Падение Франции



Двигаясь по забитым беженцами дорогам, союзники пытались сконцентрировать войска для контратаки, но вскоре их окружили немцы. Когда наступило 16 мая, войска XIX корпуса Гудериана покидали разрушенные позиции Седанского укрепрайона, собираясь выйти на оперативный простор. Три танковые дивизии сошлись у Монкорне, и вечером того же дня передовые части 1Удери-ана вышли к реке Серр, в 65 км от своей отправной точки. Тем временем на севере Роммель контролировал движение своих танковых 4 % войск мимо Сиври с танка командира передового полка. Однако вскоре Роммель обнаружил, что путь ему преграждают ДОС, противотанковые рвы и стальные заграждения (получившие название «ежей»)это был недавно построенный участок, примыкавший к «Линии Мажино».

Роммель осуществляет прорыв

Когда стемнело, немецкая пехота и саперы, поддержанные огнем артиллерии и танков, начали преодолевать линию ДОСов. Роммель отдал приказ прорвать линию обороны, намереваясь добраться по освещенным луной дорогам до города Авена. При поддержке дивизионной артиллерии, простреливавшей и деревню, и идущую дальше дорогу, колонна вскоре набрала нужный темп. Через некоторое время, впрочем, немцы были вынуждены вновь снизить скорость, поскольку дорога оказалась забитой всевозможным военным транспортом, машинами и телегами со скарбом беженцев. У Авена французские танки удерживали немцев в течение нескольких часов-это была последняя линия обороны 5-й французской механизированной дивизии. Затем Роммель с 7-м мотоциклетным батальоном двинулся дальше к Ландресье. Французские
войска сложили оружие, и немцы захватили большое количество пленных.1-я французская бронетанковая дивизия отошла с поля боя всего с тремя исправными танками. Штаб-квартира II французского корпуса была уничтожена в ходе авианалета. Мост в Ландресье был захвачен, и, таким образом, в линии Самбра-Уаза, которую генерал Жорж был полон решимости удерживать, немцы создали разрыв. Роммель остановился в Ле-Като, преодолев за два дня 80 км. Потеряв в боях менее 40 человек, он захватил больше 10 ООО пленных, а также уничтожил или захватил более 100 французских танков.

Демарш Гудериана

В 07:00 17 мая Гудериан встретил на взлетно-посадочной полосе генерала фон Клейста, который обвинил его в неповиновении приказам-накануне ему было предписано остановиться и подождать подхода отставшей пехоты. Гудериан вспылил, потребовал освободить его от командования и заявил, что он отправляется для объяснений в штаб-квартиру группы армий. Чтобы как-то успокоить генерала, в конфликт пришлось вмешаться командующему 12-й армией генералу Листу. Он подчеркнул, что это сам Штлер высказывал опасения по поводу левого фланга и приказал остановить танковые корпуса; также он дал согласие Гудериану на проведение «разведки боем». К вечеру танковые войска вновь пришли в движение-они использовали достигнутые утром разрывы во французской линии обороны, чтобы еще больше улучшить свое положение.

Французы контратакуют

В результате наступления немецких частей образовался опасный выступ, глубоко вклинивавшийся в занятую
французами территорию. 17 мая генерал Жорж приказал произвести одновременно с севера и юга скоординированную атаку на немецкий выступ. В конечном счете атака была произведена лишь на южном фасе. Ее провела 4-я бронетанковая дивизия полковника Шарля де Голля. После долгого ожидания где-то застрявших подкреплений, де Голль провел краткую разведку и решил нанести удар в районе Лаона всеми имевшимися у него силами.В 15:00 его танки ринулись вперед. Однако немцы не выпустили ситуацию из-под контроля, и к вечеру французским танкам, оставшимся без горючего и поддержки пехоты, не оставалось ничего иного, кроме как начать отход. На северном фасе выступа атака не началась вообще. Танковый удар Роммеля расстроил ряды частей, которые предполагалось использовать для усиления обороны. Примерно в это же время Роммель с тревогой обнаружил, что его наступление поддержали лишь часть танкового полка и мотоциклетный батальон, другая же часть дивизии находилась позади и в случае необходимости была лишена возможности оказать поддержку передовым частям.

Полная картина

Только к концу для 15 мая французское Верховное командование наконец признало, что немцы совершили прорыв у Седана. Теперь оно констатировало, что создалась непосредственная угроза самому Парижу. Премьер-министр Рейно позвонил Черчиллю и сообщил британскому премьер-министру, что французы проиграли сражение. На следующий день Черчилль вылетел в Париж и пообещал оказать войскам поддержку истребителями, но только с баз в Южной Англии, а не во Франции. Тем временем французы все еще находились в плену ложного убеждения, что главной целью немецких войск является Париж. В связи с этим никто не уделил должного внимания фон Рундштедту, войска которого рвались к побережью ' Ла-Манша, стремясь отрезать северную группировку войск союзников.

Тем временем немецкая пехота постепенно догоняла танковые части и развертывалась, чтобы прикрыть их с флангов. Люфтваффе также начали передислоцироваться на захваченные аэродромы, используя транспортные самолеты Ju 52, чтобы доставить на них боеприпасы, личный состав и запасы горючего.

С 18 по 23 мая

Утром 18 мая танковые войска вновь перешли в наступление: 2-я танковая дивизия взяла Сен-Квентин, 1-я танковая дивизия форсировала Сомму, в то время как 10-я танковая дивизия блокировала любые попытки помешать немцам на южном фланге. Севернее 9-я танковая I дивизия после ожесточенного боя захватила штаб 9-й французской армии в Катле. Днем Роммель вышел к Камбре с наскоро сколоченной группой из нескольких танков и зенитных орудий и сводного батальона мотопехоты. Эта колонна подняла во время движения по дороге огромный столб пыли, в связи с чем была принята французами за крупные танковые силы, собирающиеся снести город. Вечером гарнизон сложил оружие.

Тем временем французские войска отходили за реку Эна, чтобы обеспечить оборону Парижа. Теперь между немецкими танковыми дивизиями и побережьем находились всего две ослабленные британские территориальные дивизии. Войска союзников практически потеряли возможность маневра, поскольку беженцы, двигавшиеся с севера в центральные районы, наткнулись на немецкие танки и в панике повернули обратно. Де Голль контратаковал севернее Креси силами 150 танков, стараясь смять войска Гудериана на марше. Несмотря на некоторые первоначальные успехи, его атака была отбита после того, как французы неожиданно наткнулись на сильные позиции противотанковой артиллерии в Креси. Не имея поддержки пехоты и в условиях непрекращающихся налетов Stuka, Жорж остановил атаку.

К вечеру 19 мая войска союзников отошли за Шельду, а все немецкие танковые части, кроме 9-й танковой дивизии, выстроились в линию длиной около 80 км от побережья, собираясь нанести последний решающий удар. Командование союзников теперь понимало, что их войска в Бельгии фактически отрезаны, а британский Генштаб начал готовить операцию «Динамо»эвакуацию своих войска с континента.

20 мая немецкие танковые части продвинулись вперед, преодолевая сильное сопротивление англичан. Батальон 2-й танковой дивизии первым достиг побережья Ла-Манша у Нуаеля, преодолев за день немыслимое расстояние-95 км. Французское командование пыталось заставить англичан идти на юг, чтобы присоединиться к ним, в то время как англичане старались убедить французов принять участие в атаке в Аррасе 21 мая, которая планировалась, чтобы прикрыть находящиеся севернее армии. Однако, когда операция началась, французы посчитали невозможным за имеющееся время отделить свои танки от пехоты. Кроме того, из-за путаных приказов Жоржа под держка с воздуха была крайне слабой.Две британские колонны все же перешли в наступление, однако вскоре правая наткнулась на мотопехотную дивизию СС «Мертвая голова», а левой не хватило пехоты, чтобы закрепить достигнутый на первых порах успех. Британские тяжелые танки оказались хорошими целями для немецких противотанковых орудий, однако и 7-я танковая дивизия потеряла в этих боях 378 человек-в 4 раза больше чем за все предыдущие дни боев во Франции. В целом атака провалилась: теперь генерал Горт принял решение отвести Британские экспедиционные силы (БЭС) к Дюнкерку.
Дюнкерк

Вейган, вступивший в должность Верховного главнокомандующего французскими войсками, вылетел в Кале на совещание с королем Бельгии Леопольдом, Бийотом и Гортом. Однако Горт отказался прибыть на совещание, а Бийот той же ночью попал в автокатастрофу и получил тяжелые травмы, от которых скончался два дня спустя.Теперь целью наступления Гудериана был захват портов Ла-Манша-Булони и Кале. Англичане отчаянно сражались за них, но 25 и 26 мая они все-таки пали. Когда Альмайер начал проведение спланированного Вейганом наступления силами одного пехотного полка восточнее Дуэ, он был остановлен в Камбре атакой с воздуха и огнем 88-мм зенитных орудий, используемых в качестве противотанковой артиллерии. Горт ни о контратаке, ни о плане Вейгана проинформирован не был. Он пришел к заключению, что французская армия более не способна к сопротивлению, и что его главная задача теперь спасти БЭС, в связи с чем отвел свои войска на север.

Однако на канале Аа наступавшие на Дюнкерк немецкие танковые корпуса были остановлены приказом Штлера. Теперь свою мощь должны были продемонстрировать Люфтваффе Геринга, которым поручалось «закончить работу». Танковые части следовало сохранить для предстоявшего сражения южнее Парижа. Через три дня Штлер передумал и отдал приказ танковым частям возобновить наступление. Однако эта задержка оказалась жизненно важной. Союзники отступили в пределы сильного защитного периметра в Дюнкерк, в то время как англичане спешно собирали всевозможные корабли и любые плавсредства, вплоть до маломерных.27 и 28 мая французы предприняли ряд атак с юга на Амьен и Абвиль соответственно. В ходе них был достигнут некоторый, но не полный, успех. Утром 28 мая пришли известия о капитуляции бельгийской армии. Тем временем в Дюнкерке началась эвакуация. Люфтваффе Геринга столкнулись как с плохими погодными условиями, так и со всей мощью Королевских ВВС, действовавших с аэродромов из-за Па-де-Кале. В ходе операции было эвакуировано 227 ООО англичан и 110 ООО французов. Последнее судно отчалило от берега 4 июня, когда немецкие войска находились всего в 2 км от берега. Около 30 ООО французских солдат остались на берегу.


ПРОШЛО ЕЩЕ 17 ДНЕЙ после окончания эвакуации из Дюнкерка, прежде чем представители французского командования подписали перемирие, но уже в эти дни судьба битвы за Францию было решена. Несмотря на проявленную храбрость, остатки французской армии уже не могли оказать организованного сопротивления. Париж был занят немецкими войсками, и большая часть Франции перешла под контроль победителя. Эта кампания стоила немецкой армии 156 492 человек, в том числе около 27 ООО убитыми. Потери французов составили почти 2,2 миллиона человек, в том числе 90 ООО убитыми и 1,9 миллиона пленными. Потери других союзных армий были относительно скромны: 68 111 англичан, 23 350 бельгийцев и 9779 голландцев. Однако последствия кампании для Бельгии, Нидерландов и Франции были катастрофическими. На несколько лет они оказались под властью Германии, что привело к невыразимым страданиям их граждан.