Победа советских войск на Курской дуге в июле 1943 года

Стремительное советское контрнаступление в 1943 году стало полной неожиданностью для немецких войск - Красная Армия неудержимо рвалась к Киеву.Победа советских войск на Курской дуге в июле 1943 года поставила крест на попытках Вермахта вернуть себе стратегическую инициативу после катастрофы под Сталинградом. Но даже притом что в ходе проведения операции не удалось достичь поставленных целей, немецкое командование все еще надеялось нанести в ходе нее противнику тяжелый урон, чтобы предотвратить вероятность проведения Красной Армией в ближайшем будущем крупномасштабного наступления. Однако оно жестоко ошибалось.

Уже 17 июля разведка боем через Донец и Миус показала, что советское командование готовит новую операцию. Переход от обороны к наступлению был стремительным, а цель амбициозной: освобождение Украины.Первое крупномасштабное наступление Красной Армии - в направлении на Харьков - началось 3 августа 1943 года. Превосходя противника по численности в соотношении 3 к 1,650 ООО советских солдат быстро прорвали немецкую оборону, и 2300 советских танков устремились в южном направлении, сминая стоявшие у них на пути 300 немецких танков. Командующий немецкой группой армий «Юг» Эрих фон Манштейн сосредоточил сильную группировку (шесть танковых дивизий Вермахта и СС), чтобы остановить советские войска, а затем нанести контрудар. Преодолев кризис, он планировал сконцентрировать свои танковые войска, прикрыть Харьков и организовать отход к Днепру.

Однако 57-я советская армия развивала наступление на Харьков с юго-востока, и после того как она перерезала идущую к городу железную дорогу, падение Харькова стало лишь вопросом времени. К 21 августа Харьковский гарнизон исчерпал все свои запасы артиллерийских боеприпасов. Тогда Манштейн отдал приказ оставить город. В следующие 48 часов немецкие войска ушли, взорвав перед этим склады, чтобы они не попали в руки Красной Армии. Ранним утром 23 августа советские войска вытеснили последний немецкий арьергард и подняли красное знамя на здании на площади Дзержинского.


Ожесточенные бои за Харьков истощили и советские, и немецкие войска. Поэтому в течение трех недель северному крылу немецкой группы армий «Юг» удалось стабилизировать фронт. Однако расположенная на юге 6-я армия была слишком ослаблена. Советское командование быстро рассчитало, что 6-я армия сможет продержаться не более нескольких недель, а затем будет вынуждена оставить позиции и в беспорядке начать отступление на запад. В результате подобного развития событий под ударом могло оказаться северное крыло группы армий Манштейна. Не имея резервов, чтобы закрыть образовавшуюся брешь, Штлер с большой неохотой 15 сентября дал согласие Манштейну на отвод войск группы армий за Днепр. Бронетанковые части Красной Армии стремительно ринулись вперед, и некоторые из них успели выйти к Днепру прежде, чем немцам удалось подготовить новый рубеж обороны.

В начале ноября 1943 года советская Ставка Верховного главнокомандования начала новое крупномасштабное наступление, целью которого было освобождение столицы Советской Украины - города Киева. Красная Армия форсировала Днепр, угрожая вбить клин между группой армий «Юг» и ее соседом с севера -группой армий «Центр». Главный удар обрушился на 11 пехотных дивизий 4-й немецкой танковой армии. Эти дивизии без смены и подкреплений вели непрерывные бои с лета, и большинство из них соответствовало по силе не более чем полноценному полку. Когда 20 советских стрелковых дивизий, поддержанных четырьмя танковыми и одним кавалерийским корпусами, перешли в наступление, VII немецкий корпус оставил Киев, не будучи ни окруженным, ни разбитым.

Две слабые танковые дивизии Вермахта оказались не в состоянии даже отвлечь внимание неумолимо рвущейся вперед советской бронетанковой армады, продвинувшейся на запад на целых 112 км и захватившей важнейшие железнодорожные узлы Фастов и Житомир. Более 1000 советских танков вышли на оперативный простор за линией немецкой обороны, теперь они угрожали повернуть на юг и загнать в котел всю группу армий Эриха фон Манштейна. Катастрофа казалась неминуемой, и необходимо было срочно принимать меры, чтобы ее избежать.