Прорыв союзников из Нормандии

 Первоочередной задачей англо-американских войск после высадки в Нормандии должна была стать быстрая переброска подкреплений, достаточных, чтобы отбить контратаки немцев. Когда британские, американские и канадские войска начали высадку на Ипобережье оккупированной Европы 6 июня 1944 года, им предстояло решить две главные задачи. Первая состояла в том, чтобы добраться до берега и захватить хотя бы береговые плацдармы, сломив, как ожидалось, ожесточенное сопротивление противника. Затем им предстояло закрепиться на этих береговых плацдармах и отбить контратаки, которые, как предполагалось, проведут немецкие войска. После выполнения этих задач уже можно было думать о прорыве линий немецкой обороны и наступлении на юг и восток.

Верховное командование Союзников наметило основные цели при проведении высадки войск и для последующей кампании в Нормандии. Историков, исследующих события, происходившие в течение трех месяцев после 6 июня, удивляет очевидное противоречие между тем, что конечная цель - достигнуть Сены и освободить Париж - была достигнута, причем в расчетное время, но при этом промежуточные задачи не были решены, а операции проходили совсем не так, как планировалось.
Союзникам приходилось по ходу дела менять свои планы и направление ударов, поскольку немцы успешно использовали условия местности и свои танковые части, чтобы организовать упорное сопротивление всем операциям, проводимым Союзниками со своих береговых плацдармов. Все действия немецких войск на Западном фронте осуществлялись под непосредственным руководством Адольфа Штлера. Его неверные представления о складывающейся ситуации привели к тому, что десятки тысяч немецких солдат оказались обречены на смерть, и в ближайшей перспективе они вносили элемент нелогичности и непредсказуемости в немецкую стратегию в Нормандии.

Тщательное планирование операций союзников, изменение тактики при проведении наступлений, а также использование локальных успехов в боях были лучшими способами удержать позиции, оказавшиеся под сильным давлением противника. Однако достигнутый успех был несколько омрачен личными конфликтами мезду американскими и британскими командующими. В частности, Бернард Монтгомери, который первоначально руководил всеми сухопутными операциями, пока в командование не вступил американский генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр, всегда отстаивал свою собственную интерпретацию происходивших событий и отказался признавать, что руководимые им войска провалили несколько попыток наступления в районе Кана.

Союзники высадились на побережье 6 июня, однако им пришлось столкнуться с серьезными проблемами, особенно на американском участке «Омаха». Начальные цели «Дня Д> включали взятие города Кан, находящегося в глубине континента к югу от британских и канадских секторов «Сворд», «Джуно» и «Голд». Предполагалось, что после занятия Кана британские и канадские войска смогут развернуться на восток в направлении Сены, в то время как американские войска с участков «Омаха» и «Юта» должны были развивать наступление на юг и затем на восток - в Центральную Францию, и на запад - в Бретань. Этот план был вполне реалистичным, особенно с учетом того, что в состав британских войск входили закаленные в боях соединения, такие как 7-я бронетанковая дивизия (так называемые «Крысы Пустыни», одержавшие победу над немецкими войсками в Северной Африке) и 51-я хайлендская дивизия, также имевшая огромный опыт боев на Средиземноморском театре военных действий.

Однако, слова Мольтке о том, что «ни один план не выдерживает боевого столкновения с противником», очень точно описывали происходившее в Нормандии. Немецкая реакция на высадку Союзников 6 июня сама по себе была не столь жесткой, как ожидалось (за исключением участка «Омаха»), и выразилась всего лишь в одной серьезной контратаке (силами 12-й танковой дивизии), которой, впрочем, не удалось ликвидировать береговой плацдарм, захваченный британскими войсками на участке «Сворд». Но, с другой стороны, войскам союзников не удалось продвинуться вглубь материка так далеко, как они рассчитывали, а их береговые плацдармы все еще были отделены друг от друга. В частности одна из главных целей - город Кан - по-прежнему находилась в руках немцев.

В течение ночи с 6-го на 7-е июня и все утро командующие войсками союзников посвятили обсуждению ситуации. В первую очередь необходимо было удержать узкий береговой плацдарм на участке «Омаха» (всего 1,6 км в глубину), крайне уязвимый для контратаки. В связи с этим американским войскам на участке «Юта» было приказано начать движение в южном направлении, чтобы снизить давление на «Омаху». Организация снабжения также являлась предметом постоянного беспокойства - первый эшелон службы обеспечения добрался до берега значительно позже, чем ожидалось по плану. Кроме того, 7 июня на берег высадилось меньше войск, чем было запланировано. Проблема с поставками была частично решена, когда адмирал Филипп Виан приказал своим десантным кораблям разгружаться непосредственно на берег, а после того, как заработали на полную мощь искусственные гавани «Малбери», работы, наконец, пошли по графику. 7 июня командующие немецкими войсками в Северной Франции Эрвин Роммель и Герд фон Рундштедт начали осуществлять ответные действия на широкомасштабное вторжение (как теперь стало совершенно очевидно), а не локальную операцию противника. Войска, направленные против американцев в Западном секторе, входили в состав 7-й армии, а восточнее - от Байё до реки Див - танковая группа «Запад» развернула I танковый корпус СС, состоявший из трех танковых дивизий СС и нескольких отдельных танковых частей, в районе Кана.

Главные усилия союзников были направлены на объединение всех береговых плацдармов. Попытки британских и канадских войск ворваться в Кан 8 июня провалились, встретив сопротивление немецких танковых частей. К 10 июня практически между всеми береговыми плацдармами была установлена связь по суше, и теперь перед союзниками стояли две непосредственные задачи: американцы должны были взять Карантан, чтобы связать береговые плацдармы «Омаха» и «Юта», а британским войскам предстояло занять Кан, чтобы открыть дорогу на восток генеральному наступлению, которое и было основной частью плана всей операции союзников.

10 июня британские войска начали проведение операции «Перч», целью которой было взятие Кана, однако часть задействованных в ней соединений все еще не получила всех своих подразделений, техники и орудий поддержки, поэтому успех ее был незначительным. Причем немецкие защитники Карантана оказывали ожесточенное сопротивление. 11 июня Роммель и фон Рундштедт встретились в Париже, откуда направили Адольфу Штлеру свой доклад с оценкой текущей ситуации. Они настаивали на переброске танковых подразделений с целью использовать их против американских войск, чтобы не допустить их прорыва и захвата полуострова Котантен. Если же союзникам это удастся, и они смогут взять Шербур, то под их контролем окажутся важные крупные морские порты. Однако Гитлер не согласился с ними. Если Кан падет под ударами британских войск, путь к Парижу будет открыт. Поэтому фюрер приказал, чтобы три танковые дивизии СС остались удерживать свои позиции в районе Кана. Отказавшись прислушаться к совету высших командиров, Штлер фактически определил дальнейший путь, по которому стало развиваться сражение за Нормандию. Командование войсками союзников все еще собиралось нанести свой главный удар через Кан - как раз на позиции, занимаемые самой крупной немецкой танковой группировкой на всем Западном фронте.