Операция «Малый Сатурн»

В декабре 1942 года войска Красной Армии прорвали оборонительные линии стран Оси и двинулись к аэродрому в Тацинской.Утром 16 декабря 1942 года войска Юго-Западного фронта начали проведение операции «Малый Сатурн» с 90-минутной артподготовки по позициям итальянцев, занимавших плацдарм на Осетровке близ села Нижний Мамон. Советские стрелковые дивизии перешли в атаку, но итальянцы - при поддержке немецких танков - продержались целых два дня, вынудив Ватутина бросить в бой три танковых корпуса, чтобы поддержать атакующую пехоту. На второй день Ватутин приказал корпусу Баданова начать форсирование Дона и создать на другом берегу плацдарм. К 18:30 весь корпус уже переправился на другой берег Дона и был готов вступить в бой. Баданов и Павлов получили приказ начать наступление. В 02:00 18 декабря корпус Баданова вышел на передовые позиции через расположения 4-го гвардейского стрелкового корпуса и затем двинулся на юг в засыпанную снегом пустоту.


На 15-километровом участке фронт итальянских войск был прорван, и дорога в тыл противника была открыта. Имея задание оказать помощь прорвавшимся частям, корпус Павлова успешно двигался перед Бадановым, но столкнулся с несколькими очагами сопротивления. Баданов получил приказ уничтожить эти очаги противника.Советские войска двигались двумя эшелонами в бригадных колоннах. Образовавшаяся колонна была огромной - 5 километров в длину и 1,5-2 километра в ширину, - однако в этом районе было слишком мало немецких и итальянских частей, чтобы обнаружить ее. Самым большим препятствием для наступающих частей стали замерзшие реки и незначительное сопротивление, оказываемое малочисленными арьергардами противника. Между 02:00 и 20:00 24-й танковый корпус продвинулся на 25 километров; во второй день он выступил, уже не имея прикрытия с воздуха советских ВВС.

Хотя целью Баданова было проведение рейда, перед ним поставили еще ряд промежуточных целей, требуя оказать поддержку наступлению 1-й гвардейской армии. На следующий день он захватил большую итальянскую базу снабжения близ Маньково, взяв в плен солдат противника и освободив советских военнопленных, и получил в свое распоряжение грузовики и запасы горючего. Тем временем капитан Михаил Нечаев возглавил вылазку, целью которой было разрушить железнодорожную станцию и железнодорожный мост в находящемся западнее Черткове. После ряда столкновений с отдельными арьергардными частями противника Баданов в течение ночи сконцентрировал свои войска в Маньково. Перемещение почти 500 машин через заснеженные степи было трудным делом даже без учета сопротивления противника. Поскольку воздушной поддержки больше не было, Баданов разделил свой корпус на небольшие группы, чтобы снизить их уязвимость для атак с воздуха, но это в свою очередь осложнило управление войсками. Кроме того, войска могли двигаться вперед только в светлое время суток, а это составляло всего 8,5 часов. При плохой видимости и без особых ориентиров на местности машины постоянно вязли в снежных сугробах и канавах. Усталость войск быстро возрастала, а учитывая, что подготовку водителей имело ограниченное количество человек, заменить их было неким. В танках Т-34 отсек для экипажа обогревался, но солдаты, передвигавшиеся на грузовиках, очень страдали от холода. Кроме того, перегруженным грузовикам было очень трудно поспевать за Т-34, и они часто ломались.

Некоторые машины пришлось бросить, но большинство экипажей все же сохранили свою технику. Ситуация осложнялась еще и тем, что двигатели приходилось держать работающими даже ночью, что резко увеличивало расход горючего. Вместо запланированных 50-100 километров в день, Баданову удавалось продвинуться вперед всего на 25 километров, чтобы сохранить достаточное количество горючего, необходимого для будущего возвращен на исходные позиции. Тем временем корпус Павлова двигался впереди на расстоянии дневного перехода.Командовавший немецкими войсками Эрих фон Манштейн знал, что Ватутин совершил прорыв на участке, удерживавшемся итальянцами, однако он был слишком занят: вот-вот мог рухнуть весь фронт по Дону. Манштейн приказал остаткам 3-й румынской армии блокировать войска, находящиеся к северу от Морозовской. Там основную роль играла группа «Шпанг» из состава 8-й авиаполевой дивизии, дислоцированной в районе Милютинской, через которую в любом случае должны были пройти советские войска. Пфейффер также сформировал четыре боевые группы, чтобы прикрыть реку Быстрая на Тацинском фронте.