий «Б» через страны Бенилюкса из боя оказались выведены голландские и бельгийские войска.

Немецкие войска на Западе были разделена на три группы армий: «Б» на севере под командованием Федора фон Бока, «Ц» на юге во главе с Риттером фон Леебом и «А» в центре во главе с Гердом фон Рунд-штедтом. Им противостояли две французские группы армий: 1-я-размещавшаяся вдоль бельгийской границы, 2-я-находившаяся на юге, на «Линии Мажино».Сокрушительное поражение Франции привело к тому, что позднее распространилось мнение о существенном преимуществе немцев в бронетехнике и другом вооружении современной маневренной войны. Но в действительности все обстояло несколько иначе. У союзников было около 3000 танков, тогда как у немцев их насчитывалось всего 2400, не считая транспортных автомашин и бронетранспортеров. На вооружении французской армии состоял новый 33-тонный танк «Б» с 47-мм орудием во вращающейся башнеи 75-мм орудием в корпусе. На 1940 год он являлся лучшим танком в мире. Также у французов имелись быстрые 20-тонные танки Somua. Всего во французской армии было 800 танков этих двух типов-больше, чем в общей сложности у немцев наиболее эффективных танков PzKw III и PzKw IV.

Немцы смогли выставить 349 танков PzKw III, вооруженных 37-мм пушками, и 278 новых PzKw IV с 75-мм орудиями (с низкой начальной скоростью). Французские Renault R35 и Hotchkiss Н35 были устаревшими и неэффективны--j' ми в действиях против современных танков, но в то же время немецкие танки PzKw I и PzKw II также имели слабое бронирование и легкое вооружение. При этом PzKw II, вооруженные 20-мм орудиями, составляли почти половину парка танковых дивизий. Всего же у них насчитывалось более 1400 танков PzKw I и PzKw II.

В области противотанкового вооружения французы могли гордиться своим преимуществом-прежде всего благодаря 47-мм орудиям, но их было слишком мало, и они находились на вооружении всего 16 дивизий. Орудия транспортировались на модифицированных тракторах, но боеприпасы перевозили на обычных грузовиках, которые бьии гораздо менее маневренными. Французское 25-мм противотанковое орудие было тяжелым, транспортировалось на гужевой тяге и также было в дефиците. Первые противотанковые мины только начинали поступать в войска.В артиллерии французы также значительно превосходили немцев, имея 11 200 орудий различных калибров по сравнению с 7700 у немцев. Некоторые немецкие орудия были самоходными, но и они не могли двигаться с одной скоростью с танками.

Военно-воздушные войска

В воздухе доминировали Люфтваффе, и это сыграло решающую роль, особенно в прикрытии наступления через Арденны в период с 10 до 13 мая. Французские ВВС насчитывали 1200 самолетов, к которым следует прибавить еще 600 британских истребителей и бомбардировщиков, базировавшихся во Франции и Великобритании. Против них Герман Геринг мог развернуть 3000-3500 самолетов, не считая транспортных. Французы испытывали нехватку транспортных самолетов, а бомбардировщиков у них было всего 150-175, причем большинство не оборудованных радиосвязью. По количеству истребителей французы также уступали немцам, и эти самолеты тоже испытывали недостаток в средствах радиосвязи. Лучшими истребителями союзников были 130 британских Hurricane, базировавшихся во Франции.

Базовым немецким бомбардировщиком был Junkers Ju 88-маневренная двухмоторная машина, способная нести бомбовую нагрузку в 900 кг. Основным истребителем Люфтваффе являлся Messerschmitt Bf 109, который был быстрее, маневреннее и лучше вооружен, чем любой из французских или британских истребителей того времени. Также немцы выставили 342 пикирующих бомбардировщика Ju 87 Stuka. Они могли производить бомбометание (при 455 кг бомбовой нагрузки) с высокой степенью точности. Stuka были оборудованы специальным устройством, которое при пикировании издавало пронзительный вой, предназначенный для деморализации наземных войск. Stuka давали немцам большое преимущество, поскольку могли использоваться в качестве «воздушной артиллерии» для подавления целей за передним краем.

Обе стороны имели примерно одинаковое количество разведывательных самолетов, но у французов не было эквивалента немецкому транспортному самолету Ju 52. Сильная авиация давала немцам возможность в случае необходимости осуществлять снабжениебоеприпасами и топливом по воздуху своих далеко вырвавшихся вперед танковых дивизий. Наконец, немцы имели абсолютное превосходство в численности и качестве зенитных орудий. Их Flak-88 был самым эффективным универсальным артиллерийским орудием, произведенным во время войны. Оно также оказалось смертельным при использовании его в качестве противотанкового.
Танковая доктрина

Главное и решающее превосходство немецких танковых войск над французскими силами заключалось в их организации и боевой подготовке. Начиная с конца 1920-х годов, немецкие офицеры искали способы использования новых технологий и новой тактики, чтобы найти выход из тупиковой ситуации траншейной войны 1914-1918 годов. Например, Гейнц Гудериан, командир XIX моторизованного корпуса в мае 1940 года, участвовал в создании танковых войск как отдельного рода Вермахта и был одним из ведущих теоретиков танковой войны в мире. Точно так же Эрвин Роммель, командир 7-й танковой дивизии, написал ставшее широко известным руководство по обучению пехоты («Пехота атакует»), в котором подчеркивал важность достижения прорыва с использованием фактора внезапности и выхода в тыл противнику на предельно возможной скорости.

Результатом этих теоретических споров стало возникновение новой стратегии военных действий, позже названной Blitzkrieg«молниеносная война». Ключом к блицкригу являлось осуществление и последующее эффективное использование прорыва, что должно было достигаться в том числе за счет тесной координации действий танковых частей и воздушной поддержки. Таким образом, теперь уже не было необходимости в затяжных и массированных артобстрелах, использовавшихся во время Первой мировой.

Однако ключевую роль играли не столько материальные, сколько психологические факторы-как говорил еще Наполеон: «В войне значение морали и материальных факторов соотносится как десять к одному». В Вермахте господствовала точка зрения, что наступление является единственной дорогой к победе: скорость была важнее численного преимущества, выигрыш времени-важнее линий обороны, а то что в настоящее время называется «организационной разведкой»то есть когда все офицеры и унтер-офицеры, вплоть до самых младших командиров, проинформированы о поставленных перед ними целях в наступлении-позволяло при атаке поддерживать крайне высокий темп и не замедлить его даже при усилении сопротивления противника.Для достижения этих целей немцы свели свои танковые части в особые Panzerdivision (танковые дивизии), имевшие в своем составе собственную моторизованную артиллерию и мотопехоту. Идея состояла в том, чтобы осуществлять глубокие прорывы, не тратя время на осаду и взятие укрепленных пунктов, действуя всеми подразделениями дивизии в тесном контакте и координируя свое участие в операции с авиацией поддержки путем использования превосходной радиосвязи. Одной из наиболее примечательных особенностей кампании во Франции в 1940 году стало то, что ключевую роль в обеспечении прорывов сыграли инженерные и технические части. Саперы и инженеры под шквальным огнем противника трудились без устали, чтобы возвести или восстановить разрушенные мосты, или же, действуя в качестве передовых отрядов пехоты, форсировать водные преграды на небольших десантных лодках. Ежедневные бои выигрывали действовавшие на большой скорости инициативные солдаты, а не абстрактная бронетехника.

Развертывание союзных войск

Армия союзников не могла похвастаться ни передовой военной доктриной, ни эффективным развертыванием и использованием имевшейся у них современной боевой техники. Например, у 80% французских танков не было радиосвязи. Уровень их как боевой, так и тактической подготовки был несравненно ниже, чем у немецких танковых экипажей. Возможно, наиболее негативную роль сыграло то обстоятельство, что французские танки были распределены небольшими подразделениями по пехотным и кавалерийским дивизиям (англичане называли их «группами на пенни»). Остальных танков хватило лишь на то, чтобы сформировать в 1940 году три бронетанковые дивизии, каждая из которых имела в два раза меньше машин, чем любая из 10 немецких танковых дивизий. Некоторые французские генералы, такие как, например, Шарль де Голль, настаивали перед войной на создании крупных бронированных соединений, но им не удалось отстоять свою точку зрения.

Французское Верховное командование полагало, что боевые действия в 1940 году будут по своему характеру походить на те, что велись в 1914-1918 годах. Они считали, что развитие технологий поставит крест на любом наступлении и приведет к началу очередной войны на истощение. То, насколько сильно французская армия была заражена пораженческими настроениями и боязнью понести такие же большие потери, что и во время Первой мировой войны, до сих остается предметом споров. Конечно, подобные тенденции во Франции, безусловно, присутствовали. Коммунистов обвиняли в организации саботажа на заводах по производству танков и самолетов. Это, скорее всего, объясняется тем, что Сталин в августе 1939 года подписал советско-германской договор о ненападении.Также известно, что французские войска, фактически развернутые вдоль Мааса-от Динана на севере до Седана на юге,где как раз и развернулись решающие бои, были укомплектованы резервистами и являлись далеко не лучшими частями французской армии. А вот им пришлось столкнуться с лучшими танковыми войсками в мире, и они оказались совершенно не готовы к обрушившимся на них массированным воздушным атакам.

При этом французские генералы оказались не в состоянии быстро реагировать на изменение ситуации. Они недооценили маневренность танковых дивизий и то, какие дистанции они могли преодолевать на открытой местности. Кроме того, в рядах немецкой армии находились и самые способные танковые командиры в истории. Под прикрытием истребителей немецкие войска пересекли Арденны и 12 мая достигли реки Маас.Всего через два дня после / начала наступления в Западной Европе-немецкие войска были близки к достижению поставленных перед ними целей. В Нидерландах голландская армия была вынуждена отступить, чтобы прикрыть Роттердам, Амстердам и Утрехт. Дальше на юг Люфтваффе успешно препятствовали попыткам французских войск продвинуться в Бельгию. У союзников же ситуация с авиацией была критической. БомбардировщикиКоролевских ВВС совершили 140 боевых вылетов, потеряв при этом 24 самолета; французы совершили 30 боевых вылетов, в которых лишились девяти самолетов.

Атака Роммеля

Находившийся на ключевом участке фронта на реке Маас генерал д’Астье был встревожен наращиванием немецких механизированных и танковых частей в районе Динана. Он предсказывал: «Можно предполагать очень серьезное наступление противника в направлении Мааса». Учитывая, насколько узкими были дороги, ведущие через горы, вполне возможно, что несколько успешных налетов бомбардировщиков нанесли бы наступающим немецкимчастям большой урон. В ВВС поступил приказ получить от генерала Хюнци-гера информацию о том, какие цели являются приоритетными, однако совершенно непонятно, почему генерал никогда не обращался с просьбами о воздушной поддержке.

В течение утра 12 мая три танковые дивизии XIX корпуса Гейнца Гудериана стремительно двигались к Седану, важному пункту, в котором можно было переправиться через Маас. Севернее, в центре немецких порядков, две танковые дивизии Рейнгардта также приближались к реке.Однако первое важное событие произошло на севере в районе стоявшего на реке города Динана. Здесь 7-я танковая дивизия Эрви-. на Роммеля попыталась в районе полудня форсировать Маас: его 31-й танковый полк достиг реки и затем ринулся вперед. Мост в Ивуаре, примерно в четырех километрах вниз по течению, был взорван в то время, когда французские и бельгийские войска держали отчаянную оборону. Однако Роммель не стал ждать: он обнаружил старую плотину на реке рядом с Юи. Предприятие было рискованным, и той же ночью Роммель направил мотоциклетный батальон форсировать реку. В результате проведенной операции ему удалось создать плацдарм на западном берегу Мааса.

Удар на Седан

Немецким войскам на центральном и южном участках фронта требовалось больше времени, чтобы достичь Мааса. К 06:00 12 мая Гудериан со своими танками переправился через реку Семуа у Музева. К полудню, примерно в то же время, когда части Роммеля атаковали Ивуар, 1-я танковая дивизия достигла дороги на Седан и вышла в зону видимости высот на восточном берегу Мааса.Французские войска в том районе, где командовали генералы Корап и Хюн-цигер, оказались в большей степени дезорганизованы, чем готовы к обороне. 5-я французская механизированная дивизия находилась практически на своем месте, но 18-я дивизия прибыла на позиции лишь частично, и солдаты были утомлены 80-км марш-броском. В соответствии с французской военной доктриной и Корап, и Хинцигер развернули на восточном берегу Мааса кавалерийский заслон, которому поручалось беспокоить приближающиеся немецкие войска. Однако высокая скорость наступавших немецких частей поставила под сомнение возможность развертывания передовых подразделений. 5-я легкая кавалерийская дивизия Хюнцигера была отведена обратно к Седану, в то время как один пехотный батальон 295-го полка, развернутый на высотах к востоку от Мааса, снялся со своих позиций и бежал, сославшись на недостаточную надежность кавалерии.

К вечеру того же дня в центральном секторе Арденн 6-я танковая дивизия из корпуса Рейнгардта приближалась к эскарпу, выходившему к Маасу. Южнее 1-я танковая дивизия преследовала беспорядочно отступавшую кавалерию и в сумерках вынудила французов эвакуировать большую часть восточной половины Седана. Взорвав мосты в Седане, французы спешно подтягивали резервы, чтобы обустроить линию обороны к югу от города и сменить 71-ю дивизию.Когда наступили сумерки, стало очевидно, что на следующий день немецкие войска атакуют части 2-й французской армии. Ночью французы могли слышать гул танковых моторов, а отчеты воздушной разведки сообщали о длинных колоннах автомашин, появляющихся из Арденн.Французское командование не оценило, насколько близко продвинулись немецкие войска (они не знали о форсировании Роммелем Мааса до утра следующего дня). Хюнцигер все еще считал, что у него есть время, чтобы продолжить подтягивать резервы и с их помощью остановить немцев на линии реки.71-я дивизия продолжала медленно отходить на новые позиции; 55-я дивизия проводила реорганизацию, собираясь развернуться на новых позициях; дополнительные артиллерийские батареи или не прибыли, или не успели обустроиться на позициях. Клейст приказал Гудериану форсировать Маас 13 мая в 15:00. Гудериан просил об отсрочке, поскольку часть его войск задерживалась в Арденнах, но фон Клейст отказал, поскольку артобстрел должен был совпасть по времени с началом налета авиации.

13 мая: через Маас

В 03:00 Роммель был в Динан-те, где 6-й стрелковый полк, попытавшийся переправиться через реку на резиновых лодках, попал под перекрестный огонь с противоположного берега. Подтянув дополнительные танковые части и артиллерию, Роммель обеспечил прикрытие 7-го мотоциклетного батальона, который пересек реку по старой плотине. Внезапно появились танки противника, но войска Роммеля отбили эту атаку, открыв огонь из всего имевшегося у них оружия.Получив известия об успехе 6-го стрелкового полка, Роммель также выяснил, что противотанковому дивизиону необходимо перебросить через реку 20 орудий. Он приказал инженерам, строящим через реку небольшой понтонный мост, увеличить его размеры.

Однако на западном берегу французские танки вернулись и предприняли ожесточенную атаку. Той же ночью Роммель приказал танковому полку форсировать реку, но к рассвету 14 мая переправиться удалось лишь 15 танкам.На французском берегу оборонявшиеся войска упорно трудились, возводя вдоль реки ДОСы и ДОТы. К вечеру позади немецкого плацдарма все еще оставались отдельные группы французских войск, но им срочно требовались подкрепления. Однако на французской стороне царил полный беспорядок; командующие потеряли контакт с войсками, и планируемые контратаки либо запаздывали, либо откладывались либо просто не проводились. Контратаку бронетанковых частей при массированной поддержке артиллерии, которая должна была выбить немцев с западного берега Мааса, сначала отложили на вечер, а затем признали неэффективной, поскольку в распоряжении французов не оказалось пехоты, чтобы закрепить достигнутый в ее начале успех.

Атака Гудериана

На южном участке план 1удериана состоял в том, чтобы 2-я танковая дивизия форсировала Маас уДоншери, 1-я танковая дивизия-у Diepa и Торси, а 10-я танковая дивизия-южнее Седана (для прикрытия левого фланга). На направлении главного удара танковые части усиливали дивизионы тяжелой артиллерии, саперные части и полк «Великая Германия». XIV моторизованный корпус генерала фон Витерсгейма концентрировался позади танковых дивизий, готовясь развить достигнутый успех. Утром 13 мая немецкие танки и артиллерия заняли позиции в местах форсирования реки. Французская артиллерия, развернутая на высотах на противоположном берегу, открыла шквальный огонь, однако оказалось, что на каждое орудие приходилось всего по 30-80 снарядов, поскольку французское командование предполагало, что немцы не будут пытаться форсировать реку еще в течение нескольких дней. Около полудня появились Stuka. Три группы по 50 машин на бреющем полете начали «обрабатывать» позиции французов. После Stuka прилетели средние бомбардировщики, а затем вернулись Stuka. ДОТы и ДОСы были стерты с лица земли, линии связи разрушены.В 14:30 артиллерия гудериана открыла огонь. 20-мм сдвоенные орудия и 37-мм пушки были развернуты на укрепленных позициях за Маасом. На короткой дистанции их огонь был очень эффективным. После того, как первые попытки немцев форсировать реку провалились, восемь штурмовых саперов во главе с фельдфебелем Рубатом переправились через реку в двух лодках и подорвали четыре ДОСа, разрушив линию обороны. Несмотря на предпринятую французами попытку контратаки, значительные силы немецких войск переправились через реку, и в сумерках Рубат и его солдаты достигли поставленной цели: высоты у Вадеденкура.

Форсирование реки

На участке наступления 1-й танковой дивизии в районе Седана задача форсирования Мааса досталась элитному полку «Великая Германия», командир которого заставил своих солдат упорно тренироваться в форсировании водных преград и ведении ночного боя.Переправляться планировали около выходившей на реку фабрики. Однако, когда немецкие солдаты оставили укрытие и бросились вперед, на них обрушился огонь французов. Ни штурмовые орудия, ни 88-мм зенитное орудие не смогли подавить огонь французской артиллерии. Только когда было подтянута еще одна 88-мм зенитка, передовой роте удалось форсировать реку. Вскоре за ней последовали вторая рота и мотопехота. Несмотря на ожесточенное сопротивление, к вечеру 1-я танковая дивизия удерживала силами шести батальонов выгодный плацдарм, а также значительную часть высот Марфе. К полуночи инженеры навели понтонный мост, и на другой берег переправились первые танки Гудериана.Тем временем 2-я танковая дивизия достигла больших успехов. К полудню 13 мая ее части были у предместий Доншери. Французские войска оказали упорное сопротивление, но их обороноспособность была подорвана действиями некоторых французских же командиров. Получив отрывочные сведения о форсировании реки противником, командовавший войсками в Бюль-соне полковник Понселе испугался и отвел свой командный пункт и подчиненные ему артиллерийские батареи, однако в тот момент еще ни один немецкий танк даже не начал переправляться через реку.

Генерал Лафонтен направил батальон, чтобы укрепить оборону Марфе, по дороге это подразделение наткнулось на бежавших в панике офицеров и солдат, кричавших что-то о немецких танках в Бюльсоне. Лафонтен попытался остановить толпу, но потом был вынужден подчиниться ситуации и отступил к Шемери. Там он обнаружил еще больше солдат, стремившихся оказаться подальше от линии фронта. Также поступили и многие другие французские командиры, в результате чего оставшиеся без командования артиллеристы бросили или уничтожили свои артиллерийские орудия.

На исходе дня

Таким образом, 13 мая Роммель форсировал реку у Динана, а Гудериан-у Седана. На центральном участке, в Мон-терме, их под держивал XLI корпус Рейн-гардта. У него было слишком слабое прикрытие с воздуха, и он столкнулся с хорошо окопавшимися французскими частями. Танки получили приказ вести огонь по огневым точкам противника, однако пехота не могла спустить на воду свои лодки. Вскоре выяснилось, что полузатопленные секции взорванного моста можно использовать. Немцыбыстро наладили переправу, связав доски веревками, после чего на другой берег был переброшен батальон. Однако и на следующий день проблемы с переправой бронетехники через реку сохранились.Севернее развивали наступление войска группы армий «Б». В Голландии 9-я танковая дивизия подошла к пригородам Роттердама, где им противостояли полностью измотанные голландские войска. 7-я французская армия генерала Жиро отступила в район устья Шельды, а бельгийцы отошли за «Линию Диля», где присоединились к Британским экспедиционным силам (БЭС).

Вечером 13 мая французское Верховное командование наконец осознало опасность ситуации, в которой оказались его войска. Ночью того же дня командующий войсками на Северо-Западе генерал Жорж встретился с генералом Думеном. Он был смертельно бледен и сказал: «Наш фронт отодвинут от Седана. Там был ряд неудач...» Главнокомандующий французскими войсками Гамелен не был осведомлен о происходящих событиях. Его последнее сообщение Жоржу гласило: «Здесь все спокойщ