Сражение Ямомото


Летом 1942 года японский адмирал Ямамото был решительно настроен на завершение разгрома американского флота на Тихом океане. К весне 1942 года японское военнополитическое руководство достигло всех целей «Первой оперативной фазы» своего стратегического плана войны. Японские войска захватили Малайю, Филиппины и Бирму (в настоящее время-Мьянма) и понесли при этом минимально возможные потери. В рамках «Второй оперативной фазы» намечалось захватить восточную часть Новой Гвинеи, Новую Британию, Алеутские острова, атоллы Мидуэй, Фиджи, Самоа и «ряд стратегических пунктов в Австралийском регионе». Однако у командования Объединенного флота и руководства Морского Генерального штаба, возглавляемого адмиралом Осами Нагано, были разные точки зрения на то, в каком порядке необходимо захватывать все эти объекты.

Разные планы

Морской Генеральный штаб считал необходимым провести наступление в южном направлении с конечной целью-выходом к Австралии. Однако против этого категорически выступило командование Императорской армии Японии, которое испытывало недостаток в силах и средствах для решения такой грандиозной задачи. Тогда руководство Морского Генерального штаба скорректировало свои планы и предложило сделать упор на нарушении линий коммуникаций, связывающих Австралию и Соединенные Штаты, что можно бьио осуществить, только захватив Новую Каледонию, Фиджи и Самоа. Этот вариант требовал от японской армии меньше сил и средств, и был с энтузиазмом встречен ее командованием.

Тем временем американские войска предприняли ряд ответных действий на вторжение японцев в южную часть Тихого океана. Так, 10 марта авиакрылья двух американских авианосцев нанесли удар по силам вторжения противника, захватившим Лаэ и Саламауа на побережье Новой Пвинеи. Эти операции противника заставили японское командование отказаться от немедленной реализации дальнейших пунктов плана наступления в южной части Тихого океана до того момента, как туда для обеспечения прикрытия прибудут японские авианосцы.

Однако командующий Объединенным флотом Японии адмирал Ямамото активно возражал против решения направить в южную часть Тихого океана свои авианосцы. По его мнению, приоритетной целью японского флота должно бьио стать полное уничтожение ВМС США на Тихом океане, для чего Ямамото намеревался атаковать такую цель, потерять которую американский флот просто не мог себе позволить. Сам собой напрашивался вариант с Гавайскими островами, но расположенные там крупный гарнизон и множество самолетов делали выполнение данной задачи практически нереальной. Тогда выбор Ямамото пал на атолл Мидуэй-он был достаточно близок к Гавайским островам, чтобы американский Тихоокеанский флот бросился на его защиту, но и находился в то же время достаточно далеко от Гавайев, чтобы авиация берегового базирования не смогла принять участия в сражении.

План Ямамото

Вопрос о дальнейших действиях встал на повестке дня совещания руководства Морского Генерального штаба и представителей командования Объединенного флота, проходившего 2-5 апреля. Морской Генеральный штаб указал на невысокую ценность атолла Мидуэй как объекта операции-японское командование не могло использовать его как главную базу для «создания угрозы Гавайям». Ямамото, впрочем, своего решения не изменил, и 5 апреля японские корабли вышли в море.

18 апреля самолеты, взлетевшие с авианосца «Хорнет», нанесли бомбовый удар по Токио (знаменитый рейд Дулитла), благодаря чему в высших эшелонах власти появилось множество сторонников решения адмирала Ямамото раз и навсегда уничтожить американский флот на Тихом океане. Впрочем, получить одобрение своего плана удара по Мидуэю Ямамото сумел, лишь пойдя на две уступки (они впоследствии сыграли негативную роль в исходе Сражения у атолла Мидуэй): во-первых, Ямамото согласился направить часть своих сил для участия в запланированной на май операции по захвату Порт-Морсби на Новой Гвинее, а во-вторых, адмирал согласился почти одновременно осуществить захват ряда объектов на Алеутских островах, что еще больше ограничило его в средствах

Операция «М1»

Кампания по захвату Мидуэя получила кодовое наименование «Операция М1» и должна была начаться на рассвете 3 июня 1942 года-первый удар японские силы должны были нанести в районе Алеутских островов. В состав же ударной группы для захвата атолла Мидуэй-1-го ударного авианосного соединения-входили шесть тяжелых авианосцев (на самом деле Нагумо получил лишь четыре), а также два линкора, два тяжелых крейсера, один легкий крейсер и 11 эсминцев. Японские силы должны были подойти к Мидуэю с северо-восточного направления, а палубная авиация имела задачу 4 июня в одном вылете уничтожить на Мидуэе всю авиацию, главные опорные пункты обороны и корабли на рейде и в гавани.

Задачей группы гидроавиатранспортов было 5 июня захватить остров Куре в 96 км к западу от Мидуэя и создать там базу гидросамолетов, которые надлежало использовать для непосредственной поддержки сил десанта на Мидуэй, который был запланирован на 6 июня. Во многом надежца на успех плана Ямамото основывалась на достижении внезапности нападения, тогда как американским ВМС, по его расчету, потребовалось бы не менее трех суток, чтобы предпринять контрдействия. За это время Ямамото рассчитывал подготовить для американцев хорошую ловушку. Шавная опасность, как полагал Ямамото, заключалась в том, что американское командование, узнав о крупных силах японцев в районе Мидуэя, не решится на контрудар, и в итоге решающее сражение между флотами не состоится.

План Ямамото

Стремясь выманить американский флот из баз, адмирал Ямамото разработал комплексный план операции, который позволял скрыть от противника истинную численность японских сил и ввести его в заблуждение. Силы вторжения должны были оставаться в районе Мидуэя, играя роль приманки для американского флота, чтобы тот покинул Перл-Харбор, тогда как остальные силы японского флота должны были отойти и оставаться вне «зоны видимости» американской разведки. Авианосцы Нагу-мо должны были отойти на 800 км севернее Мидуэя, главные силы-находиться примерно в 480 км к западу от Нагумы, а линейные силы, группа поддержки,примерно в 800 км к северу от основных сил. Тем временем авианосцы 2-го ударного соединения должны были следовать южнее Алеутских островов и сосредоточиться в 480 км восточнее сил прикрытия. Согласно плану Ямамото, после рассредоточения сил японского флота должно было последовать выдвижение американского флота с целью атаки сил вторжения, находящихся в районе Мидуэя. Это должно было стать сигналом всему японскому флоту двигаться к Мидуэю и атаковать неприятеля, чтобы разгромить его в решающем сражении.

Японское командование считало, что американцы привлекут для удара по японским силам вторжения не только оставшиеся авианосцы, но и линкоры. Со своей стороны, японское командование намеревалось использовать для атаки на американский флот подводные лодки и авиацию, а завершающий удар должны были наносить линейные корабли.

Однако по планам Ямамото вскоре был нанесен первый серьезный удар-во время Сражения в Коралловом море, состоявшемся в мае в ходе операции по захвату Порт-Морсби, авианосцы «Дзуйкаку» и «Секаку» получили тяжелые повреждения и не смогли принять участие в операции против Алеутских островов и атолла Мидуэй. В итоге вместо шести авианосцев Нагумо получил для операции лишь четыре тяжелых авианосца. Впрочем, адмирал Ямамото считал, что и четырех авианосцев вполне достаточно для уничтожения двух оставшихся у американцев авианосцев («Энтерпрайз» и «Хорнет»), которые по данным японской разведки находились в Перл-Харборе. Операция «AL»

При обсуждении плана операции с Морским Генеральным штабом адмирал Ямамото согласился выделить для операции «АЬ, удара по Алеутским островам, два авианосца и несколько других кораблей. По мнению историков, это также сыграло негативную роль во время Сражения у атолла Мидуэй. Операция «АЬ зачастую ошибочно называется отвлекающей. Эта точка зрения не совсем точно отражает сложившуюся на тот момент времени ситуацию, поскольку главной задачей японцев было уничтожение американского Тйхоокеанского флота, а любое разделение главных сил Ямамото ослабляло их.

План Нимица

В отличие от широко распространенного мнения, решение адмирала Честера У. Нимица, исполнявшего в то время обязанности Главнокомандующего Тихоокеанской зоной с оперативным контролем над силами и средствами армии, ВВС и ВМС союзников в данном районе, дать генеральное сражение японскому флоту у Мидуэя бьио не временным озарением, а основанным на тщательном расчете и планировании намерением. Вся операция проводилась под полным контролем Нимица, находившегося на Гавайях, куда стекалась вся информация о действиях сторон. Все планирование операции, осуществленное адмиралом Нимицем, базировалось на подробных данных американской разведки. Особо важным бьио то, что за несколько месяцев до описываемых событий американские дешифровщики смогли взломать японский военно-морской код, известный как JN-25, поэтому американская разведка бьиа зачастую полностью в курсе намерений и действий японского военно-морского командования.

Специалисты службы дешифровки Тйхоокеанского флота сумели собрать достаточно информации для того, чтобы определить место следующей крупной операции японского флота-атолл Мидуэй. По данным радиоразведки, именно туда направлялись четыре или пять авианосцев противника, от двух до четырех современных линкоров и порядка 7-9 тяжелых крейсеров, не считая эсминцев и до 24 подводных лодок, а также силы десанта. Кроме того, согласно собранной американцами информации, японское командование планировало проведение еще и операции на Алеутских островах. По данным американской разведки, операция бьиа запланирована на первую неделю июня, но более точные сведения отсутствовали. Для своевременного обнаружения сил противника и организации эффективного ответного удара адмирал Нимиц тщательно «расставил на карте» все имевшиеся у него в наличии силы и средства. Он справедливо полагал, что если включить в ударную группу авианосцы и линкоры, то последние станут обузой, поскольку авиации постоянно придется беспокоиться за их безопасность, движение группы замедлится, и оперативность действий в итоге снизится. Поэтому линкоры решено было оставить в Сан-Франциско, а главную силу составили три оставшихся на Тихом океане авианосца.

Два из них, «Энтерпрайз» и «Хорнет», вошли в состав 16-го оперативного соединения контр-адмирала Реймонда Спрю-энса, а третий, «Йоркгаун», только недавно вышедший из серьезного ремонта, бьи включен в 17-е оперативное соединение контр-адмирала Фрэнка Флетчера. При этом японская разведка считала, что «Йоркгаун» все еще находится в ремонте. Оба оперативных соединения получили приказ подготовиться к операции у атолла Мидуэй не позднее 2 июня, общее руководство обоими соединениями при этом возлагалось на контр-адмирала Флетчера.

Западня готова

Козырем адмирала Нимица бьио наличие достаточного количества самолетов берегового базирования на самом атолле Мидуэй-дальние разведчики, бомбардировщики и истребители. Они могли обеспечить кораблям Нимица дополнительную воздушную поддержку. Исходя из имевшихся у него разведданных, адмирал Нимиц считал, что японские самолеты будут наносить удар по Мидуэю с малой дистанции и, вероятно, с северо-западного направления. После тщательной оценки ситуации Нимиц выбрал для своих авианосцев такую позицию, чтобы максимально снизить риск их раннего обнаружения и повысить эффективность контрудара по японским авианосцам, авиация которых будет атаковать Мидуэй. Важным моментом бьио наличие на Мидуэе самолетов-разведчиков, получивших задачу вести практически непрерывную разведку на удалении до 1120 км от атолла, чтобы максимально снизить фактор внезапности для действий японского флота. В итоге Нимиц и его штаб сочли, что наилучшим местом дислокации авианосцев станет район к северо-востоку от Мидуэя: он находился недалеко от атолла, корабли могли оперативно отреагировать на действия японской авианосной авиации, а самолеты с аэродрома Мидуэя-оказать им посильную поддержку.

Вгавным вопросом для американцев бьио обеспечение безопасности авианосцев. Нимиц никогда не рассматривал предстоящее сражение как смертельную битву за контроль над Мидуэем. В приказах, отданных адмиралом Флетчеру и Спрюэнсу, указывалось, что свои действия они должны «выполнять в соответствии с принципом точно рассчитанного риска, под которым подразумевается необходимость избегать своего обнаружения противником, который мог атаковать их, если только в результате этого нет шансов нанести больший урон самому противнику». Нимиц также лично проинструктировал адмиралов Спрюэнса и Флетчера, чтобы те ни в коем случае не подвергали опасности свои авианосцы-при самом неблагоприятном стечении обстоятельств им даже разрешалось бросить Мидуэй на произвол судьбы, позволив японцам высадиться на него. Нимиц рассуждал так даже если противник захватит Мидуэй, его всеща можно будет отвоевать обратно, а вот потеря хотя бы одного авианосца приведет к воистину катастрофическим последствиям. Местом сосредоточения своих авианосцев Нимиц выбрал точку в 520 км к северо-востоку от Мидуэя и получившую кодовое обозначение «Пойнт Лак» (Point Luck).

Последние данные разведки, которые Нимиц передал адмиралам Спрюэнсу и Флетчеру, очень точно описывали состав сил Нагумо-четыре авианосца, два линкора, два тяжелых крейсера и 12 эсминцев. Нимиц считал, что данные авианосцы будут действовать двумя отдельными группами, по два авианосца в каждой, и получат, соответственно, задания наносить удар по Мидуэю и обеспечивать прикрытие. Адмирал Нимиц рассчитывал, что его авианосцам удастся загнать японцев в ловушку.