Столкновение флотов



25 октября в рамках сражения в заливе Лейте произошли три боя, значимость которых для всей операции была примерно равной. Вице-адмирал Томас Кинкейд, командующий 7-м флотом, с тревогой ожидал появления кораблей Южного соединения противника, которые были обнаружены накануне днем. Южное соединение было, конечно, не таким мощным, как Центральное, возглавляемое вице-адмиралом Куритой, но все же являлось грозной силой. Организационно соединение делилось на авангард-3-е ударное соединение под командованием вице-адмирала Сёдзи Нисимуры в составе 2 линкоров, тяжелого крейсера и 4 эсминцев, и арьергард-2-е ударное соединение вице-адмирала Кийохи-де Симы в составе 2 тяжелых крейсеров, легкого крейсера и 7 эсминцев.Обе эти группы, действовавшие как самостоятельные корабельные соединения, были обнаружены утром 24 октября в районе острова Негрос. Причем Ниси-мура, узнав, что Курита задерживается, не стал дожидаться встречи с соединением Симы и решил идти к Лейте самостоятельно, что в конечном итоге позволило американцам атаковать японские группы поодиночке.

Руководство обороной американских сил было возложено на контр-адмирала Джесса Б. Олдендорфа. В его оперативную группу 77.2 входили преимущественно старые линкоры (и даже недавно поднятые со дна гавани Перл-Харбора), тяжелые крейсеры, эсминцы иторпедные катера. Олдендорф предполагал, что с тыла его прикрывают корабли 38-го оперативного соединения, поэтому практически все свои силы он расположил в проливе Суригао.План Олдендорфа был прост-устроить засаду и ночью нанести удар по японским кораблям, которые будут в тот момент следовать на север в направлении Лейте. 28 эсминцев, включая один австралийский, должны были внезапно атаковать противника в самом проливе Суригао. Вырвавшись из засады, японские корабли должны бьии встретить на выходе из пролива шесть линкоров группы Олдендорфа, которые надежно блокировали пролив. Предполагалось, что сражение будет вестись ночью, поэтому ни одной из сторон не удалось бы применить авиацию.В южной части пролива Олдендорф разместил несколько групп торпедных катеров-им предстояло действовать как разведчикам.

Сражение начинается

Торпедные катера заметили корабли противника в 22:36, но еще до того, каккатера успели радировать о появлении неприятеля, они бьии освещены мощным прожектором с эсминца «Сигурэ», и на них тут же обрушился шквальный огонь японской артиллерии. Катерам под прикрытием дымовой завесы удалось оторваться от преследования, но доложить командованию о появлении японцев они смогли только в 00:25. Волнам нападавших на противника американских торпедных катеров не удалось добиться сильного эффекта. Их быстро обнаруживали и отгоняли артогнем, не давая выйти в торпедную атаку.

Эсминцы вступают в бой

Войдя в пролив, Нисимура вскоре встретил эсминцы Олдендорфа. Их командиры имели приказ атаковать японские корабли только торпедами, после чего они должны были максимально возможным ходом идти на север.Первый же торпедный залп (эсминцы выпустили 27 торпед) принес победу: после нескольких попаданий разломился надвое и быстро затонул один из линкоров. Через несколько минут после первого залпа эсминцы, находившиеся на другой стороне пролива, выпустили еще 20 торпед. В результате этого удара оказались потоплены эсминцы «Ямагу-мо» и «Митисио», повреждены еще один эсминец и второй линкор. Затем последовали новые торпедные атаки.

Линкоры завершают разгром

Ситуация для соединения Нисимуры стала безнадежной, но японские корабли по-прежнему пытались форсировать пролив, хотя шансов на это у них уже не было никаких. Подойдя к северной оконечности пролива, уцелевшие корабли Нисимуры в 03:51 попали под огонь крейсеров, а через две минуты на них обрушились залпы линкоров Олдендорфа. Огонь бьи просто ураганным-например, только крейсер «Колумбия» за 18 минут выпустил по противнику 1147 снарядов. По остававшемуся еще в строю японскому линкору было выпущено, по данным историков, 225 снарядов калибров 356 мм и 406 мм. В итоге линкор «Ямасиро» затонул, вместе с ним погибла и большая часть команды, а также сам вице-адмирал Нисимура. Из пролива удалось вырваться только тяжелому крейсеру «Могами» и эсминцу «Сигурэ», которые были серьезно повреждены.Вице-адмирал Сима вскоре после полуночи получил от Нисимуры радиограмму об атаке торпедных катеров. В тот момент соединение Симы шло с отставанием от Нисимуры примерно на 40 миль. Примерно в 4 часа корабли Симы вошли в пролив. Вскоре легкий крейсер «Абукума» получил в борт торпеду, выпущенную американским торпедным катером, но ход сохранил. Правда, строй ему пришлось покинуть, остальные же корабли соединения продолжили движение по проливу.

Сима считал, что идет на соединение с Нисимурой, понятия не имея, что командующий 3-м соединением уже лежит вместе со своими кораблями на дне пролива. Связь с Нисимурой установить не удалось, поэтому Сима принял решение «временно отойти для принятия решения». Передав вышестоящему командованию и другим соединениям радиограмму: «Соединение выполнило атаку и отходит из района боя для планирования дальнейших действий»,Сима в 04:25 начал отход. Его участие в бою в проливе Суригао на этом закончилось.Вскоре был замечен горящий «Могами». Командир тяжелого крейсера «Нати» посчитал, что экипаж покинул его, и он стоит на месте. Однако «Могами» шел со скоростью около 10 узлов, поэтому вскоре «Нати» и «Могами» столкнулись. Таким вот оригинальным образом «Могами» «вошел в состав» соединения Симы. Позднее под его командование перешел и эсминец «Сигурэ». Соединение двинулось на юг.Через некоторое время Олдендорф понял, что противник покидает поле боя, и бросил в погоню крейсеры и эсминцы.Однако вскоре он получил данные о движении сильного соединения Куриты и поэтому решил прекратить преследование и двинуться на север.

Бой у острова Самар

Пока американцы один за другим уничтожали корабли Нисимуры в проливе Суригао, соединение Куриты незамеченным форсировало оставшийся без охраны пролив Сан-Бернардино. Примерно в 160 км на юго-восток от него находились корабли 7-го флота вице-адмирала Кинкейда, которые хотя и представляли собой определенную силу, но не могли на равных противостоять мощному Центральному соединению японцев, которое даже после гибели «Мусаси» насчитывало четыре линкора, не говоря уже о крейсерах и эсминцах. Основу флота Кинкейда составляли почти два десятка эскортных авианосцев, которые могли обеспечить авиационное прикрытие зоны высадки десанта, но не предназначались для полноценных морских сражений против крупных кораблей противника.Эскортные авианосцы обычно строились на базе гражданских судов и несли 20-30 самолетов. Все они были сведены в три отряда примерно по 150 самолетов в каждом: TU 77.4.1 (контр-адмирал Томас Л. Спрэг; позывной

группы «Таффи-1»); TU 77.4.2 (контр-адмирал Феликс Б. Стамп; «Таффи-2»); TU 77.4.3 (контр-адмирал Клифтон Э.Ф. «Зиги» Спрэг; «Таффи-З»). Утром 25 октября корабли «Таффи-1» находились южнее всех, к северу от Минданао; «Таффи-2» располагалась к востоку от залива Лейте, а «Таффи-З»севернее, около острова Самар и прямо на пути следования Центрального соединения Куриты. Примерно через 20 минут после того, как на американских кораблях приступили к завтраку, на горизонте были замечены разрывы зенитных снарядов. Затем один из самолетов противолодочного патруля доложил о приближении крупного соединения противника, а вскоре с американских кораблей заметили и надстройки японских линкоров.

Курита же, обнаружив корабли противника, принял их за мощный 3-й флот американцев и отдал приказ перестроиться сначала в ордер ПВО-для отражения атаки палубной авиации авианосцев противника (поскольку он не знал, что это не тяжелые, а лишь эскортные авианосцы), а затем отдал сигнал: «Общая атака». Эсминцы получили приказ следовать позади главных сил, что стало еще одной ошибкой Куриты-опытные командиры японских эсминцев могли выйти в убийственную для американского флота торпедную атаку, чего, впрочем, так и не случилось. В итоге каждый отряд Центрального соединения оказался предоставлен сам себе, зачастую они даже мешали друг другу.В 06:58 вокруг кораблей отряда ж «Таффи-З» стали подниматься султаны воды от первых снарядов, выпущенных с кораблей Куриты. Над американскими кораблями нависла угроза полного уничтожения.

Тоща Спрэг повернул корабли на  восток, пытаясь под прикрытием  дымовых завес оторваться от про-щ тивника и одновременно давая возможность своим авианосцам выпустить самолеты. По воспоминаниям очевидцев, на авианосцах на самолеты подвешивали все, что имелось из вооружения-торпеды, глубинные бомбы и фугасные бомбы для действия по берего-; вым целям. По мере приближения соединения Куриты к «Таффи-З» эсминцы из охранения этого отряда бросились в контратаку. За ними следом в самоубийственную атаку пошли и эскортные миноносцы. Американским кораблям и взлетевшим с авианосцев самолетам удалось добиться попадания в тяжелый крейсер «Кумано», но был потерян эсминец «Хоуэл» (DD-533), а во второй атаке-тяжело поврежден эсминец «Хирман» (DD-532) и потоплен эскортный миноносец «Сэмюэль Б. Робертс» (DE-413). Затем японским артиллеристам удалось потопить эскортный авианосец «Шмбиер Бей» и эсминец «Джонстон» (DD-557). Что касается японцев, то кроме «Кумано» от самолетов «Таффи-2» и эсминцев «Таффи-З» повреждения получили также тяжелые крейсеры «Тикума», «Тёкай» и «Судзуя».Американцы также подверглись атаке стартовавших с береговых аэродромов «камикадзе», которые потопили эскортный авианосец «Сент Ло» и повредили эскортные авианосцы «Сэнти», «Суони» (иногда «Савани»), «Калинин Бей» и «Киткун Бей». Впрочем, Курита об этом не знал, а визуальное наблюдение былозатруднено из-за дымовых завес и дыма от горящих кораблей. Примерно в 09:30 Курита, опасавшийся попасть под «удар основных сил 3-го флота Хэлси» и уже получивший данные о разгроме соединения Нисимуры в проливе Суригао приказал начать отход. По сведениям историков, еще три часа Курита маневрировал, постоянно меняя курс, но примерно в полпервого окончательно повернул в сторону пролива Сан-Бернардино. Бой у острова Самар был закончен.

Оперативная группа 77.4 понесла серьезные потери-только в отряде «Таффи-З» было около 1000 погибших, противник потопил два эскадренных миноносца и один эскортный, а также один эскортный авианосец, «Гэм-биер Бей». Также после атаки «камикадзе» на дно отправился эскортный авианосец «Сент Ло». Многие корабли были повреждены. Примечательно, что потери американцев могли бы оказаться большими, но японские артиллеристы почему-то вели огонь по эсминцам и авианосцам бронебойными снарядами, которые в основном насквозь пробивали небронированные корабли.Считается, что японцы установили наличие у противника линкоров и поэтому обстреливали их бронебойными снарядами, а во время торпедной атаки эсминцев уже не успевали сменить боеприпасы. В итоге потопить эсминец «Хоуэл» японским артиллеристам удалось только после попадания в него более 40 снарядов калибров 127, 203, 356 и даже 460 мм!

Бой у мыса Энганьо

Тем временем Хэлси атаковал принятые им за «главные силы противника» корабли соединения Одзавы, в бой с которым американцы вступили в 07:10. Японцы находились к западу от мыса Энганьо, на севере Лусона, примерно в 240 км от флота Хэлси.В 09:00 от Кинкейда была получена радиограмма: «Наши эскортные авианосцы атакованы четырьмя линкорами, восемью крейсерами и другими кораблями». Однако даже после этого Хэлси не отменил решение разгромить вражеское авианосное соединение. Вскоре был достигнут первый успех. В 09:37 после ряда попаданий затонул флагман Одзавы-авианосец «Дзуйкаку». Однако Кинкейд к тому времени слал панические радиограммы уже открытым текстом.

Хэлси идет на юг

Вскоре после 10:00 адмирал Хэлси получил из штаба Нимица радиограмму: «Где находится, повторяю, 34-е оперативное соединение? Мир интересуется» (в оригинале «Where is, repeat, where is Task Force Thirty Four RR: The World wonders»). Копия пришла Кингу и Кинкейду.Как утверждают американские историки, Нимиц просто спросил: «Где 34-е оперативное соединение?»,офицер его штаба добавил «повторяю» для придания важности радиограмме, а все остальное, якобы, оказалось «приписано по ошибке» шифровальщиков. Хэлси понял, что надо срочно идти навыручку товарищам. Приказав Шерману и Дэвисону заканчивать с Одзавой, сам Хэлси возглавил 34-е оперативное соединение и оперативную группу 38.2 и на максимально возможной скорости пошел к заливу Лейте. На часах было 10:55.К приходу Хэлси корабли Куриты уже успели покинуть поле боя, зато оставшиеся на севере Шерман и Дэвисон в ходе мощных авиаударов потопили легкие авианосцы «Читосе», «Чиода» и «Дзуйхо», а также эсминец «Акицуки», и повредили легкий крейсер «Тама».

Противник отступает

Сима начал отход в 04:25, так и не вступив в бой. В 12:36 начал отступать Курита-ему удалось миновать пролив Сан-Бернардино. А затем настала очередь соединения Одзавы, от которого почти ничего не осталось (потоплены 4 авианосца, крейсер и 3 эсминца). Американцам оставалось лишь довершить разгром-в последующие недели они методично прочесали весь архипелаг и потопили крейсеры «Нати» и «Кумано», а также несколько эсминцев. В ИЗДАНИИ, посвященном вопросам войны на море, вышедшем в 1936 году в Военно-морском колледже США отмечалось: «недоразумения-нормальное явление, ошибки-обычное дело; информация не всегда полна, часто неточна и зачастую ошибочна». В полной мере эти слова можно отнести к сражению в заливе Лейте.Боевые действия в районе Филиппинских островов, проходившие с 23 по 26 октября, стали, пожалуй, самым масштабным морским сражением в истории. Союзники (в составе американских флотов были два австралийских боевых корабля) имели фактически трехкратное превосходство в силах. Превосходство авиации было просто огромным (более чем пятикратное). Однако результат сражения оказался не настолько блестящим, как того хотело американское командование. Впрочем, адмиралы-тоже люди.

Предполагая, что Курита будет атаковать район высадки десанта на острове Лейте, и правильно определив наиболее вероятный маршрут, которым японский флот будет следовать в указанный район, американские флотоводцы сумели самым эффективным образом расставить на позициях подводные лодки. Их командирам был отдан приказ доложить об обнаружении неприятеля, но в атаку самим не выходить. Подводники ослушались и после доклада решили атаковать. В итоге они потопили три японских тяжелых крейсера, но пропустили соединения Нисимуры и Симы.

Анализ действий японских адмиралов показывает, что лишь Одзава, пожалуй, не совершил ошибок-он полностью выполнил поставленную перед ним задачу, оттянув на себя главные силы адмирала Хэлси. Нисимура же и Сима следовали приказам слишком формально. Первый из них не стал дожидаться запаздывающее соединение Куриты, завел свои корабли в ловушку и погиб вместе с ними, а второй так и не вступил в настоящий бой. Ошибки вице-адмирала Куриты можно объяснить разве что почти тремя бессонными сутками и тем, что за время похода ему пришлось дважды сменить флагманский корабль ввиду того, что предыдущие были потоплены. Впрочем, нерешительные действия и ошибки в тактике привели к тому, что Курита, получивший благодаря успешным действиям Одзавы и тому, что основные ударные силы 7-го флота отвлеклись на Нисимуру и Симу, возможность атаковать почти незащищенные силы Кинкейда, нанести им смертельный урон так и не смог и вынужден был покинуть поле боя.Ко всему прочему, вице-адмирал Фукудомэ Сигэру, командующий Юго-Западным объединенным воздушным флотом авиации берегового базирования, не довел до сведения флотского начальства, что оно не сможет рассчитывать на мощную поддержку со стороны авиации берегового базирования.

Решения Хэлси

Хэлси, умерший в 1959 году, последние годы своей жизни вынужден был доказывать, что поступил правильно, приняв решение двинуть 3-й флот на север. Однако историки подчеркивают-желание Хэлси «закрепить на своей короне последний бриллиант» предоставило Одзаве великолепную возможность решить поставленную перед ним задачу и заманить главные силы противника подальше от района основного удара. С другой стороны, у Хэлси хватало сил, чтобы, прикрыв пролив Сан-Бернардино, преследовать и разгромить соединение Одзавы. Сам же Хэлси, защищая свою позицию, критиковал действия Кинкейда.Хэлси и Кинкейд были друзьями еще со времен учебы в Военно-морской академии. Но после того, как Хэлси своими действиями допустил неожиданное нападение Куриты на почти беззащитные перед такой армадой корабли Кинкейда, дружба кончилась-адмиралы постоянно обвиняли друг друга. Хотя слепая '«ера Кинкейда в то, что Хэлси обязательно прикроет пролив Сан-Бернардино, тоже не совсем понятна и разумна. Впрочем, даже Олдендорф, правильно спланировавший свои действия и разгромивший соединение Нисимуры, не воспользовался возможностью и не преследовал противника.

И все же сражение в заливе Лейте имело важные последствия-японский флот, еще располагавший боеспособными кораблями, в стратегическом плане стал уже беспомощным. ,