Падение Испанской республики

Остановив наступление республиканцев, националисты подтянули свежие войска, чтобы отбросить противника к Эбро.После того, как бои за Ганде су закончились неудачей, в первые дни августа наступило относительное затишье. Республиканцы не смогли организовать новое наступление, а армия националистов оказалась рассеяна по множеству изолированных оборонительных позиций, что делало невозможным проведение крупномасштабной скоординированной операции.

Бои на высотах

Прежде чем начать перегруппировку националистам следовало провести операцию против отрядов республиканцев, действовавших на линиях их коммуникаций. Большинство этих частей относилось к V корпусу Энрике Листера,которому удалось закрепиться на отвесных скалах и высоких пиках Сьерры-де-Пандольс. Наибольшее беспокойство доставляли крупные отряды республиканцев, засевшие на высотах 671, 698, 705 и 666 и блокировавшие единственный источник пресной воды в регионе.

В ходе попытки взять эти высоты националистам пришлось выдвинуться в пределы видимости артиллерийских наблюдателей республиканцев, и огонь их орудий нанес войскам националистов тяжелый урон прежде, чем они успели добратьсядо позиций противника. Все сражения за высоты, проходившие в течение следующих нескольких недель, развивались по сценарию первого боя-атака националистов протекала успешно, они брали высоты, но несли при этом такие тяжелые потери, что следовавшая затем контратака республиканцев отбрасывала их назад. В течение нескольких недель националисты продвигались очень медленно, и только в начале ноября смогли взять последнюю высоту (№ 666). Во время этих боев войска Франко потеряли около 7000 человек убитыми и ранеными.

Вилальба-дельс-Арс

Тем временем генерал Давила, который теперь командовал Северным фронтом националистов, решил изменить направление наступления. Он приказал Марокканскому армейскому корпусу прорвать линию фронта республиканцев у Вилальба-дельс-Арс и развивать наступление на Гаэту,гору, расположенную примерно в 3 км к северо-восто от города. Позиции обеих сторон были хорошо укреплены, а поскольку националисты подтянули подкрепления, республиканцы успели подготовиться к отражению атаки.

Файон-Мекиненса

В то время как генерал Давила собирал свои войска в районе Вилальба-дельс-Арс, другой отряд националистов бьи развернут на северо-западе, где он должен бьи ликвидировать плацдарм республиканцев между городами Файон и Мекиненса, который теоретически мог быть использован для нанесения удара во фланг войскам к Вилальба-дельс-Арс. Однако перед ликвидацией плацдарма националистам необходимо было взять хорошо укрепленные позиции республиканцев на склонах горы Ауте-примерно в 4 км к западу от реки. Хотя ожидалось, чтосражение станет долгим и кровопролитным, как все еще продолжавшиеся бои в Сьерра-де-Пандольс, республиканцы оказали националистам, которых поддерживали танки RzKw I и Т-26, лишь незначительное сопротивление. Националисты потеряли около 200 человек, республиканцы-около 800 убитыми и 1600 пленными.

Результаты главного удара

Атаке в районе Вилальба-дельс-Арс предшествовала массированная
артподготовка, в которой приняли участие 43 батареи националистов. Атака началась в полдень 19 августа. Артподготовка не нанесла серьезного урона укреплениям республиканцев, и атакующие бьии встречены массированным огнем из тяжелых пулеметов и винтовок. Трем танкам, прикрывавшим пехоту, пришлось уйти после того, как они столкнулись с угрозой со стороны засевших в «лисьих норах» республиканцев, вооруженных бутылками с зажигательной смесью. Тем не менее, несмотря на большие потери, националисты добились успеха по всему фронту: 22 августа Гаэта бьиа(Продолжение. Начало см. на стр. 23) наконец взята после того, как ее окружили и подвергли массированным атакам с воздуха и артобстрелам. Дальнейшее продвижение было невозможно, и националистам теперь приходилось выбирать другие участки для своих атак.

Сьерра-де-Кабальс

Ключом к успеху последнего наступления националистов было занятие горной цепи, известной как Сьерра-де-Кабальс. Наступление на этом участке планировали начать 3 сентября после проведения реорганизации своих войск и подхода свежих подкреплений.

Наступлению предшествовали многодневные артобстрелы и налеты авиации, в ходе которых удалось вывести республиканцев из состояния равновесия. Обороняющиеся испытывали нехватку боеприпасов. Они производили их в мастерских в Барселоне, но из-за постоянных атак на мосты через Эбро возникали серьезные трудности с доставкой грузов на передовую.Националистам предстояло преодолеть систему обороны, основанную на линиях окопов и горных позициях, однако, располагая сильной поддержкой артиллерии и авиации, они начали продвижение. 5 сентября они заняли Корберу, создав угрозу республиканским позициям на Сьерра-де-Кабальс. Командующий республиканскими войсками Модесто реорганизовал свои войска, отправил пулеметный батальон к пику Кабалье и, проведя контратаку 6 и 7 сентября, вернул несколько пиков. В ночь на 11 сентября республиканцам пришлось задействовать все свои резервы, чтобы предотвратить прорыв, но националистам все равно удалось продвинуться примерно на четыре километра на восьмикилометровом фронте. Они заняли выступ, создав угрозу правому флангу республиканцев, все ее удерживавших Сьерра-де-Кабальс.

Несмотря на все свое преимущество в технике, националисты не смогли перерезать линии коммуникаций республиканцев, и поэтому атаки постепенно прекратились. Затем националисты спланировали наступление на Вента-де-Кампосинес, заняв которую, можно было развернуть артиллерию и начать обстрел Кабалье. Однако план был составлен неудачно-если бы наступление развивалось успешно, это привело бы к расширению выступа, что делало его уязвимыми с трех сторон перед лицом противника, удерживавшего господствующие высоты. Но атака националистов разбилась на укрепленных горных позициях, которые не смогли нейтрализовать артиллерия и авиация. Дипломатическое давление

Теперь на развитие ситуации на фронте у Эбро стали оказывать влияние и политические аспекты. В качестве уступки Лиге Наций и Международному комитету по невмешательству республиканское правительство Негрина согласилось выслать из страны большую часть иностранных добровольцев, служивших в его армии. Это означало, что республиканские интербригады, которые играли ключевую роль в наступлении на Эбро, следовало немедленно расформировать, что само по себе резко снижало шансы на вмешательство европейских держав в ситуацию с целью сохранения республики.

23 сентября интербригады приняли участие в своем последнем бою. Их расформирование стало тяжелейшим ударом по силам Модесто, а отзыв из армии опытных иностранцев-офицеров сильно осложнил работу командных инстанций республиканской армии. Домой были отправлены и итальянские войска, действовавшие на стороне националистов, однако они и до этого не оказывали серьезного влияния на соотношение сил. Националисты возобновили наступление в направлении на Кампосинес, что стоило им высоких потерь-только одна 1-я дивизия потеряла 4612 человек. 12 октября франкистам наконец удалось перерезать дорогу Кампосинес-Фатарелья. Эти бои принесли измотанным войскам обеих сторон одни лишь разочарован , однако до финального этапа этого явно затянувшегося сражения было уже недалеко.

Эндшпиль

Новый план националистов состоял в том, чтобы уничтожить группировку противника между Файоном и Кампоси-несом и продвинуться вперед на правом фланге. Вспомогательный удар предстояло нанести на Сьерра-де-Пандольс при главном ударе на Кабалье. Успех главного удара зависел от того, удастся ли получить контроль над высотами Кабалье, и, соответственно, отбросить республиканцев, которым в этом случае угрожало бы окружение. Ключом к победе националисты считали осуществление мощной артиллерийской и воздушной поддержки.30 октября артиллерия националистов обрушила на позиции республиканцев шквал огня, длившийся три часа. В то же время на вторую и третью позиции республиканцев авиация сбросила около 8000 тонн бомб. На этом этапе операции 130-я республиканская смешанная бригада потеряла до 70% своего личного состава. Националисты использовали бомбардировку в качестве прикры-рия, чтобы занять исходные позиции. Небольшие колонны подошли как можно ближе к линии фронта, а когда бомбардировка завершилась, захватили высоты. Тогда же наступающие войска националистов получили очень ободрившие их известия, что позиции республиканцев на Сьерра-де-Пандольс наконец взяты. Сьерра-де-Кабальс были захвачены ударными группами националистов 4 ноября.

Теперь республиканцы в спешном порядке подтягивали подкрепления, чтобы предотвратить полный распад V корпуса, но националисты упорно оттесняли их от высот назад, к реке Эбро, разрезая на части V корпус. Республиканцы попытались реорганизовать свою оборону, но их отряды начали самовольно отходить к реке.Несмотря на то, что республиканские части оказались отрезанными друг от друга, они отступали в полном порядке. 9 ноября Мануэль Тагуэнья отдал приказ отвести всю артиллерию за Эбро. Полагая, что им удастся закрепиться на севере на позициях в районе Аско, Тагуэнья и его советский военный советник комбриг Качанов разработали план, который должен был позволить республиканцам отступить за реку к середине ноября.Националисты начали наступление от Фатарельи на север, на Аско и Рибароху, но вскоре обнаружили, что республиканцы оставили свои позиции. Используя легкие мосты у Риба-рохи, Фликса и Аско, а также переправив свои танки через реку на плотах, республиканцы завершали быстрый и успешный вывод войск. Из-за густого тумана ВВС националистов не смогли обеспечить своим войскам поддержку с воздуха, а в такой ситуации атаковать отступающие части они не решились. Тагуэнья позднее отметил, что республиканцы спланировали вывод своих войск лучше, чем предшествовавшее ему наступление.

ПАДЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ
После трех с половиной месяцев боев на Эбро закончилось самое крупное сражение гражданской войны в Испании. Огромная концентрация войск и техники истощила силы обеих сторон, не принеся ни одной из них особых территориальных преимуществ. Результаты оказались слишком незначительными, чтобы оправдать столь огромное напряжение сил. Сражение обошлось республике очень дорого-она понесла тяжелые потери как личного состава, так и техники, часть которой пришлось бросить во время отступления. Урон, понесенный обеими сторонами, не поддается точному определению в том числе и из-за чрезвычайно завышенных оценок националистов. Наиболее вероятными данными можно считать потери в 40-60 тысяч человек с каждой стороны.

Первоначальная цель наступления состояла в том, чтобы отбросить войска националистов, угрожавшие Валенсии. В целом эта задача была успешно выполнена, но потребовала слишком много ресурсов республики. Кроме того, политическая ситуация в Европе не способствовала укреплению позиций республиканцев, хотя сами они надеялись на иное развитие событий. Мюнхенское соглашение в сентябре 1938 года временно приостановило движение Европы к войне, но оно также произвело отрицательное впечатление на националистов, которые поняли, что могут оказаться в положении чехов. Армия генерала Франко была в таком же тяжелом положении, что и республиканская. Если бы она оставалась в нем еще некоторое время, могли появиться предпосылки для мирного разрешения внутрииспанского конфликта. Однако националистам удалось 19 ноября заключить соглашение с немцами, по которому они передавали Германии право на разработку полезных ископаемых в обмен на поставки запчастей для техники и вооружения. Это позволило им 23 декабря начать массированное наступление в Каталонии-от Лериды до Тортосы. Сопротивление казалось бесполезным, и весь фронт сложился как карточный домик. Местные жители либо бежали во Францию, либо признали власть националистов.

Тем не менее, война все еще продолжалась, и переговоры сменялись боевыми операциями. Таррагона пала 15 января, Барселона-26 января. В конце концов, полковник Касадос вступил в секретные переговоры с офицерами-националистами в Мадриде, и 6 марта в столице начались бои между войсками коммунистов и Советом обороны Касадоса. Франко был готов принять только безоговорочную капитуляцию республики, давая лишь неопределенные гарантии безопасности тем, кто не слишком активно поддерживал «красный» режим. Финал наступил в конце марта 1939 года. Ожидания тех, кто надеялся на милосердие победителей, не оправдались. Наступил долгий период репрессий, которые в ряде случаев оказались даже тяжелее тех, что разворачивались во время теперь уже завершившейся гражданской войны.