"Пантеры" против Т-34



Части Вермахта отступали на всех фронтах, но германское командование бросило в бой новую мощную военную технику. Во время боев в Корсунском котле в 1944 году ситуация складывалась крайне неблагоприятно для немецкой армии. Группа армий «Юг» была ослаблена потерями, которые постоянно несла, начиная с Курской битвы в июле 1943 года, и к январю 1944 года находилась в плачевном состоянии. В нее входили остатки разрозненных дивизий, и лишь некоторые из них могли выставить на фронт около 5000 солдат. Что касается мобильных резервов, то их было также очень мало, и находились они в явно неудовлетворительном состоянии.

Даже элитным танковым дивизиям СС удавалось сосредоточить до 30 танков, которые можно было обозначить как «боеготовые». У фельдмаршала Эриха фон Манштейна, командующего группой армий «Юг», была репутация самого талантливого стратега Германии, но к январю 1944 года даже он исчерпал все свои возможности для удержания истерзанной линии фронта. Однако, как бы то ни было, у Вермахта все еще оставались три серьезных преимущества. Первое заключалось в том, что немецкие танки все еще были очень высокого качества. Новое поколение немецких машин - «Пантера» и «Тигр I» -было неуязвимо для огня большей части советских противотанковых орудий и могло легко поражать своим огнем даже самые тяжелые советские танки.



Вторым преимуществом являлось то, что вся эта техника была укомплектована опытными экипажами и закаленными в боях солдатами, которые на основе огромного боевого опыта были великолепно подготовлены к ведению маневренной танковой войны. Этими достоинствами обладала и пехота, в составе которой в ходе долгой и кровопролитной войны на истощение остались лишь самые выносливые и наиболее способные бойцы.



В самом Корсунском котле ядро защиты 8-й армии составила танковая дивизия СС «Викинг». Фактически в январе 1944 года она имела возможность использовать в бою лишь дюжину танков PzKw III, восемь танков PzKw IV и четыре штурмовых орудия (Sturmgeschiitz) StuG III. В состав дивизии также входила штурмовая бригада СС «Валлония», состоявшая из валлонских добровольцев, набранных в Южной Бельгии. Лучшей из пехотных дивизий, оказавшихся в котле, была 72-я - именно ее части возглавили прорыв. Немецкое командование

И, наконец, Вермахт располагал талантливыми военачальниками. Кроме фон Манштейна в боях принимало участие еще несколько выдающихся генералов. Ганс Хубе, например, командовал под Корсунью деблокирующей группой. Он являлся одним из самых талантливых немецких военачальников того периода, на инстинктивном уровне понимавший требования танковой войны.Другим опытным командующим был Герман Балк, отличившийся во время боев южнее Киева в ноябре и декабре 1943 года. Он возглавил успешную контратаку XLVIII танкового корпуса, в ходе которой был вновь захвачен Житомир, а затем уничтожил несколько советских танковых корпусов и дивизий в лесах севернее города.

С каждым немецким генералом работал трудолюбивый начальник штаба, управлявший деятельностью штаб-квартиры и превращавший планы своего командира в конкретные приказы, а в кризисных ситуациях мог действовать и от имени своего командующего. Начальник штаба Манштейна - Теодор Буссе, который работал вместе с ним начиная еще с боев под Ленинградом и до увольнения фельдмаршала в апреле 1944 года - во многом способствовал обеспечению успеха ряда операций группы армий «Юг». Правой рукой Балка во время танковых сражений к югу от Киева был Фридрих Вильгельм фон Меллентин, ветеран Африканской кампании.
Красная Армия

Что бы ни писали немецкие генералы в своих послевоенных мемуарах, в 1944 году Красная Армия не была просто огромной ордой солдат и техники. С периода неудач 1942 года она проделала долгий путь - очень вырос уровень вооружения, качество подготовки командного состава, а боевой дух советских войск вообще стал очень высоким. Одной из самых важных областей, претерпевшей существенные изменения в лучшую сторону, была структура командования. Офицерский корпус 1941 года, включавший множество ничего из себя не представляющих офицеров, сменило новое поколение закаленных в боях командиров. Иван Конев и Николай Ватутин, возглавлявшие два фронта, войска которых приняли участие в боях в районе Корсунского котла, были и талантливыми, и опытными военачальниками. Конев, которому удалось пережить чистки 1936-1938 годов благодаря своим политическим связям, начал войну как командующий армией, в то время как Ватутин был штабным офицером и протеже маршала Жукова.

Оба генерала к январю 1944 года стали хорошими профессионалами и теперь уверенно руководили своими войсками, показав выдающиеся полководческие способности. Они постоянно удерживали стратегическую инициативу и были полны решимости не потерять ее, когда противник использовал свои танковые войска, чтобы сорвать планы советского командования. Обоим военачальникам помогала группа опытных штабных офицеров, организовавших эффективное управление снабжением и поддержанием мощного кольца окружения вокруг котла. Быстрый карьерный рост компетентных офицеров в 1943 и 1944 годах имел побочный эффект - истощение кадров на более низких должностях. Многие младшие офицеры имели слабую подготовку и не могли продемонстрировать уровень инициативы, который был характерен для немецкого офицерского корпуса.


Хотя немецкие танки «Пантера» и «Тигр I» превосходили любые танки РККА, необходимо принимать во внимание, что качество советской бронетехники значительно улучшилось. Невероятно мощная самоходная артиллерийская установка (САУ) СУ-152 теперь уверенно заняла свое место на фронте, а танк Т-34 - «рабочая лошадка» танковых корпусов Красной Армии - все еще оставался высокоэффективной бронемашиной. Его небольшая масса и широкие траки давали ему явное преимущество на мягком грунте. Кроме того, он имел очень надежную механику, чего нельзя было сказать о «Пантерах» и «Тиграх». Причем теперь экипажи танков РККА обладали намного большим опытом в использовании своих машин, чем их коллеги на первых этапах войны.

На более высоком уровне, по сравнению с началом войны, находились координация и взаимодействие артиллерии, авиации, пехоты и бронетехники. Советские ВВС успешно осуществляли непрерывные авианалеты как на немецкие позиции внутри кольца, так и на деблокирующую группу, используя свои хорошо защищенные штурмовики Ил-2, чтобы обстреливать позиции пехоты и бомбить транспортные колонны.

Это может показаться странным, но одно из важных преимуществ, которым Красная Армия обладала в боях под Черкасском и Корсунью, не имело отношения к высоким технологиям и было связано с прошлым. Важные задачи в боях под Корсунью выполнял 5-й гвардейский кавалерийский корпус, состоявший из конных соединений. Во время боев температура упала значительно ниже нуля, земля замерзла, и это все же было лучше, поскольку в грязи действия танков и транспорта оказывались сильно затруднены. Когда же земля была размокшей, кавалерия Красной Армии могла перемещаться между немецкими оборонительными позициями в котле, дестабилизируя ситуацию в тылу противника. Также она нанесла большие потери немецким войскам, пытавшимся вырваться из котла 17 февраля.