Операция "Бревити"

Для союзников, защищавших Тобрук, с апреля 1941 года жизнь превратилась в нескончаемую череду дозоров, атак с воздуха и локальных вылазок. Держать Тобрук можно бьио лишь при условии, что его защитники родолжат снабжаться флотом на Средиземном море. Участок пути по морю между Мерса-Матрух и Тобруком получил название Спад-Ран (Spud Run). Основная тяжесть снабжения гарнизона легла на плечи эскадренных миноносцев, в том числе и тех, что входили в состав Королевского австралийского флота. Поскольку в течение 242 дней осады они понесли значительные потери, причал, от которого корабли отбывали из Александрии, моряки стали называть «Камерой смертников» (Condemned Cell).

Союзники приспособили для своих нужд и захваченные итальянские шхуны, старые греческие торговые суда и 18 из первых LCTS (танково-десантных кораблей) - все бьио брошено на доставку грузов в осажденный город.Моршед настаивал на создании 60-днев-ного запаса продовольствия и снаряжения, но выполнить это требование удалось только к июлю. Эвакуация тяжелораненых и пленных была одной из приоритетных задач. Только в мае корабли доставили 1688 человек и 2593 тонны грузов, а эвакуировано бьио 5918 человек Постоянные атаки с воздуха сильно затрудняли перевозку личного состава и разгрузку кораблей у причалов. Хотя к началу июля требуемый Моршедом 60-дневный запас был сформирован, стало слишком опасно работать в порту днем.


Паулюс сообщил, что Африканский корпус находится в тактически сложной ситуации, вызванной нарушением баланса, чрезвычайным перенапряжением сил, и неприемлемой в материально-техническом отношении (он, в отличие от Роммеля, знал о предстоящем вторжении в СССР). Роммель настаивал на скорейшем проведении еще одного штурма города. Паулюс чувствовал, что нельзя предпринимать никаких попыток взятия Тобрука, если он только не будет добровольно оставлен противником, а Африканский корпус должен ограничиться выполнением первоначальной задачи - удерживать Киренаику. Подготовленный разведслужбой УЛЬТРА доклад убедил Уинстона Черчилля в том, что даже несильный удар приведет к деблокаде Тобрука. На Уэйвелла вновь было оказано сильное давление из Лондона. В самом Тобруке жизнь защитников превратилась в нескончаемую череду дозоров, воздушных атак и локальных вылазок. Моршед не располагал достаточным количеством пехоты и поэтому распределил по полевым частям личный состав Австралийской армейской службы обеспечения, а вся забота о снабжении и транспорте была в основном возложена на Королевскую армейскую службу обеспечения. Шавной задачей защитников осталось связать по фронту как можно больше сил противника. Организация дозоров и ряда демонстраций позволили Моршеду к июню сократить линию фронта, но он так и не смог вытеснить противника с занятых им высот.

После поражения в Греции Уэйвелла особенно беспокоила ситуация в его войсках с вооружением. В результате Военный кабинет в Лондоне был вынужден санкционировать отправку морских конвоев с танками и самолетами Hurricane самым коротким, но в то же время и наиболее опасным маршрутом по Средиземному морю, чтобы обеспечить войска Уэйвелла необходимой техникой для проведения задуманной им операции «Бэтгл-экс» (Battleaxe; «Боевой топор»).Однако до этого Уэйвелл решил нанести удар в районе Соллума. Проведение этой операции под кодовым названием «Бревети» (Brevity; «Краткость») было поручено генералу Уильяму Готту, получившему приказ выбить противника из Соллума и Капуццо, нанести ему как можно больший ущерб и, по возможности, приблизиться к Тобруку.

После того как группа генерала Херффа в конце апреля заняла проход Хальфайя в ходе постоянных перестрелок удалось выяснить реальную картину состояния итало-немецких войск. План Готга состоял в том, чтобы, двигаясь силами боевых групп 7-й бронетанковой бригады по трем параллельным маршрутам, продвинуться примерно на 50 км от Бир-эль-Кирейгат к Сиди-Аззейз, уничтожая любые встретившиеся на пути силы противника. Действовавшая в центре 22-я (гвардейская) бригада с 4-м Королевским танковым полком должна была очистить вершину прохода Хальфайя и Форт-Капуццо и повернуть затем на север, в то время как третья группа («Побережье»), состоявшая из 2-го батальона Стрелковой бригады и 8-го полевого артиллерийского полка, захватила бы более низкую часть прохода и деревню Соллум. Действия авиации должны были предотвратить любые перемещения колонн снабжения противника.

Однако немецкая служба перехвата предупредила командование о предстоящем наступлении. В результате Роммель успел усилить восточный фронт заслона, чтобы предотвратить вылазку гарнизона. Утром 15 мая 7-я бронетанковая бригада оттеснила обратно в Сиди-Аззейз выдвинутые вперед немецкие легкие части.22-я (гвардейская) бригада столкнулась в районе Хальфайи с сильным сопротивлением итальянской артиллерии, которой удалось выбить семь Matilda, прежде чем ее позиции бьии взяты. Войска, наступавшие на Форт-Капуццо, вскоре были отброшены в ходе контратаки назад к Мусаиду. В то же время группа «Побережье», действовавшая в условиях пересеченной мест ности под Хальфайей, не могла добиться успехов до самого вечера, когда ей наконец удалось занять позиции.Накануне вечером Готт решил, что его позиции на западе должны быть выдвинуты к Хальфайе. Немецкие подкрепления добрались до Сиди-Аззейза в 03:00, но были вынуждены оставаться там до 17:00 из-за отсутствия горючего, а остаток дня находились в обороне.

Прибытие 12 мая «тигра с детенышами» - как Черчилль окрестил 82 крейсерских танка, 135 Matilda и 21 легкий танк - позволило восстановить боеспособность 7-й бронетанковой дивизии. Поэтому Готг приказал удерживать Хальфайю, чтобы в его распоряжении оставался максимально выдвинутый на запад плацдарм для проведения операции «Бэтгл-экс». Сильная немецкая атака 26 мая создала угрозу окружения британских позиций, и Готг незадолго до рассвета, потеряв 173 человек, четыре полевых орудия, восемь противотанковых пушек и пять танков Matilda, разрешил отход. В тот же день из Берлина был прислан многочисленный «штаб связи» под началом генерал-майора Альфреда Гаузе. Генерал позднее стал начальником штаба Роммеля и проявил себя с лучшей стороны, однако сам факт прибытия штаба был для Роммеля вызовом.По крайней мере теперь на фронт прибыла 15-я танковая дивизия, и район Хальфайи мог быть превращен в стержень сильного рубежа обороны, протянувшегося по дуге через хребет Хафид к Сиди-Аззейз. Непосредственно Хальфайю прикрывали два танковых батальона с противотанковым дивизионом, один автомобильный и один мотоциклетный батальоны, а также дивизион 88-мм орудий. Все говорило о том, что противник готовится к проведению широкомасштабной операции, возможно, включавшей попытку деблокады Тобрука, и Роммель был намерен дать ей отпор.

Система водоснабжения и порт Тобрука стали основными целями X немецкого авиакорпуса. Противостоящая ему 4-я зенитная бригада сосредоточила свои орудия в двух секторах: первый -гавань, штаб-квартира крепости, склады и мастерские; второй (где находились треть 40-мм Bofor и большое количество 20-мм Breda) - позиции полевой и противотанковой артиллерии. Однако это не гарантировало безопасности гавани, которая с самого начала боев стала эпицентром воздушных бомбардировок, но командир 4-й зенитной бригады бригадир Дж. Н. Слейтер решил, что необходимо постоянно менять позиции зенитных орудий, чтобы бомбардировщики Люфтваффе никогда не могли бы спрогнозировать, откуда по ним будет вестись огонь.Слейтер приказал своим зенитчикам ни при каких обстоятельствах не покидать свои позиции до окончания авианалегов. И если, с одной стороны, это приводило к тому, что его подчиненные постоянно находились в огромном нервном и физическом напряжении, то с другой - потери итало-немецких ВВС были столь значительны, что в мае было приостановлено дневное бомбометание с пикирования, и в июле Моршед мог наконец начать разгрузку кораблей в светлое время суток

К этому времени в районе Тобрука действовали только три Hurricane из Эльубби, расположенного в зоне действия артиллерии противника и постоянно подвергавшегося бомбардировкам. Каждый из Hurricane укрывался в особой траншее, находившейся вблизи взлетно-посадочной полосы и имевшей форму самолета, откуда он извлекался в случае необходимости с помощью подъемной платформы. Солдаты 9-й австралийской дивизии тщательно замаскировали насосную станцию в Вади Ауда так, чтобы она с воздуха выглядела разрушенной. В результате на фотографиях, сделанных разведкой «оси», ее руины смотрелись достаточно убедительно, и вскоре вражеская авиация оставила установку в покое.В августе Stuka возобновили дневные налеты. На этот раз их встретили поступившие на Королевский флот «невращающиеся снаряды» (UP). Это бьии коробчатые блоки с 20-ю направляющими, из которых залпами выстреливались 76-мм ракеты.