Танковая война в Африке



И 8-я армия, и Африканский корпус, занимавшие позиции под Эль-Аламейном, были прекрасно подготовлены к суровым условиям войны в пустыне.К концу июня 1942 года, когда 8-я армия отходила в Египет, преследуемая по пятам войсками Роммеля, части Окинлека также оказались в тяжелом положении. Армия, созданная для нанесения решительного удара и вытеснения Роммеля из Африки, неудачно действовала в сражении при Газале. Однако ни бой при Газале, ни последующие локальные столкновения не привели к паническому бегству британских войск. Окинлек возглавлял по-прежнему боеспособную армию, хотя значительная ее часть была разбросана по пустыне и дезорганизована.

Британские войска

В начале 1942 года из состава 8-й армии на Дальний Восток был отправлен ряд контингентов, и восстановление ее сил путем переброски подкреплений и техники из Великобритании заняло довольно много времени. Несмотря на то, что большая часть новых подразделений была разгромлена при Газале, 8-я армия все еще оставалась серьезной силой. В составе армии Окинлека во время Первого сражения при Эль-Аламейне действовали смешанные пехотные и бронетанковые части как из самой Великобритании, так и из доминионов. Некоторые их этих подразделений, например, такие как 7-я бронетанковая дивизия «Пустынные крысы», имели значительный опыт боевых действий в Северной Африке и прекрасно показали себя во многих операциях. Но были и такие, которые оказались в этом регионе впервые. Крупные контингенты прибыли из стран Британского содружества, в том числе из Новой Зеландии, Австралии, Южной Африки и Индии. Эти части имели хорошую репутацию и как ударные, и как упорные в обороне.

В конце июня 1942 года в состав 8-й армии входили три корпуса-X, XIII и XXX. Однако X корпус прибыл из Сирии лишь 21 июня-слишком поздно, чтобы его можно было использовать для отражения немецкого наступления. Во время Первого сражения при Эль-Аламейне он оставался в дельте Нила. Прибыв в Египет, Монтгомери решил на его базе развернуть мобильный бронетанковый корпус, наподобие немецкого Африканского корпуса.

Подкрепления

Подкрепления для английских частей продолжали прибывать в Северную Африку, и практически все подразделения в целом сохраняли свою штатную численность. Несколько сложнее дело обстояло с восполнением потерь частей из доминионов, поскольку подкрепления к ним должны были присылаться непосредственно из мест их формирования. В составе британской армии также действовали контингенты, в которые входили представители других европейских стран. 1-я греческая бригада использовалась для несения гарнизонной службы на оборонительных линиях. 1-я и 2-я бригады «Свободной Франции» во время заключительного этапа сражения при Эль-Аламейне наносили вспомогательный удар в районе впадины Катгара.

И английские дивизии, и дивизии доминионов имели сходную структуру. Пехотные дивизии включали в себя три пехотные бригады, каждая из которых состояла из трех стрелковых и пулеметного батальонов. Кроме того в каждую пехотную дивизию входили разведывательный (кавалерийский) полк, три полевых артиллерийских полка и полк противотанковой артиллерии. Бронетанковая дивизия включала в себя одну бронетанковую и одну механизированную бригады, а также два полевых и один противотанковый артиллерийские полки. Кавдая бронетанковая бригада состояла из трех бронетанковых полков и одного автомобильного батальона. До Первого сражения при Эль-Аламейне артиллерия была распределена между бригадами. Однако Окинлек приказал сконцентрировать всю артиллерию под непосредственным командованием дивизионных штабов.

Вооружение и бронетехника британской армии

С точки зрения боевой подготовки личного состава и материально-технического обеспечения 8-я армия ни в чем не уступала противнику, однако по качеству вооружения и техники немцы превосходили британцев. Одной из главных проблем британских танков были их конструктивные недостатки, из-за которых они становились легкой добычей для танков противника. Основу британских танковых частей в пустыне составляли Crusader и Valentine. Обе модели имели на вооружении маломощные 2-фунтовые (40-мм) орудия. Кроме того Crusader обладали еще и серьезными механическими недостатками. Ситуация несколько улучшилась после того, как стали поставляться американские танки Grant, которые почти на равных могли противостоять немецким танкам.

Как раз перед заключительным сражением при Эль-Аламейне в британские войска начали поступать американские танки Sherman, на башне которых устанавливалось 75-мм орудие. Они развивали достаточно высокую скорость и обладали хорошей маневренностью. Теперь в британских войсках наконец появился танк, вполне соответствовавший технике, состоявшей на вооружении танковых частей Африканского корпуса.

Одним из самых серьезных преимуществ 8-й армии было наличие поддержки Воздушных пустынных сил (Desert Air Force), использовавших взлетно-посадочные полосы, расположенные в непосредственной близости к линии фронта. Во время первых сражений в Ливии немецкие Люфтваффе и итальянские Королевские ВВС господствовали в воздухе, но чем дальше войска «оси»продвигались в Египет, тем слабее становилась поддержка их ВВС из-за значительного увеличения расстояния до линии фронта. Через некоторое время Воздушные пустынные силы добились также и численного преимущества. К моменту сражения при Эль-Аламейне они практически полностью контролировали воздушное пространство.

Танковая армия «Африка»

В состав танковой армии «Африка» входили не только германские части, однако командование ею осуществляли немцы, единолично решавшие все стратегические и тактические вопросы. Главной ударной силой армии был немецкий Африканский корпус (Deutsches Afrika Korps; DAK) с 15-й и 21-й танковыми дивизиями, на вооружении которых находились танки PzKw III и PzKw IV. Танковые части поддерживали 90-я и 1б4-я африканские легкие дивизии. Это были прекрасно подготовленные, дисциплинированные и мобильные войска. В Первом сражении при Эль-Аламейне участвовали две итальянские бронетанковые дивизии«Ариете» и «Литгорио». Хотя они имели на вооружении устаревшие танки, Роммель считал их вполне подходящими для использования в мобильных операциях. Также немцам трудно было бы обойтись без итальянских пехотных дивизий, часто становившихся объектом критических высказываний. Дивизии «Тренто», «Сабрата», «Болонья», «Брешиа» и «Павия», сведенные в X и XXI корпуса, при определенных обстоятельствах вполне могли вести достаточно эффективные боевые действия. Зачастую, как отмечают исследователи, они использовались в качестве «пушечного мяса», принимая на себя первый
удар противника. Циничное задействование итальянских частей для выполнения подобного рода задач огорчало их командиров, а также подрывало моральных дух личного состава.

Итальянская армия испытывала серьезные проблемы с вооружением. Ее танки-М13/40 и М14/41-были самыми слабыми в Северной Африке, а итальянское противотанковое орудие 47/32 М35 имело пробивающую способность даже меньшую, чем у 2-фунтовой британской пушки. Немцы же располагали двумя видами вооружения, которым не было аналогов на поле боя-танк PzKw IV и 88-мм орудие. 88-мм орудие изначально разрабатывалось как зенитное, но использовалось в качестве
противотанкового и наносило большие опустошения в рядах противника.

Также войскам Роммеля приходилось много сил тратить на организацию снабжения. Доставка транспортных средств, подкреплений, боеприпасов и горючего была их самой серьезной проблемой. Все грузы перевозились морем, и кораблям постоянно угрожали патрулировавшие маршруты британские ВМС и ВВС, базировавшиеся на Мальте и в Египте. В июле 1942 года Роммель получил всего 20% от необходимых поставок, а в августе его армия израсходовала в два раза больше горючего и боеприпасов, чем получила. Запасов практически не оставалось, и нехватка горючего существенно повлияла на ход боев летом 1942 года. После ряда поражений британское командование решило сорвать немецкое наступление между морем и прибрежными дюнами.Позиции у Эль-Аламейна, к которым отступила 8-я армия, могли только считаться оборонительными. Сильных полевых укреплений здесь не было, а их главные узлы опирались прежде всего на местный ландшафт.

Оборонительная линия тянулась на 65 км по горным хребтам через пустыню и простиралась от средиземноморского побережья до впадины Кат-тара-огромной безводной территории с дюнами, которая была абсолютно непроходима для танков. Ее положение полностью исключало охват позиций с фланга. Роммель должен был прорываться через британские линии с системой опорных пунктов, размещенных на высотах. Самым крупным и хорошо укрепленным из них являлся укрепрайон, известный как Alamein Box (Аламейнский район) и оборудованный вокруг железнодорожной станции Эль-Аламейна.
План Роммеля

После взятия Тобрука Роммель планировал в течение шести недель дать своим войскам отдохнуть, а также пополнить запасы горючего и боеприпасов. Однако 28 июня он получил приказ начать наступление на Каир, Александрию и Суэцкий канал. Ему предписывалось без остановки преодолеть оборонительные позиции у Эль-Аламейна, несмотря на то, что его солдаты были утомлены боями, а его линии снабжения работали на пределе.Тем не менее, Роммель быстро спланировал наступление на позиции у Эль-Аламейна. Он собирался провести несколько одновременных атак на британские позиции. На севере 90-й легкой дивизии предстояло обойти Аламейнский район и атаковать его с тыла. В это время XXI итальянский корпус должен был начать лобовую атаку. На юге две танковые дивизии готовились нанести удар по противнику в районе хребта Рувейсат. XX итальянскому корпусу надлежало следовать за танковыми дивизиями, а затем переместиться дальше на юг, чтобы атаковать позиции у Баб-эль-Катгары.
Начало сражения

На рассвете 1 июля Роммель отдал приказ о начале наступления. 90-я легкая дивизия устремилась на британские позиции, но на подходе к Аламейнскому району попала в песчаную бурю. До полудня им так и не удалось перестроиться и возобновить атаку. Южнее танковые дивизии действовали несколько успешнее. Они обнаружили, что позиции у Дейр-эль-Шейна находятся значительно западнее, чем предполагалось, и занимала их 18-я индийская бригада. Танковые части оказались под сильным огнем артиллерии. Только к 19:00 они взяли Дейр-эль-Шейн, потеряв в этом бою 18 из своих 55 танков, которыми так дорожило командование. Тем временем на севере 90-я легкая дивизия попала под огонь артиллерии 1-й южноафриканской дивизии и была вынуждена начать окапываться. Итальянцы, атаковавшие в лоб Аламейнский район, также потерпели неудачу.

К концу первого дня боев Окинлек сорвал попытки Роммеля прорвать позиции под Эль-Аламейном. Затем он отдал приказ XXX корпусу генерал-лейтенанта Норри сдерживать наступление Роммеля, а XIII корпусу генерал-лейтенанта Готга атаковать своими бронетанковыми подразделениями противника во фланг. Также он эвакуировал Баб-эль-Катгар, чтобы сделать свою оборону более плотной.

Атака и контратака

На следующий день 90-я легкая дивизия вновь оказалась не в состоянии провести маневр, столкнувшись с сильным огнем британской артиллерии. Роммель приказал перебросить часть сил с южного фланга на север, чтобы оказать помощь дивизии в наступлении на восток вдоль побережья, а танковые части получили предписание атаковать хребет Рувейсат.

И вновь наступавшие немецкие войска были контратакованы Готтом. В районе хребта Рувейсат разгорелось ожесточенное танковое сражение, продолжавшееся до сумерек-Ни одной из сторон не "удалось добиться решительного преимущества. Измотанные войска Роммеля слишком ослабли и не могли отбросить части Окинлека, а британцы оказались слишком дезорганизованы, чтобы полностью ликвидировать опасность.
3 июля немецкие войска сосредоточили основные усилия на участке к югу от хребта Рувейсат. Рано утром наступавший Африканский корпус столкнулся с британской бронетехникой, и последовавший за этим 90-минутный бой полностью измотал и без того уставшие немецкие части. Южнее XIII британский корпус успешно атаковал итальянскую дивизию «Ариете», которая двигалась вдоль фронта. Артиллерийская перестрелка завершилась атакой новозеландской дивизии. Третий день сражения ознаменовался лишь небольшими продвижениями обеих сторон на разных участках, что в принципе свидетельствовало скорее об успехе британских войск Измотанные части Роммеля достигли предела своих возможностей, и о скором вступлении в Каир теперь можно было забыть.Роммель приказал войскам оборудовать минные поля и начать окапываться.

Британские войска идут вперед

Приказав своей армии окапываться, Роммель направил несколько танковых отрядов, чтобы разведать слабые места в британских позициях. Он считал, что войска противника находятся на пороге полного краха, и, хотя его солдаты очень устали, а снабжение было нарушено, хватит еще одного усилия, чтобы британская оборона рухнула. Окинлек, в свою очередь, приказал XIII корпусу переместиться на северо-запад от Дейр-эль-Шейн и создать угрозу тылам противника.4 июля британские войска контратаковали, однако их бронетанковые бригады были практически сразу же остановлены немецким противотанковым заслоном. На следующий день удалось лишь незначительно продвинуться вперед. Роммель счел перемещение войск на юге простым выравниванием линии фронта. Учитывая данные, полученные разведкой, Окинлек решил провести наступление на северном участке из Аламейнского района. Он приказал генерал-лейтенанту У.Х. Рэмсдену, новому командиру XXX корпуса, взять Тель-эль-Эйсу и Тель-эль-Мах-Хад, которые удерживались итальянцами. В результате во фронте образовался бы выступ, и возникла угроза прибрежной дороге, где находились войска Роммеля.

10 июля 9-я австралийская и 1-я южноафриканская дивизии двинулись вперед под прикрытием мощного огневого вала. Итальянцы оказались захвачены врасплох. В 10:00 южноафриканцы уже были в Тель-эль-Мах-Хаде, а австралийцы-в Тель-эль-Эйсе.Роммель приказал восстановить положение, и в течение четырех следующих дней его войска безуспешно пытались выбить австралийцев из Тель-эль-Эйсы. Роммелю удалось остановить наступление британских войск, но исполнение собственных планов ему пришлось отложить.

Хребет Рувейсат

В ночь 14 июля Окинлек начал новое наступление вдоль хребта Рувейсат, стремясь нанести удар в центр противника. К концу дня 15 июля большая часть хребта была в руках 8-й армии. 1-я бронетанковая дивизия разворачивалась за передовыми частями, готовясь ринуться в образовавшийся разрыв.
Сначала Роммель посчитал это наступление всего лишь локальной контратакой, однако вскоре понял, что происходит нечто намного более серьезное. Разведывательные части его танковых дивизий атаковали новозеландцев, выбив их с западной оконечности хребта. После этого темп немецкого наступления снизился, однако вскоре немецкие войска атаковали части уже 1-й бронетанковой дивизии.

В течение следующих двух дней обе стороны предприняли ряд попыток захватить новые позиции и прорвать оборону. 22 июля 5-я индийская дивизия атаковала вдоль хребта Рувейсат, а новозеландская дивизия-в направлении на впадину Эль-Мрейр. Обе части сначала достигли поставленных целей, но затем были выбиты 5-м и 8-м танковыми полками. Когда британские бронетанковые подразделения вступили в бой с немцами, они несли очень тяжелые потери и лишились 132 танков-главным образом устаревших легких Crusader. Немцы при этом потеряли всего три танка.Окинлек все еще надеялся прорвать позиции Роммеля. Он снова сосредоточил основные силы армии на прибрежном участке фронта и 26 июля предпринял попытку захватить восточную оконечность хребта Митей-рия. Однако все атаки пехоты были отбиты прежде, чем им на помощь успели подойти бронетанковые части. На следующий день неудавшаяся операция была свернута.

После этого Окинлек перешел к обороне. Он приказал своим командирам закрепиться на занимаемых позициях, дать своим войскам отдохнуть, а также провести их реорганизацию. Роммель также решил не возобновлять атаки до того, как его войска отдохнут. Первое сражение при Эль-Аламейне закончилось. Британские войска остановили Роммеля и вырвали инициативу из рук противника. Теперь командование 8-й армией пришло к выводу, что Роммель может быть разгромлен.