Осуществление операции «Поллукс»

Древня Дьенбьенфу находится на ебольшой реке Намюм в долине, меющей форму дубового листа. Во время сражения единственной приличной дорогой в этом регионе была Провинциальная дорога 41 на восточном берегу Намюма, которая проходила на северо-восток к Туаньзяо. По западному берегу на север к Лайтяу, столице народа таи, находившейся в 80 км, шла грунтовая дорога.


Деревни и селения в долине преимущественно населяли таи, значительная часть которых занималась посредничеством в торговле опиумом. Долину окружали густо поросшие лесом холмы высотой примерно 600 метров. Важное стратегическое значение Дьенбьенфу было очевидным. Этот пункт не только перекрывал вероятный маршрут вторжения в Лаос - статус административного центра провинции придавал ему особое политическое и военное значение. Еще в 1920-е годы французы построили здесь взлетно-посадочную полосу, которую в 1945 году модернизировали японцы.Но несмотря на важность занятия Дьенбьенфу с точки зрения стратегии, существовал целый ряд серьезных тактических трудностей. Деревни и селения в долине находились в пределах досягаемости артиллерии в случае ее развертывания на соседних холмах.Кроме того, уровень осадков в долине был вдвое выше, чем в других долинах Северного Индокитая, а водная пыль - крачин - делала опасными полеты в течение большей части года. Французские летчики называли эту долину «ночным горшком».

Генерал Анри Навар выпустил последние приказы о проведении операции «Кастор» 14 ноября 1953 года. Бригадному генералу Рене Коньи поручалось занять Дьенбьенфу и создать там авиабазу, с которой можно будет оказывать поддержку французским войскам в Северном Лаосе. Когда штаб Коньи приступил к концентрации частей и самолетов для проведения операции, выяснилось, что Дьенбьенфу все еще удерживается войсками Вьетминя. В долине находились части 148-го отдельного полка с ротой тяжелого оружия, а поблизости располагались войска 316-й дивизии.

Первая волна атакующих под командованием полковника Жана Жиля включала 6-й колониальный парашютный батальон майора Марселя Бижара (6 ВРС) и 2-й батальон 1-го пехотного парашютного полка (II/l RCP) майора Жана Брешиньяка, которые поддерживали инженерные и артиллерийские части. Выброска парашютистов с С-47 началась в 10:35 20 ноября. Вьетминовцы оказали ожесточенное сопротивление, и разгорелось хаотичное сражение, в ходе которого французские парашютисты попытались сконцентрироваться, распаковать тяжелое вооружение и скоординировать удары с воздуха. Тем не менее, к 15:00 зона высадки была уже достаточно безопасной, чтобы начать десантирование 1-го колониального парашютного батальона (1 ВРС) майора Жана Сукве - последней из частей 1-й воздушно-десантной боевой группы (1 GAP).

Первая фаза операции «Кастор» была успешно завершена. Французы установили контроль над территорией, потеряв всего 11 человек убитыми и 52 ранеными, уничтожив по меньшей мере 50 вьетминовцев. В течение следующих нескольких дней французы укрепили занятые позиции. Коньи лично посетил долину 22 ноября, совершив на самолете посадку на восстановленной в срочном порядке взлетно-посадочной полосе. Работы шли уже в занятых укреплениях, а взлетно-посадочные полосы продлевались арматурными стальными конструкциями. По словам Жюля Роя, здесь «царила радостная атмосфера успешно проведенной операции».Казалось, что не только операция «Кастор» развивалась по плану, но и осуществление операции «Поллукс» (эвакуация Лайтяу и переброска в Дьенбьенфу правительства Тайской федерации) также давало повод надеяться на успех. Даже при том что Жиль не был слишком удачлив, и Коньи вскоре заменил его.Коньи вновь посетил долину в воскресенье, 29 ноября. На сей раз его сопровождал сам генерал Навар. Во время поездки эти два офицера обсудили предстоящую замену Жиля, а также использование на временной основе парашютной оперативной группы полковника Доминика Бастиани. Они остановились на кандидатуре полковника Кристиана де ла Круа де Кастри, кавалерийского офицера с блестящим послужным списком. Цели миссии, порученной прибывшему на место 7 декабря де Кастри, в нескольких ключевых моментах отличались от тех, что были установлены директивой Навара от 14 ноября.

30 ноября штаб Коньи приказал Бастиани обеспечить безопасность взлетно-посадочной полосы и подготовиться к длительной обороне Дьенбьенфу «без каких-либо мыслей об отступлении». Во-вторых, по крайней мере половину гарнизона предполагалось использовать для проведения вылазок, целью которых было нанести урон отрядам Вьетминя и не дать им осадить главную базу. Наконец, гарнизон должен был установить контакт с войсками полковника де Кревекура в
Лаосе и быть готовым поддерживать эвакуацию Лайтяу.Таким образом, как и показали дальнейшие события, уже в самих этих приказах изначально был заложен конфликт приоритетов. Если Дьенбьенфу должен был удерживаться неопределенно долгий срок, то поспешно возведенные временные полевые укрепления следовало заменить мощными постоянными сооружениями. А учитывая, что половина гарнизона постоянно вела активные боевые действия в окрестностях базы, рабочих рук для строительства постоянных укреплений было явно недостаточно.