Столкновения на границах Маньчжурии

В конце 1930-х годов экспансионистская политика, проводимая как Советским Союзом, так и Японией, привела к серии столкновений на границе, проходившей между контролируемыми ими территориями.Занятие японцами Маньчжурии в 1931 году означало, что Советский Союз и подконтрольное ему буферное государство Внешняя Монголия теперь получали протяженную границу с Японией. Место столкновения интересов двух проводящих ярко выраженную экспансионистскую политику государств всегда являлось областью потенциальных конфликтов, но скорость, с которой стала ухудшаться ситуация, имела непосредственное отношение к географическим особенностям данного региона. Граница проходила по плоской равнине, где было мало дорог, несколько постоянных поселений и речушек, которые в зависимости от сезона могли менять свое русло. В этих условиях отдельным патрулям было чрезвычайно легко, причем незаметно доя себя, оказаться по другую сторону границы. Ко всему прочему с японской стороны вся полнота власти в этом регионе находилась в руках никому неподконтрольного и непредсказуемого командования Квантунской армией.


В 1936 году Советский Союз укрепил свои позиции на японской границе, подписав пакт о взаимопомощи с Внешней Монголией. Начиная с 1938 года здесь была развернута сильная группировка советских войск. К этому времени Императорская японская армия оказалась втянутой в затяжную и не имевшую особой перспективы войну против Китая, в который она в конце концов все же вторглась в 1937 году. Китайское националистическое правительство Чан Кайши решило, что лучшей стратегией доя достижения ими победы над японцами является уклонение от серьезных встречных сражений и оттягивание войск вглубь страны, причем ставка делалась на широкомасштабное партизанское движение и локальные налеты на отдельные подразделения оккупационных войск Огромные территории Китая превратили доя Японии задачу по их занятию, а затем и организации на них хоть какой-то системы управления в транспортный кошмар.

Среди офицеров японского Генштаба разгорелись споры о приоритетах дальнейшей стратегии действий. В то же время высшее руководство Японии было единодушно в том, что агрессивный и проводящий экспансионистскую политику Советский Союз является врагом номер один, и война с ним в обозримом будущем неизбежна. Споры же шли исключительно вокруг вопроса, каким образом лучше всего подготовиться к неизбежному конфликту с СССР.Одна из группировок считала, что Япония должна начать мирные переговоры с гоминдановским правительством Чан Кайши, чтобы сохранить свои боеспособные войска для войны с СССР вместо того, чтобы впустую растрачивать их для борьбы с китайцами. Однако преобладающей была точка зрения, что Япония должна быстрыми и решительными действиями сломить сопротивление китайцев и только затем начать готовиться к военным операциям против Красной Армии. Это было лучшей проверкой для агрессивных доктрин, составлявших основу внутреннего устройства Японской империи.


Японо-китайская война продолжалась и в 1939 году. При этом количество перестрелок и локальных столкновений на границах Маньчжурии начало стремительно расти.Самым известным из них стали бои на озере Хасан - или «Инцидент у высоты Чжангуфэн», как они именуются в Японии, - проходившие летом 1938 года. Незадолго до начала боев полпред НКВД по Дальнему Востоку Генрих Люшков бежал в Маньчжурию и сдался японским пограничникам. Он предоставил японцам информацию о советских военных операциях на границе Маньчжурии, а также сообщил ценные сведения о том, что боеспособность Красной Армии ослаблена массовыми «чистками». Эти данные укрепили уверенность Императорской японской армии в том, что в бою советские войска потерпят поражение.Первые перестрелки произошли на Владивостокском направлении. Затем 6 июля 1938 года войска 39-го советского стрелкового корпуса заняли высоту Чжангуфэн (сопка Заозерная), выходящую на Наджин, расположенный на спорных землях между Маньчжоу-Го и советской территорией. Японские дипломаты в Москве потребовали немедленного вывода войск, на что получили категорический отказ.

Не желая отступать, японцы решили применить силу. В период между 29 и 31 июля 19-я дивизия Квантунской
армии предприняла ряд ночных атак, в ходе которых ей удалось выбить части Красной Армии с сопки. Результат последней успешной атаки позднее приводился Императорской японской армией как доказательство эффективности ночных операций - тактики, которая будет вновь использоваться год спустя во время сражения на Халхин-Голе. Этот локальный конфликт завершился, когда к сопкам были подтянуты дополнительные советские войска, которые теперь имели абсолютное численное превосходство над противником. Начавшиеся 2 августа бои вынудили японцев через восемь дней просить о начале мирных переговоров.Ни одна из сторон особого успеха в ходе этих боев не добилась; советские войска потеряли 960 человек, а японцы, несмотря на первоначальный успех по вытеснению частей 39-го стрелкового корпуса с Чжангуфэна - 650 человек убитыми. И Япония, и Советский Союз посчитали проведенную операцию неудачной. Для командования Квантунской армии она могла стоить карьеры, а для командиров Красной Армии, которые уже находились под подозрением органов госбезопасности, подобные действия могли иметь значительно более серьезные последствия. Командовавший советскими войсками на озере Хасан маршал Василий Блюхер был арестован и два месяца спустя убит в Лефортовской тюрьме.



На XVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 года Сталин использовал в своем выступлении агрессивную риторику, пообещав немедленно принять ответные меры в случае новых вторжений японских войск на земли, которые он рассматривал как советскую территорию. Он объявил, что захватчики будут отброшены или уничтожены вдвое превосходящими их силами. Сталину не пришлось долго ждать, чтобы подтвердить свои заявления реальными действиями.Следующий инцидент произошел на границе между подконтрольной СССР Внешней Монголией и прояпонской Маньчжоу-Го. 11 мая монгольская кавалерийская группа отправила на выпас лошадей на спорную территорию между рекой Халха (также известной как Халхин-Гол), которую японцы считали границей, и деревней Номонган, где проходила граница по мнению Москвы.Они были быстро оттеснены назад маньчжурскими пограничниками, но через два дня монголы вновь переправились через реку. На этот раз маньчжурам не удалось так просто отбросить их.

Генерал Комацубара Мититаро, командовавший 23-й пехотной дивизией Квантунской армии и отвечавший за Западный район Маньчжурии, отправил разведывательный отряд на спорную территорию с приказом выбить оттуда монголов. Разведывательный отряд подполковника Адзумы Яодзо, состоящий из кавалерийского эскадрона и роты бронетранспортеров 14 мая прибыл в зону конфликта. Адзума при поддержке бомбардировщиков и истребителей ВВС Императорской японской армии начал операцию по окружению монгольских войск. Он стремился заманить монголов в ловушку, прижать к реке и уничтожить, однако большей части солдат удалось выскользнуть из окружения и отступить невредимыми за реку Халха.Комацубара полагал, что само появление японских регулярных войск напугает находящегося там противника, и этого будет достаточно, чтобы положить конец монгольским вылазкам за Халху. Но дело на этом отнюдь не закончилось, и несколько дней спустя монгольские войска были вновь замечены на восточном берегу Халхи. Комацубара и Адзума решили, что настало время предпринять решительные действия и положить конец постоянно учащавшимся нарушениям границы.