Последние наступление Роммеля в Африке



31 августа Роммель начал свое последнее широкомасштабное наступление, и его танковые части ринулись на восток к хребту Алам-Хальфа.Окинлеку удалось остановить танковую армию «Африка», однако положение все еще было опасным. Отступив под защиту минных полей, войска Роммеля начали перестраиваться для нового наступления на дельту Нила. В ответ на эту угрозу 8-я армия приступила к созданию своих обширных минных полей и форсировала сооружение оборонительных позиций. Северный участок в районе побережья удерживался 9-й австралийской дивизией XXX корпуса. Далее позиции, идущие к хребту Рувейсат, занимали 1-я южноафриканская и 5-я индийская дивизии. В резерве позади них развертывалась 23-я бронетанковая бригада. К югу от хребта располагался XIII корпус. 2-я новозеландская и 7-я бронетанковая дивизии удерживали позиции на южном участке у Химеймата. 1-я бронетанковая дивизия были выведена за оборонительную линию в качестве мобильного резерва.

Прибытие Монтгомери

После более чем двух лет военных действий в Северной Африке британские войска вернулись на исходные позиции, и подобное положение дел вызывало сильное недовольство британских политиков. После того, как Окинлек заявил, что контрнаступление необходимо отложить по меньшей мере на несколько месяцев, премьер-министр Уинстон Черчилль окончательно потерял терпение. В августе Окинлек был заменен на посту главнокомандующегона Среднем Востоке генералом сэром Гарольдом Александером, а после того, как назначенный Черчиллем генерал Готт погиб в авиакатастрофе, командование 8-й армией принял генерал-лейтенант сэр Бернард Монтгомери.Назначение Монтгомери стало одним из самых удачных для британской армии. С момента своего прибытия в Африку он приступил к созданию совершенно новой армии для проведения широкомасштабной операции. Монтгомери был решительно настроен «раз и навсегда вышибить Роммеля из Африки». Во главе 8-й армии теперь стоял талантливый полководец, и все это понимали.

В течение июля и августа обе стороны продолжали накапливать силы. Однако в то время как Роммелю требовалось значительное время, чтобы восстановить свои дезорганизованные войска, британская армия с ее короткими и эффективными линиями снабжения становилась сильнее с каждым днем. К тому времени, когда Роммель был готов перейти в наступление, британские линии обороны на севере казались практически неприступными, и это заставило командующего войсками стран «оси» перенести направление главного удара на юг. Этот участок был укреплен в меньшей степени, хотя части 8-й армии пользовались каждым свободным днем, чтобы усилить оборону.Роммель решил провести ночную атаку на британский южный фланг, развивая наступление в 45 км восточнее хребта Алам-Хальфа. Согласно его плану на рассвете Африканский корпус должен бьи выйти в тыл 8-й армии. Успех этой операции обеспечивали неожиданность, скорость и наличие достаточных запасов горючего, позволявших поддерживать высокий темп мобильных соединений. Чтобы достичь эффекта неожиданности, Роммель планировал концентрировать свои танковые войска ночью, маскируя их днем. Это был действительно отличный план, но слишком очевидный, и британские войска ожидали, что противник предпримет нечто подобное.

Хребет Алам-Хальфа

Ключом к успеху в этом сражении должен был стать хребет Алам-Хальфа. Преодолев его, немцы получали возможность сместить линию фронта на север и встретитьбританские бронетанковые части на удобной местности. А если бы войскам Монтгомери удалось удержать хребет, путь на восток Роммелю оказывался закрыт. Поэтому Монтгомери постепенно наращивал силы именно на этом участке. Он планировал сначала выждать и, только убедившись, в каком направлении начал наступление Роммель, использовать 23-ю бронетанковую бригаду.Монтгомери также планировал, что 7-я бронетанковая дивизия, которой предстояло сдержать немецкое наступление на юге, в случае необходимости могла осуществить отход. Главной задачей этого подразделения было сохранить боеспособность, чтобы в случае продвижения Африканского корпуса на восток начать активно действовать на его флангах. Севернее XXX корпус должен был удерживать оборону силами трех дивизий Британского содружества наций.

Фактор скорости, необходимый для успеха наступления Роммеля, должен был обеспечить Африканский корпус. Ему предстояло на рассвете провести свои танки через открытое пространство пустыни. Третью составляющую успешного проведения операции войск «оси»наличие необходимого количества запасов-Роммель контролировать не мог. Ему обещали доставить требуемый объем горючего, но он его так и не получил. Тем не менее Роммель принял решение о наступлении и отдал приказ атаковать в соответствии с планом.
Неудачное начало

Начавшаяся ночью на 31 августа атака Роммеля сразу не заладилась. Наступающие части наткнулись на обширные британские минные поля. Интенсивный артиллерийский огонь нанес ощутимый урон саперам и пехоте сил «оси», пока те обезвреживали около 150 ООО мин. В этот момент части Африканского корпуса подверглись атаке тяжелы х бомбардировщиков из состава Воздушных пустынных сил.К рассвету ни одна из частей Роммеля так не достигла поставленных целей. Кроме того, британское командование теперь знало направление главного удара противника и располагало временем, чтобы подготовиться к танковой контратаке.

В середине утра Африканский корпус прорвался через минные поля и двинулся на восток, однако задержка в реализации плана заставила Роммеля пересмотреть его. Теперь он приказал своим войскам совершить разворот в северном направлении до того, как будет захвачен хребет Алам-Хальфа. Роммель установил новые цели: для Африканского корпуса-высота 132 на хребте Алам-Хальфа, доя XX корпуса-высота 102 на Алам-БуейяЙосде занятия этих высот его войска 1цолЗкцы были повернуть на север и двинуться вдоль хребта Рувейсат к побережью. гй&к?Монтгомери остался довоЛ? началась именно там, где он дал. Минные поля сильно Генерал-лейтенант Монтгомери начал наступление на позиции армии Роммеля, на подготовку которого он потратил больше месяца.После того как немецкая операция у Алам-Хальфы закончилась неудачей, Монтгомери смог полностью сосредоточиться на планировании предстоящего наступления. Правительство в Лондоне требовало, чтобы он начал его как можно скорее и нанес удар по противнику до начала высадки англо-американских войск в Марокко и Алжире. Поэтому на подготовку операции у Монтгомери было немногим более месяца.

План Роммеля

Несмотря на недавние успехи британских войск, предстоявшее наступление не было легкой задачей. Условия местности давали существенные преимущества находящимся теперь в обороне войскам «оси». Британским войскам предстояло прорываться напрямую через сильные оборонительные позиции противника, состоявшие из укрепленных кордонов пехоты и противотанковых орудий, расположенных непосредственно по краю минных полей, которые поддерживали размещенные во второй линии тяжелая артиллерия и танковые дивизии.

Ситуация со снабжением армии Роммеля теперь стала еще хуже: британские бомбардировщики и подводные лодки, базировавшиеся на Мальте, лишили войска «оси» почти двух третей грузов, столь необходимых им в этот критический период. Положение усугубилось также тем, что сам Роммель в конце сентября был отправлен на лечение в Германию. В результате руководство обороной перешло в руки его менее способных подчиненных.Прежде чем покинуть Африку, Роммель составлял план обороны. Он предполагал, что Монтгомери начнет операцию с массивной артподготовки, сопровождаемой атакой пехоты, сконцентрированной на нескольких участках фронта; поддержку им должны были оказывать бронетанковые части. Роммель настаивал, что линия обороны должна быть настолько сильной, насколько это возможно, чтобы достаточно долго удерживать атакующие британские войска и дать возможность подойти танковым дивизиям, которые отбросят противника на минные поля.

План Монтгомери

В отличие от противника, британские войска быстро наращивали силы. В начале октября за счет пополнений количество танков 8-й армии увеличилось до 1038, в число которых входили 170 М3 Grant и 252 мощных новейших танков М4 Sherman. В воздухе над Эль-Аламейном британцы также обладали численным превосходством-Воздушные пустынные силы включали 530 современных самолетов против 350 итальянских и немецких машин, из которых многие уже морально устарели.Заключительная директива Монтгомери о наступлении под кодовым названием «Лайтфут» (Lightfoot; «Легкая поступь») предписывала проведение одновременных атак по трем направлениям. На севере XXX корпус должен был прорвать оборону противника и захватить плацдарм на противоположной стороне минных полей вдоль рубежа «Оксалик» (Oxalic; «Щавелевый»), Затем саперным командам, снабженным миноискателями, предстояло проложить дорогу через минные поля для танков X корпуса. Действовавшему южнее XIII корпусу предписывалось прорвать позиции противника около Мунассиба и расчистить дорогу 7-й бронетанковой дивизии. Наконец, на южном фланге войска «Свободной Франции» должны были наступать к Карет-эль-Химеймату. Главный удар осуществлялся на участке XXX корпуса на север, в то время как на юге атаки носили вспомогательный характер.

Огненный вал

23 октября началось Второе сражение при Эль-Аламейне. В 21:40 союзники приступили к массированной артподготовке-самой мощной со времен Первой мировой войны. Подавив слабые попытки противника начать ответный огонь, британская артиллерия принялась «утюжить» позиции немцев. Англичане располагали большим количеством боеприпасов, поэтому их орудия вели практически непрерывный огонь в течение всей ночи.Рано утром 24 октября пехота преодолела минные поля. На севере две австралийские пехотные дивизии довольно быстро прорвались через минные заграждения, но, достигнув основной линии обороны, столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Действующая севернее дивизия достигла рубежа «Оксалик», однако другая дивизия была остановлена на некотором расстоянии от этой контрольной точки. На участке XXX корпуса, где пехота несла серьезные потери при попытке защитить занятые плацдармы, события развивались по схожему сценарию.Тем не менее, после нескольких часов ожесточенных боев войскам XXX корпуса удалось закрепиться на нескольких сильных позициях на противоположной стороне минного поля и даже подтянуть бронетанковые части. Самым важным результатом было то, что им удалось занять выгодные позиции на хребте Митейрия. К концу первого этапа наступления единственно серьезной проблемой, с которой столкнулись союзники, было то, что войскам X корпуса не удалось расчистить достаточно широкий проход в минном поле для переброски через него основных танковых частей.

На юге войскам XIII корпуса, преодолевшим минные поля, удалось ввести противника в заблуждение относительно того, где британская армия наносит главный удар. Еще один вспомогательный удар был нанесен на центральном участке фронта частями 4-й индийской дивизии.

Хотя атаки прошли именно там, где и предполагал Роммель, британским войскам удалось добиться эффекта внезапности благодаря широкому использованию средств радиоэлектронной борьбы. Бомбардировщики Vickers Wellington были оснащены спецоборудованием для создания радиопомех, которое они применили в массовом порядке в первые часы сражения. Это привело к тому, что штаб армии противника оказался практически без связи со своими войсками. Будучи не в состоянии определить, где наносится главный удар, заменявший Роммеля генерал Штумме отправился на линию фронта, чтобы на месте прояснить ситуацию. Когда он приблизился к передовой, его штабной автомобиль попал в засаду, и немецкий командующий скончался от сердечного приступа. В течение нескольких часов в итальянском и немецком штабах царил полный беспорядок, так как из-за отсутствия радиосвязи никто не знал, где командующий, и что с ним случилось. Только ближе к полудню генерал фон Тома смог взять ситуацию под контроль. Командование в Берлине приказало Роммелю вновь возглавить армию, но ему удалось добраться до Африки только 25 октября.
Заминка в наступлении

С наступлением дня британские войска изо всех сил старались развить достигнутый за первые часы боев успех. На севере X корпусу все никак не удавалось сконцентрировать бронетанковые части на противоположной стороне минного поля из-за проблем с расчисткой проходов. Южнее 8-я и 10-я бронетанковые дивизии закрепились набезопасных позициях на хребте Митей-рия, не решаясь двигаться вперед.Ночью 10-я бронетанковая дивизия предприняла осторожную попытку наступления, но отошла, не выдержав огня противотанковых орудий противника и атак с воздуха. Это привело к высоким потерям в пехотных дивизиях, которые нуждались в эффективной бронетанковой поддержке, и позволило немцам установить дополнительные минныезаграждения, а также переместить дополнительные противотанковые орудия на позиции напротив хребта Митейрия.

«Собачья свара»

В течение следующих нескольких дней британские войска постепенно продвигались вперед, захватывая одну за другой стратегически важные позиции на поле боя. Такая тактика позволила измотать немецкие танковые части перед главным ударом. Немцы не ожидали локальных атак, готовясь к массированному наступлению бронетехники. В результате они, полагая, что эти удары британских войск являются прелюдией к крупномасштабному наступлению, были вынуждены бросать на «горячие» участки крупные силы из своего танкового резерва. Эти контратаки войск «оси» были отбиты совместными действиями пехоты, артиллерии и авиации.Наиболее ожесточенные бои развернулись вокруг двух невысоких холмов-высоты 29 и Снайп (Snipe; «Бекас»),Сначала высота 29 в ночь на 26 октября была захвачена частями 9-й австралийской дивизии. Вскоре после рассвета Роммель бросил на нее 15-ю танковую дивизию, однако эта контратака была отбита атаками с воздуха и огнем противотанковой артиллерии.

Снайп был взят следующей ночью частями 2-й стрелковой бригады. На другой день Роммель вновь организовал массированную контратаку на эти позиции. Обороняющиеся войска, сильно уступавшие противнику в численности, тем не менее сумели удержать позиции. 20 противотанковых орудий защитников Снайпа уничтожили 32 танка противника и многие подбили, вынудив атакующих отступить. Когда их сменили тем же вечером, лишь одно из орудий все еще было в рабочем состоянии.Хотя в ходе боев 25-30 октября линия фронта изменилась незначительно, танковые дивизии Роммеля понесли катастрофические потери, а их боеспособность свелась практически к нулю. Так, например, в 15-й танковой дивизии к 27 октября насчитывалось всего 40 боеспособных танков (при штатной численности-около 100 машин).

Операция «Суперчардж»

Ободренный сообщениями о потерях, понесенных войсками «оси» во время «собачьей свары», а также данными разведки, установившей, что у противника почти полностью закончилось горючее, Монтгомери начал готовиться к наступлению от Эль-Аламейна. Его план под кодовым названием «Суперчардж» (Supercharge; «Усиленный заряд»), в целом напоминал проект операции «Лайтфут» и предусматривал массированную артподготовку с последующими атаками пехоты на двух участках фронта. Главный удар наносил XXX корпус южнее высоты 29, в то время как XIII корпус наносил вспомогательный удар на юге. За пехотой должны были следовать бронетанковые части. Так как перед новыми позициями противника находились лишь отдельные разрозненные минные заграждения, предполагалось, что атака бронетанковых частей потребует меньше времени на подготовку и будет более массированной.Операция «Суперчардж» началась в 01:05 2 ноября. Атака развивалась успешно,151-я и 152-я бригады быстро достигли поставленных целей. В 6:15 9-я бронетанковая бригада, сломив ожесточенное сопротивление противника, прорвала линию немецкой обороны. Ради прорыва Монтгомери был готов даже рискнуть полной потерей этого подразделения. Потери действительно оказались существенными, но бригаде все же удалось прорваться через вражеские позиции.

В авангарде с 9-й бронетанковой бригадой, двигавшейся по дороге Рахман, перешла в наступление и 1-я бронетанковая дивизия. 2-я бронетанковая бригада атаковала на север от Тель-эль-Аккакира, но была остановлена, так же как и 8-я бронетанковая бригада, атаковавшая немецкие позиции на высоте 44. Хотя танковым дивизиям Роммеля удалось отбить эти атаки, все же они понесли серьезные потери.

Ночью линия фронта начала меняться еще в нескольких местах. На севере 9-й австралийской дивизии удалось сломить сопротивление противника, и она начала вытеснять его с выступа. К полудню 3 ноября Роммель решил отвести части XX и XXI итальянских корпусов. Разъяренный Штлер потребовал от Роммеля удерживать занятые позиции, после чего тот отменил свой приказ и начал готовиться к обороне. Монтгомери понимал, что ситуация развивается благоприятно для его войск, однако он даже не представлял, насколько армия Роммеля близка к полному краху. На следующую ночь 5-я индийская бригада начала наступление по дороге Рахман, а 7-й хайлендский Аргайла и Сазерленда полк взял стратегически важную высоту 44. Роммель был вынужден признать, что потерпел поражение, и танковая армия «Африка» начала отступление.Теперь в дело вступили мобильные части Монтгомери. 1-я бронетанковая дивизия преследовала Африканский корпус. К ней также присоединились 7-я бронетанковая и 2-я новозеландская дивизии. 10-я бронетанковая дивизия нанесла удар по остальным частям разбитой армии Роммеля. На юге через пустыню мчался XIII корпус. После 11 дней боев, потеряв 13 560 человек убитыми, ранеными и без вести пропавшими, Монтгомери выиграл сражение при Эль-Аламейне.


ПРИ ЭЛЬ-АЛАМЕЙНЕ 8-я армия одержала крупную победу, но начатое затем преследование разгромленных войск Роммеля не стало тем триумфом британской армии, какого следовало ожидать. Дезорганизованная, раздробленная, деморализованная, оставшаяся без горючего танковая армия «Африка» могла быть полностью уничтожена. Значительно превосходящая противника 8-я армия располагала достаточными силами для последнего удара. Однако в силу ряда причин Монтгомери позволил войскам Роммеля оторваться от его дивизий и уйти на запад вдоль побережья Северной Африки.

Хотя танковая армия «Африка» не была уничтожена, никаких надежд на возобновление наступления, которые, возможно, лелеял Роммель, уже не осталось после получения известий о высадке англо-американских войск в Алжире и Марокко. Когда они подошли к Тунису с запада, Роммель ускорил свое отступление. К13 ноября он был вТобруке, неделю спустя-в Бенгази. Чем дальше на запад отходили войска «оси», тем больше сокращались линии их коммуникаций, и тем менее отчаянным становилось их положение. Однако 13 мая 1943 года война в пустыне закончилась-все части «оси», находившиеся в Северной Африке, сдались войскам генерала Эйзенхауэра. Эрвина Роммеля среди них не было«Лис пустыни» за несколько дней до этого улетел в Италию.

Победа при Эль-Аламейне оказала огромное влияние на рост боевого духа союзников. Это сражение (наряду со Сталинградской битвой), как полагает большинство исследователей, переломило ситуацию в войне в пользу Антигитлеровской коалиции, а Уинстон Черчилль назвал этот момент «концом начала». И теперь, завершив боевые операции на этом театре военных действий, союзники смогли сосредоточиться на подготовке высадки в Европе,