Операция «Кастор»

16    июня Навар обсудил свой доклад с командирами на местах. Было ясно, что одновременно с признанием важности сохранения снабжаемых по воздуху «ежей» - hedgehogs (укрепленных лагерей) - он решил, что Насань связывает больше французских войск, чем необходимо, при этом не имееттакого же значения, как административные центры провинций Лайтяу или Дьенбьенфу, которые также были крупными транспортными центрами. Хотя Салан ранее уже обсуждал занятие Дьенбьенфу, этот вопрос скорее всего был поднят Коньи на совещании 16 июня.

Предусматривалось создание там крупной авиабазы и опорного пункта для проведения масштабных рейдов, а не обычного «ежа» наподобие Насаня. Развернувшиеся уже после войны долгие и эмоциональные споры между Наваром и Коньи не решили этот вопрос, однако не вызывает сомнений, что, по крайней мере начиная с июня 1953 года, в самом французском Верховном командовании не было достаточной ясности относительно реальных задач, которые должен был решать гарнизон Дьенбьенфу.17    июля Навар представил свой отчет Объединенному комитету начальников штабов в Париже. Генералы пришли к заключению, что необходимо через Китай оказать дипломатическое давление на Вьетминь, чтобы приостановить операции в Лаосе. На случай, если эта мера воздействия потерпит неудачу, они предложили сосредоточиться на защите дельты Хонгха, Центрального и Южного Вьетнама. Кроме того, Лаос следовало защищать строго ограниченными силами и только южнее 18-й параллели.

Комитет национальной обороны рассмотрел доклад Комитета начальников штабов, но не сделал никаких определенных выводов. Самым значимым решением стало снятие с Навара обязанности защищать Лаос. Однако, как показало впоследствии расследование, только 13 ноября правительство направило это решение министру, ответственному за Индокитай, который, в свою очередь, переправил его Навару. К генералу это решение поступило 4 декабря, но к этому времени французские войска уже вели бои в Дьенбьенфу.Пока Париж находился в раздумьях, события в Индокитае с каждым днем развивались все стремительнее. 25 июля штаб Навара издал приказ о занятии Дьенбьенфу в ходе «профилактических мероприятий» на случай возобновления вторжения войск Вьетминя в Лаос. Гарнизон Насаня был успешно эвакуирован по воздуху 12 августа, что давало возможность использовать освободившиеся войска и авиацию на других участках.

2 ноября были отданы инструкции по проведению операции «Кастор» - занятию Дьенбьенфу силами французских парашютистов. Общее командование было поручено Коньи. Он получил в свое распоряжение до шести воздушно-десантных батальонов с заданием взять данную территорию под контроль к 1 декабря. Последние оперативные приказы были направлены Коньи и командующему французскими войсками в Лаосе полковнику Буше де Кревекуру 14 ноября. В них подчеркивалась важность создания на землях народов таи сильных позиций, прикрывающих Лаос. 17 ноября о планах был проинформирован министр заморских территорий, позднее посетивший Индокитай. Как гражданский начальник Навара он имел возможность высказать свои соображения, если «сочтет это необходимым». Однако он не только не сделал этого, но даже не счел нужным проинформировать Париж о предстоящей операции. Через три дня, вскоре после 10:30 20 ноября, первая волна французских парашютистов высадилась со своих С-47 на зону десантирования «Наташа» всего в нескольких сотнях метров к северо-западу от деревни Дьенбьенфу.