Шестидневная война стала катастрофой для арабов


Для арабов Шестидневная война стала катастрофой. Мечта Джамаля Абделя Насера о панарабском Ближнем Востоке рухнула. Руководство палестинцами перешло к Ясиру Арафату и ООП. Король Хусейн потерял на Западном берегу реки Иордан почти половину своего королевства, где находились его главные сельскохозяйственные угодья и приносящие огромные доходы от туризма библейские места. Потеря Голанских высот стала пощечиной Сирии, которая ушла в добровольную изоляцию, в то время как Египет начал перевооружать свою армию советским оружием, пообещав продолжить борьбу с Израилем. Для Израиля Шестидневная война стала ошеломляющей военной победой, снявшей все имевшиеся разногласия. Сначала планы операции предполагали военные действия только против Египта, поэтому столь значительных успехов на всех фронтах никто не ожидал. Победа стала возможной прежде всего благодаря политическим просчетам Насера, который спровоцировал начало войны в условиях отсутствия эффективной системы координации действий арабских армий, плохой подготовки и некомпетентности высшего командования вооруженных сил.

Впервые Израиль обеспечил безопасность своих границ на всю стратегическую глубину. Тем не менее 19 июня 1967 года израильский кабинет проголосовал за возврат Синая Египту, а Голанского плато Сирии в обмен на заключение мирного договора. Однако арабские лидеры отклонили это предложение, приняв резолюцию о «Трех пунктах»: никакого признания Израиля; никаких переговоров с Израилем; никакого мира с Израилем. Отказ сопровождался очередным витком «Большой лжи», которая должна была объяснить причины поражения арабских стран военной поддержкой Израиля со стороны Великобритании и США.

Как ни странно, «Большая ложь» произвела противоположный эффект, кардинально изменив позицию США. В течение многих лет сменявшие друг друга американские правительства сознательно отказывались от слишком большой активности в регионе, несмотря на то, что Израиль постоянно предпринимал попытки установить с американцами «особые отношения». Теперь же «Большая ложь» положила начало устойчивому союзу между США и Израилем, что нанесло огромный ущерб всему арабскому миру. В противовес советской технике, которая поступала на вооружение армий Сирии и Египта, поставляемое Израилю американское оружие превратило его в региональную супердержаву, которая и с политической, и с военной точек зрения могла противостоять любой угрозе со стороны арабских стран. В самом Израиле выдающийся успех IDF и IAF, сражавшихся с превосходящими силами противника, стремительно изменил национальное самосознание. Теперь страна больше могла не считаться со своими соседями-врагами. Библейские земли Иудеи и Самарии с их многочисленными Святыми местами теперь оказались в руках евреев.Нация получила великолепный приз в виде Иерусалима и Стены плача, а поселенцы на Галилейском выступе были наконец избавлены от постоянной угрозы сирийских бомбардировок. Авторитет IDF вознесся до небес, резко выросла и гордость за свою нацию.

С политической же точки зрения теперь для любого правительства Израиля стало абсолютно неприемлемо поднимать вопрос о возврате этих земель. Также значительные изменения произошли и в арабском мире, констатировавшем, что светский панарабизм и баасистский социализм потерпели неудачу. Особенно тяжелый удар был нанесен по престижу Насера. Тем не менее, позор понесенного поражения необходимо было смыть. ООН приняла Резолюцию № 242, которая призвала (совершенно напрасно) к возврату захваченных земель в обмен на мир. Вдоль Суэцкого канала началась Война на истощение, в то время как Сирия постоянно проверяла израильскую оборону на Голанских высотах на прочность, в так называемых «однодневных боях». Одна лишь Иордания предприняла шаги по снижению военной напряженности в отношениях с Израилем. В общем, постепенно готовилась почва для еще одной арабо-израильской войны, которая и разразилась в октябре 1973 года.