Поражение армий Дитриха

Германский фронт в Венгрии был прорван на большом протяжении в ходе наступления советских войск, последовавшего за поражением немцев в районе озера Балатон - эту линию обороны им так и не удалось восстановить. Армии Дитриха начали откатываться назад в Австрию, надеясь защитить ее столицу - Вену. К этому времени боевой дух немецких и венгерских войск упал окончательно. 3-й Украинский фронт Толбухина захватил большое количество пленных - вероятно, только ему за последнюю неделю марта сдались более 40 ООО человек.

Когда известия об отступлении войск СС достигли бункера Гитлера, фюрер пришел в ярость. Он отправил Дитриху приказ, чтобы все солдаты его армии спороли со своих рукавов манжетные ленты с названиями их дивизий. Их авторитет настолько упал в его глазах, что теперь они не были достойны носить на своей форме имя фюрера.1 апреля пал последний крупный венгерский город, и Красная Армия вступила на территорию Австрии, которая, как выяснилось, практически не была затронута войной. 13 апреля, использовав для переброски своих танков австрийские автобаны, Красная Армия вступила в Вену. 3-й Украинский фронт Толбухина и 2-й Украинский фронт Малиновского достигли всех поставленных перед ними целей. Было установлено, что с момента вступления на территорию Венгрии в октябре 1944 года и до взятия Будапешта в феврале 1945 года КраснаяАрмия нанесла противнику урон более чем в 100 ООО человек и взяла 138 тысяч пленных. Однако по некоторым оценкам, потери Красной Армии только в боях за Будапешт составили 80 ООО человек погибшими и пропавшими без вести.

Но не только солдаты действующих армий погибали в битве за Будапешт. По ряду оценок жертвами этих боев также стали 76 ООО гражданских лиц. После завершения военных действий у жителей Будапешта возникли серьезные трудности, поскольку на смену хорошо показавшим себя в бою войскам Малиновского прибыли плохо дисциплинированные оккупационные части, солдаты которых были склонны к грабежам и насилию. Хотя официальная политика СССР в отношении гражданского населения предусматривала гуманное обращение, память о зверствах, совершенных оккупантами на советской территории еще была свежа в умах молодых солдат. Кроме этого поток официальной пропаганды был направлен на демонизацию Германии и немцев: например, в 1942 году в своей статье «Убей!» Илья Эренбург писал: «Если ты убил одного немца, убей другого - нет для нас ничего веселее немецких трупов».

Учитывая все эти обстоятельства, примечательно, что солдаты Красной Армии в целом не стали мстить населению территорий, оккупированных в 1944-1945 годах. Пфеффер-Вильденбрух - командир немецких войск, ожесточенно защищавших «крепость Будапешт», -убеждал своих подчиненных, что в случае сдачи в плен советским войскам они могут рассчитывать лишь на смерть. Это не соответствовало действительности. Во время битвы за Будапешт наибольшую жестокость проявили как раз бойцы венгерской нилашистской милиции и эсэсовцы, которые до освобождения города уничтожили около 15 ООО венгерских евреев.