Тактика "блицкрига" применяемая Роммелем

После отправки в марте 1941 года 58 ООО солдат в Грецию англичане и австралийцы испытывали недостаток всего необходимого для защиты Киренаики. Неготовность итальянской армии к современной войне не смогло исправить даже появление новых бронетанковых и моторизованных формирований. «Просто волосы встают дыбом, - сказал Роммель, - когда видишь технику, с которой дуче отправляет свои войска в бой». Среди подкреплений, отправленных в Триполитанию, были одна бронетанковая и две моторизованные дивизии. Хотя эти соединения не располагали достаточным количеством вооружения, а их личный состав слабо подготовлен, итальянские войска все же сохраняли определенный уровень боеспособности. В их распоряжении оставалась мощная артиллерия, и они неплохо действовали при обороне укрепленных позиций, давая возможность немецким войскам вести маневренную войну. Однако фундаментальные недостатки военной машины Муссолини не были легкопреодолимыми, а итальянский солдат в гораздо меньшей степени был склонен сражаться и умирать в пустыне, чем немцы, англичане или австралийцы, которые защищали здесь свою Родину, пусть и находящуюся очень далеко.

Несмотря на то, что немцы номинально были подчинены итальянскому командованию, они сразу же взяли руководство операциями в свои руки. Тактика «блицкрига», которую успешно применял Роммель, показала свою жизнеспособность в течение двух лет, предшествовавших 1941-му году. В то же время, когда 5-я легкая дивизия начинала формироваться, немцы не имели практического опыта ведения боевых действий в пустыне, в связи с чем она была укомплектована и вооружена на основе умозрительных заключений. Со временем допущенные ошибки могли быть исправлены, но до этого немецким солдатам приходилось платить своими жизнями.

Тем не менее войска Вермахта использовали крайне эффективные основные принципы применения общевойсковых формирований и были превосходно вооружены. Немецкие бронеавтомобили снабжались 20-мм пушкой, а 8-колесные SdKfc 231 превосходили любые бронетранспортеры из тех, что им могли противопоставить британские войска. Как и их противник, немцы использовали различные типы танков, однако в отличие от британских машин, немецкая техника получала различное вооружение, чтобы выполнять во время боевых действий разнообразные задачи. Хотя на вооружении 5-й легкой дивизии было большое количество легких танков PzKw I и PzKw II, она также имела и средние танки PzKw III и PzKw IV, которые давали ей значительное качественное преимущество перед противником, а с их модернизациями это преимущество только возросло. PzKw III был вооружен 50-мм, a PzKw IV - 75-мм орудиями (позднее оба танка получили более мощные пушки), которые позволили им поражать британские танки с дальнего расстояния. Это привело к тому, что англичане стали стараться с самого начала боя сократить расстояние до противника, но на более близкой дистанции они становились добычей немецких противотанковых орудий.

Очень много написано о том, с каким успехом использовалось в качестве противотанкового 88-мм зенитное орудие. Оно было крайне эффективным для борьбы с танками противника, но в связи с тем, что это орудие разрабатывалось как зенитное, его было достаточно трудно развертывать, а прицел оказался плохо приспособлен для ведения огня по наземным целям. Тем не менее его преимущества были всеми признаны еще во время Французской кампании. Необходимость выполнения функций орудий поддержки, а также большие расстояния, характерные для тактической ситуации в Киренаике, позволили 88-мм зениткам продемонстрировать свои достоинства в полной мере. Эти орудия выбивали британские танки на дальних дистанциях задолго до того, как те успевали использовать свои 2-фунтовые орудия.

Долгое время британские бронетанковые соединения состояли исключительно из танковых полков и не имели должной поддержки пехоты, артиллерии и саперов. Они продолжали действовать в стиле кавалерийских атак даже после того, как стала ясна полная бесполезность подобной тактики. В британской армии, в отличие от немецкой, взаимодействие между родами войск не было отработано до автоматизма. Многие кавалерийские полки лишь незадолго до этого оставили лошадей, и вековые традиции серьезно мешали проникновению новых веяний. Хотя полковая система организации войск имела целый ряд преимуществ, в то же время она лишала армию гибкости. Кроме того, в части попадало все больше солдат территориальных войск, из которых многие с недоверием относились к солдатам регулярной армии. Такая ситуация могла приводить к отказам следовать приказаниям штабов и игнорированию их работы.

Однако, как только Тобрук оказался в осаде, эти недостатки оказались нивелированы совместными действиями австралийских и британских военнослужащих. Боевой дух позволил им наладить тесный контакт между родами войск в ходе проведения локальных операций небольшими силами, которые были характерны для этой осады. Мастерские действия флота и умелое использование такого незаслуженно забытого вооружения как зенитные орудия, позволили снизить активность бомбардировщиков Люфтваффе. Для выполнения этой задачи Королевская артиллерия имела превосходные шведские 40-мм легкие зенитные орудия Bofors, а также трофейные итальянские 20-мм Breda. Она также обладала и так называемым британским эквивалентом 88-мм зениток - 3,7-дюй-мовым зенитным орудием. Впрочем, его применение подвергалось критике, да и количество таких орудий в британской армии было незначительным. Может возникнуть впечатление, что в британской армии должным образом не понимали саму природу танковой войны. Потребовалось много времени, чтобы осознать, что основные потери танкам наносят артиллерийские орудия, а не танки противника. Кроме того, эффективное использование 3,7-дюй-мовых орудий против танков требовало проведения серьезной переподготовки личного состава. Чтобы получить необходимый тактический опыт, британским войскам требовалось время, притом что немцы отточили свои навыки во время кампаний в Польше и Франции.

Но в марте 1941 года в дефиците были не только 3,7-дюймовки. После отправки 58 ООО солдат (вместе с их вооружением и техникой) в Грецию британские войска, защищавшие Киренаику, нуждались буквально во всем. Не было даже штаба
корпуса, который бы осуществлял руководство дивизиями - 2-й бронетанковой и 9-й австралийской. Они теперь находились в подчинении штаба Нима, хотя тот испытывал недостаток и в личном составе, и в средствах связи, необходимых для удаленного руководства мобильными операциями. Основу системы связи Командования в Киренаике составляли довоенные итальянские телефонные линии, обслуживанием которых занимались пленные итальянские специалисты и арабы. Имевшиеся средства связи полностью не соответствовали требованиям. Оставшиеся в Киренаике соединения также были ослаблены и плохо вооружены. Выпускавшийся в Южной Африке бронеавтомобиль Marmon-Herrington, как и легкий танк Vickers, был вооружен лишь пулеметом и безнадежно уступал немецкими бронемашинам. Крейсерские танки не шли ни в какое сравнение с PzKw III и PzKw IV, а 2-я бронетанковая дивизия имела в своем составе лишь одну бронетанковую бригаду неполного состава. Часть подразделений поддержки была отправлена в Грецию в составе бронетанковой бригадной группы, и теперь они включали в себя автомобильный батальон, полевой артиллерийский полк, противотанковую батарею и пулеметную роту. Войска поддержки испытывали нехватку транспорта, личного состава и запчастей, и было ясно, что они не выдержат сколь-либо серьезных боев.

Две бригады 9-й австралийской дивизии были отправлены в Грецию, а на их место прибыли гораздо хуже вооружен-
ные бригады из состава 7-й австралийской дивизии. Дивизия не располагала разведывательным полком, штаб не был полностью укомплектован, ощущалась нехватка ручных пулеметов Bren, противотанковых орудий и средств связи, в то время как дивизионная артиллерия все еще находилась в Палестине. Только пять из ее восьми батальонов (один был недоукомплектован) имели собственный (штатный) транспорт, и только одна из бригад - тыловой (вспомогательный). Прибывшая 29 марта индийская автомобильная бригада состояла из кавалерийских полков, пересаженных на грузовики, но и им катастрофически не хватало бронеавтомобилей всех типов, артиллерии или противотанковых орудий.


Предполагалось, что напряженная ситуация с наземным транспортом улучшится после создания базы в Бенгази, но уже 4 февраля самолеты X немецкого авиакорпуса начали бомбить Тобрукскую гавань, и обнаружилось, что в британских войсках не хватает зенитных орудий, и они не могли теперь обеспечить должную защиту города с воздуха. 23 февраля попытавшийся добраться до Бенгази английский монитор Terror был потоплен самолетами Люфтваффе.Отсутствие достаточного количества транспортных средств могло иметь серьезные тактические последствия. Несмотря на создание магазинов в Барке и полевой базы снабжения в Эль-Магруне, не было транспорта ни для того, чтобы отправить снаряжение в войска, ни для того, чтобы вывезти грузы, захваченные уитальянцев.